Высокий уровень надежности. Применение гидрошпонок в строительстве


19.10.2020 15:10

Сегмент производства гидроизоляционных материалов достаточно разнообразен. Сфера их применения также очень широкая. Для гидроизоляции деформационных и рабочих швов различных конструкций часто применяется гидрошпонка. Данный материал востребован в строительстве, но специалисты считают, что весь его потенциал еще не раскрыт.

Гидрошпонка — это профилированное длинномерное изделие (лента), изготовленное способом экструдирования на специализированном оборудовании. Также ее называют гидропрокладкой. Первые прототипы гидрошпонки появились еще в середине прошлого века. Но технология ее производства постоянно совершенствовалась. В настоящее время выпускается множество видов гидрошпонок, область их применения постоянно расширяется.

Качественная защита

Применение гидрошпонок в строительстве носит довольно распространенный характер, отмечает технический руководитель отдела «Инженерная гидроизоляция» СБЕ «Полимерные мембраны и PIR» Корпорации ТЕХНОНИКОЛЬ Алексей Цыбенко. По технологии, в большинстве случаев в конструкциях монолитных фундаментов из железобетона, необходимо предусматривать деформационные швы для компенсации возможных деформаций сооружения. Поэтому эксплуатация таких фундаментов нуждается в надежной герметизации швов от воздействия грунтовой воды, т.к. ее попадание внутрь подземных помещений делает их непригодными для эксплуатации. Типичными объектами для применения гидрошпонок являются заглубленные фундаменты из монолитного железобетона, а также разнообразные сооружения транспортного и гидротехнического назначения - такие как тоннели, подпорные стены и плотины.

«Основное преимущество применения гидрошпонок для швов в бетонных конструкциях – это высокий уровень надежности такой герметизации, особенно в сравнении с устаревшими методами. Изделия обладают уникальными характеристиками для данной области применения, они очень прочные, эластичные, химически стойкие и прекрасно замоноличиваются в бетон с образованием прочного соединения», - подчеркивает Алексей Цыбенко.

Генеральный директор компании «ВЕМАТ» Николай Чугунов добавляет, что гидрошпонка идеально подходит и для гидроизоляции рабочих (холодных) швов. В большинстве случаев, в соответствии с технологией производства работ при возведении монолитных заглубленных частей зданий большой протяжённости в процессе заливки бетона делают перерывы в бетонировании. В результате этого в конструкции появляются технологические рабочие швы бетонирования, которые являются плоскостью стыка между затвердевшим и свежеуложенным бетоном. Они потенциально становятся слабым местом для проникновения грунтовых вод под воздействием гидростатического давления в тело строительной конструкции. В последнее время для обеспечения гидроизоляции швов в строительстве широкое применение получили именно гидрошпонки.

Исходя из поставленных задач

Значительная часть гидрошпонок производится из поливинилхлорида (ПВХ). Гидроизоляционные изделия из него наиболее универсальны по области применения. Прекрасно выдерживают перепады температур, устойчивы к химической агрессии. Также гидрошпошки делают из полиэтилена и других материалов. Все данные виды изделий имеют свои характеристики и область применения.

В частности, рассказывает генеральный директор ООО «Спецпроект Инжиниринг» Джанбулат Гасанов, на рынке также присутствуют металлические гидрошпонки, металлические совместно с ПВХ, металлические обработанные битумной мастикой. Исходя из поставленных задач, можно сориентироваться, на какой вид изделия сделать упор. «Металлические гидрошпонки проще всего устанавливать. При этом, короткие, длиной до 2 метров использовать не стоит, так как будет много соединений, а значит и возрастет риск протечки. Чем длиннее гидрошпонка, тем лучше», - поясняет он.

В целом, добавляет Джанбулат Гасанов, сейчас на рынке появляются ранее не предусматриваемые вторичные или дополнительные устройства гидрошпонок. В том числе, такие как системы инъекционных шлангов, а также другие виды гидроизоляционных материалов данного сегмента.

По словам Алексея Цыбенко, совсем недавно в производственном ассортименте компании «Технониколь» появилась специальная гидрошпонка для герметизации холодных швов бетонирования. Шпонка разработана именно для установки в холодных швах «пол-стена», оснащена специальным полимерным профилем, который набухает при контакте с водой и дополнительно герметизирует холодный шов. Геометрические размеры такой шпонки позволяют без труда разместить ее на верхнем ряду арматуры фундаментной плиты. «Также одним из последних наших продуктов для герметизации рабочих швов в монолитных конструкциях является набухающий полимерный профиль. Его применяют при новом строительстве: фундаментов, подземных парковок, тоннелей, коллекторов, дамб и пр. Набухающий полимерный профиль обеспечивает герметизацию швов путем их уплотнения за счет увеличения собственного объёма (набухания) при контакте с водой»,- отмечает специалист.

Ставка на экономию

Эксперты подчеркивают, что применение гидрошпонок экономически выгодно. Как гидроизоляционный материал они достаточно недорогие. Значительная доля  исходного сырья российского производства, а значит, на производстве изделия почти не отражается рост курса иностранных валют. Использование гидрошпонок в строительстве позволяет продлить сроки эксплуатации объектов и сооружений, тем самым минимизировав расходы на ремонт.

«Гидрошпонка - это действительно отличная возможность для заказчиков проектов, как для государственных, так и частных экономить значительные денежные средства. Правда, расстояние между ними и производителями данных гидроизоляционных материалов большое. Очень сложно донести идею, что надо именно сейчас потратить достаточное количество средств и именно в таком размере для того, чтобы потом не потратить в несколько раз больше, но уже на ремонт. Не будем лукавить, расширяя взаимодействие с проектом по части гидрошпонок, мы сами в этом заинтересованы в финансовом плане. Заказчик в таком случае тратит больше денег на нас, но не так много, и при этом сокращает расходы на продукцию смежных производителей других систем гидроизоляции, а также лишает заработка подрядных ремонтных организаций»,- подчеркивает Николай Чугунов.

По мнению Джанбулата Гасанова,  возобновление замороженных строительств больших гидротехнических сооружений и других аналогичных сложных объектов значительно повысило бы спрос на гидрошпонку. «В 90-х годах прошлого века очень многие из них были законсервированы, если бы начали возобновлять строительство в данной сфере, существенно выросла бы и потребность в наших изделиях. Кроме того, - полагает он, - хорошо было бы, если бы в госзакупках и гостендерах изменили условия и сроки оплаты с трёх месяцев отсрочки на момент поставки продукта и материала. Данное решение органов власти положительно отразилось бы на нашем рынке».


ИСТОЧНИК ФОТО: gydrodom.ru/


Игра без границ: каким должен быть плейхаб в современном ЖК


07.10.2020 16:16

Создание общественных пространств и комфортной среды – один из главных урбанистических трендов последних лет, затронувший в том числе сферу жилищного строительства. Вслед за популярными городскими плейхабами, давшими толчок к обновлению и развитию старых районов, общественные пространства новостроек в отдельных локациях взяли социально-культурные функции на себя. О том,  какой должна быть общественная зона жилого комплекса, чтобы действительно стать центром притяжения для горожан, рассказывают застройщики.


Плейхаб (англ. play hub – игровой центр) достаточно новое явление в российском градостроительстве, представляющее собой большое игровое пространство, предназначенное для длительного активного отдыха всей семьей. Первые плейхабы появились в Петербурге на территории крупных парков и общественных пространств, таких как «Новая Голландия», «Мега-Парк», реконструированная территория на набережной реки Карповки. Сегодня игровые и многофункциональные зоны становятся обязательной частью жилых проектов и важным конкурентным преимуществом, а в отдельных случаях – достопримечательностью новых жилых районов.

Безопасно

У каждого ребенка должно быть место для свободной игры, считают современные психологи, и таким пространством точно не могут быть придомовые территории без зелени и заставленные машинами. Семьи с детьми – основная или преобладающая часть целевой аудитории компаний-застройщиков, поэтому девелоперы, разделяющие современные взгляды на воспитание, все чаще реализуют в своих проектах концепцию закрытых дворов, свободных от машин, авторское ландшафтное оформление и озеленение. Чем выше класс недвижимости, тем более тщательно продумана внутренняя инфраструктура комплекса, но, к счастью, определенные тренды благоустройства постепенно становятся нормой. Так, по словам Андрея Лопатина, директора управления проектами Glorax Development во всех жилых комплексах компании строятся дворы без машин и всю территорию рядом с домами занимают зоны для отдыха, игр и спорта.

Безопасность как главный критерий при организации придомового пространства реализуется в новых ЖК не только в концепции дворов, закрытых от машин и посторонних, но и в выборе оборудования для игровых и спортивных площадок. Чаще всего, это конструкции, сделанные из натурального дерева, прочного пластика, с мягким и не травмирующим покрытием. «В нашем флагманском проекте «Английская миля» и практически на всех других объектах устанавливается оборудование Kompan – производителя, известного во всем мире, который дает пожизненную гарантию на многие элементы оборудования», – рассказывает Андрей Лопатин.    

Зоны по интересам

Как объясняет эксперт, выбор оборудования определяется конфигурацией двора и возможностью разместить там все необходимые малые архитектурные формы. При этом застройщики стремятся оснащать игровые зоны оборудованием для разных возрастных групп детей. «Когда все детские площадки зонированы по возрасту, это способствует снижению общего уровня шума, а значит, позволяет сделать проживание новоселов более комфортным, – считает Анзор Берсиров, руководитель проектов комплексного освоения территории компании «Строительный трест». – Разнообразие детских площадок во дворах большого комплекса стимулирует дополнительную социализацию юных жильцов. Ребята, проживающие в соседних дворах, могут ходить друг к другу в гости и проводить время на площадках с разным функциональным наполнением».

Как правило, игровые зоны делятся на три возрастные категории: для малышей и детей дошкольного возраста (с каруселями, качелями, песочницами, домиками, маленькими горками), для ребят 7-12 лет (с паутинками, горками, лестницами), для подростков (спортплощадки или зоны воркаут с турниками, брусьями, тренажерами, столами для пинг-понга).

Территория радости

Многообразие детской инфраструктуры зависит от размера территории застройки. В крупных проектах комплексного освоения с грамотно продуманной внутренней социальной составляющей игровые площадки и зоны отдыха становятся настоящим плейхабом и центром притяжения жителей не только данного ЖК, но и всего микрорайона или поселка в целом. Характерной чертой таких мест являются наличие высотных доминант, сочетающих ценность арт-объекта и функциональность игровой конструкции, организованных дорожек, входов и выходов. Со временем плейхабы обрастают своей собственной инфраструктурой, и вокруг детских парков открываются, кафе, детские клубы и магазины, пункты проката инвентаря и т.д.

Доминантой игровых зон жилого квартала NEWПИТЕР, который возводится в городском поселке Новоселье, стала площадка в виде деревянной пирамиды с 8-ми метровыми закрытыми горками из нержавеющей стали. Достопримечательность дополняют другие интересные элементы: полосы препятствий из натуральных бревен, тарзанки, качели-гнезда. «В данном проекте мы также делаем акцент на развитии общественного пространства – бульвара Белых Ночей, – отмечает Анзор Берсиров.Это пешеходная артерия с велодорожкой для жителей всех возрастов, соединяющая все социальные и спортивные объекты в квартале». На бульваре уже функционируют  футбольная площадка с искусственным покрытием, воркаут-зона, выполнено благоустройство. На следующем этапе развития общественной зоны застройщик планирует открытие уникальной для Северо-Запада большой детской площадки для детей дошкольного и школьного возраста.

Хороший пример для Ленобласти

К сожалению, по темпам развития детской и социальной инфраструктуры новые жилые проекты Ленинградской области часто заметно уступают городским. Но среди объектов на границе Петербурга и области есть несколько интересных проектов. Один из них -   жилой район «Новое Горелово» от компании «ЛенРусСтрой».

Инфраструктура в Новом Горелово возводится параллельно со строительством жилых домов, и совсем скоро район станет полностью самодостаточным. Уже работает первый детский сад, строятся две большие современные школы на 550 и 640 мест и еще один детский садик. Первая школа примет учеников уже в следующем году.

Особого внимания, безусловно, заслуживают уникальные общественные пространства жилого района, которые уже открыты и получают многочисленные позитивные отклики от жителей.

«Мы постоянно учимся, «подсматриваем» интересные наработки наших коллег, разрабатываем собственные «фишки» и внедряем в нашем районе самое интересное из того, что мы увидели и придумали. Каждый клиент заслуживает того, чтобы получить за свои деньги больше, чем просто хорошо построенный дом. Мы сами живем в наших домах и хотим, чтобы наш район, наши дворы, наш бульвар, наш плей-хаб стали идеальными местами для отдыха и общения.  Для этого важны детали, которые делают нас всех немного счастливее: от крючков для рюкзаков и подстаканников на детской площадке до деревянных скамеек с навесами на нашем бульваре. У нас в районе есть зоны для активного и спокойного отдыха, места для уединения, зоны для разных возрастов, чтобы пожилым людям не мешала молодежь, а дети разного возраста не ссорились друг с другом. Маленьким жителям должно быть в районе интересно и безопасно. Дети постарше могут выплеснуть свою энергию на аттракционах и в игровых зонах, а подростки могут заняться спортом на тренажерах и покататься на велосипеде.  Место есть для всех», – рассказывает Максим Жабин, заместитель генерального директора строительной корпорации «ЛенРусСтрой».

Компания создает нестандартные зоны отдыха, придумывает их и прорабатывает. Даже детские площадки заказывали по собственным индивидуальным проектам и привезли от изготовителя из Череповца. Детское и спортивное оборудование сделано из натуральных экологически чистых материалов в скандинавском стиле.

Компания не ограничивается только обустройством детских площадок во дворах, а создает места для досуга жителей комплексно во всем нашем жилом районе. Одна из достопримечательностей жилого района «Нового Горелово» – большой плей-хаб. Здесь разместились многофункциональные игровые, спортивные и релаксационные зоны предназначены для отдыха жителей самого разного возраста: качели, песочницы и домики – для малышей, горки, лабиринты и турники для жильцов дошкольного возраста, теннисные столы, батут, тренажеры для подростков и взрослых, скамейки и зоны для уединения. Внутри плейхаба много зелени, а вокруг оборудованы дорожки для велопрогулок и пробежек.

«4,5 га счастья» – так называют этот «остров» для отдыха в самом «ЛенРусСтрое» . Но плей-хаб – не единственный центр сосредоточения социальной жизни в районе. В самом центре района на 12 тысяч человек создана зона променада – полноценное общественное пространство протяженностью в полкилометра с большим количеством зелени, малых архитектурных форм и многоуровневой подсветкой. Этот широкий бульвар в самом центре района с ухоженными газонами, скамейками, детскими аттракционами станет местом проведения праздников и мероприятий. Традиция совместных праздников района уже заложена: в сентябре здесь состоялся первый детский праздник в честь Дня знаний и начала нового учебного года.

В инфраструктуре района также отведено место под строительство спортивного сооружения и культурно-досугового центра. Участки под стадион и клуб компания передала местному муниципалитету около гола назад.  Планируется, что здесь откроются кружки и секции для творческого и спортивного развития детей.


ИСТОЧНИК ФОТО: https://www.vegagroupp.ru


Редевелопмент как преодоление


05.10.2020 07:09

Редевелопмент бывших промзон Санкт-Петербурга остается одним из главных направлений развития жилищного строительства. Однако дело, помимо прочего, имеющее важное социальное значение, по словам экспертов, сталкивается с серьезными проблемами. Впрочем, некоторые из них застройщики даже могут обратить себе на пользу.


Генеральный директор корпорации «Мегалит» Александр Брега отмечает, что в Петербурге в рамках «серого пояса» сконцентрирован большой запас качественных территорий. «Они сегодня потеряли свои функции промышленных кластеров, но пока не приобрели новых. Переосмысление функций в этом случае просто необходимо. Иначе такие малообитаемые зоны становятся со временем все более маргинализированными», — уверен он.

Перспектива на годы

В Северной столице огромный массив бывших промзон, которые в будущем могут быть преобразованы под новую застройку. «Потенциальный объем жилищного строительства на бывших промышленных территориях может составить более чем 10 млн кв. м. Этого хватит более чем на десять лет при среднем поглощении 1–1,2 млн кв. м в год (текущий объем спроса на проекты редевелопмента)», — рассказывает руководитель Консалтингового центра «Петербургская Недвижимость» Ольга Трошева.

Компания Peterland в 2018 году провела исследование потенциала жилищного строительства на землях бывших промзон. При этом учитывались все градостроительные нормы и регламенты, действующие в настоящее время, — ограничения по высоте, необходимость создания социальных объектов, озеленения, инженерной инфраструктуры и прочее. «Приняв во внимание все эти факторы, мы подсчитали, что потенциальный объем жилой застройки на территории бывших промзон может составить примерно 14 млн кв. м. В ценах, актуальных для рынка новостроек на тот момент, возможно возведение жилья на 1,6 трлн рублей. Сейчас цифры несколько изменились, но не сильно», — говорит генеральный директор Peterland Юрий Зарецкий.

Привлекательность значительной части этих территорий для застройщиков имеет немало причин, считает директор по продажам компании «Строительный трест» Сергей Степанов. «Территории "серого пояса" в Петербурге выгодно отличаются близостью к историческому центру, обладая при этом хорошей транспортной доступностью и, нередко, видовыми характеристиками. Поэтому большая часть объектов редевелопмента — это комплексы бизнес-класса», — отмечает он.

Между тем наиболее «лакомые» территории уже освоены. «Всего в Петербурге в бывших промзонах, предназначенных к градостроительному преобразованию, расположено около 4,2 тыс. га. К концу 2019 года в процесс преобразования было вовлечено 1,13 тыс. га, то есть уже свыше четверти этих территорий. Если при этом учесть, что достаточно много промышленных земель имеют низкую инвестиционную привлекательность, и говорить о территориях, интересных для застройщиков, то редевелопментом охвачено уже порядка половины таких площадей», — рассказывает Юрий Зарецкий.

Соответственно, что дальше, тем проблемнее будут участки, вовлекаемые в редевелопмент, и тем больше сложностей придется преодолевать застройщикам.

Специфика процесса

По оценке экспертов, помимо обычных сложностей, характерных для строительного процесса, редевелопмент имеет ряд специфических сложностей, влияющих как на временные, так и на финансовые затраты. Так, по словам Сергея Степанова, еще до начала строительства необходимо провести дополнительные изыскания и экспертизы, проработать документацию проекта, внести изменения в Генплан — поменять назначение земельного участка.

Александр Брега обращает внимание на проблему урегулирования вопросов с приобретением земли у многочисленных собственников. «Обычно промзоны, в особенности те, что расположены в перспективных локациях, разделены на отдельные участки с различными владельцами. Получается своего рода "коммунальная квартира". Если хочешь ее выкупить для ремонта, то договариваться нужно со всеми "жильцами", и часто попадается тот, кто начинает выдвигать невыполнимые условия даже, если его "комната" самая маленькая», — говорит он. Эксперт добавляет, что для упрощения решения этого вопроса с участием государства должны быть созданы понятные механизмы получения таких участков.  

Кроме того, как отмечает директор по развитию ЮИТ в Петербурге Анна Смольная, на проект будут оказывать влияние особенности промышленного прошлого. «Скорее всего, потребуется рекультивация (вывоз земли, зараженной опасными отходами) и сложный снос (на многих предприятиях есть большие сооружения, в том числе подземные, испытательные бассейны и пр.). Также зачастую на бывших промышленных площадках располагаются бомбоубежища, которые необходимо сохранять, обеспечивать к ним доступ, интегрировать в нормальную организацию жилого комплекса. Это, разумеется, снижает количество жилья, которое можно построить на участке, или их требуется выводить из списка объектов ГО и ЧС, что занимает много времени», — рассказывает она.

Впрочем, дополнительные работы не обязательно влекут за собой существенный рост затрат. «Удорожание проекта редевелопмента относительно проекта строительства на еще неосвоенном участке может быть как небольшим, так и существенным, однако эта разница обычно в значительной степени отражается в цене приобретения участка», — отмечает руководитель отдела стратегического консалтинга Knight Frank St Petersburg Игорь Кокорев.

Чрезмерные обременения

Директор по развитию Компании Л1 Надежда Калашникова делает акцент на взаимодействии с властями. «По-прежнему главной проблемой при редевелопменте остается отсутствие каких-либо гарантий в получении разрешительной документации на застройку. Это касается процедуры разработки, а главное, утверждения проектов планировки и межевания, а также получения разрешения на строительство», — считает она.

Реализация проекта на территории бывшей промзоны требует дополнительных усилий по организации новой улично-дорожной сети, по изменению системы инженерного обеспечения участка, отмечает Валерия Сидорова, руководитель проекта «БФА-Девелопмент» на Октябрьской наб., 54. «Наибольшее обременение несут в себе действующие нормативы по созданию социальной инфраструктуры. На нашей территории возникает достаточно сложная система взаимодействия разных инвесторов в вопросах формирования участков под соцобъекты, их проектированию и строительству. Согласование всего спектра вопросов, с этим связанных, является очень долгим. Хотелось бы заметно сократить данный процесс, и в этом необходимо встречное желание инвесторов и профильных ведомств», — говорит она.

«Вероятность получения разрешительной документации повышается, когда застройщик готов финансировать решение городских проблем за свой счет (т. е. за счет будущих дольщиков) и это опять-таки не гарантия, а лишь вероятность. В границах участка нужно уместить не только все, что нужно самому будущему дому, но теперь уже и то, чего не хватает в квартале, например, зеленые насаждения. Отдельно имеет смысл отметить очевидно завышенные нормативы (все), заложенные в ПЗЗ, — по детским садам, школам, зелени и машино-местам и т. д.», — сетует Надежда Калашникова.

Она подчеркивает, что все это кому-то нужно профинансировать, а конечный продукт, квартира, должна иметь адекватную цену. «Инвестиционная привлекательность после всех этих обременений снижается до минимума, и вопрос, сможет ли застройщик продать столь дорогой товар и хоть сколько-то заработать, остается открытым», — заключает эксперт.

Неоднозначное наследие

Эксперты также единодушно отмечают проблемы, связанные с наличием на территории редевелопмента объектов наследия и вообще исторических сооружений. «При редевелопменте инвестор решает весь спектр задач, как и при комплексном освоении территории, и еще дополнительно проблемы, связанные с приспособлением существующих объектов для использования для целей будущего проекта», — говорит Валерия Сидорова.

По мнению директора департамента развития ГК «ПСК» Сергея Мохнаря, включение таких объектов в новую застройку как минимум улучшает визуальное разнообразие. «Соседство нового здания с историческим — это всегда эстетический плюс», — считает он. При этом оно налагает на проект определенные ограничения, отмечает эксперт: «Важный аспект — архитектурная преемственность. Стеклянный небоскреб рядом с изысканным особняком или бывшим дорогим доходным домом будет смотреться чужеродно».

Директор по маркетингу Группы RBI Михаил Гущин также уверен: исторический объект на участке может задать оригинальный архитектурный посыл для новых зданий, он стимулирует девелоперов и архитекторов искать интересные решения для внешнего вида комплекса. «Если попытаться просчитать экономическую эффективность реконструкции и дальнейшего использования исторического здания — получится, что она не выходят даже "в ноль" с точки зрения формальной окупаемости. Но само присутствие такого необычного объекта, с его особой аурой и красотой, в составе комплекса создает дополнительную ценность. За такие проекты "с изюминкой" покупатель жилья готов платить премию — в среднем до 10%», — отмечает он.

Со своей стороны Анна Смольная отмечает, что если исторический элемент на бывшей промплощадке действительно знаковый и его можно приспособить и интегрировать в проект, то это не создает особых дополнительных сложностей. «Но, к сожалению, на практике такие объекты представляют собой давно развалившиеся, сохранившиеся кусками, зараженные грибком, аварийно и социально опасные места, которые никакой красоты с собой не несут уже лет 50–100, и, по-хорошему, их пора было бы уже давно снести. Нужно понимать, что любой инвестор настроен прежде всего на извлечение прибыли, и если заставлять вкладываться в заведомо убыточные объекты, то желающих вести редевелопмент не станет», — резюмирует она.


АВТОР: Петр Опольский
ИСТОЧНИК ФОТО: https://newyorkyimby.com