Геннадий Щербина: «Опыт военного летчика помогает в принятии управленческих решений»


15.02.2021 09:35

О своем жизненном пути, о том, чем военная служба помогает в руководстве компанией и какие качества нужны хорошему топ-менеджеру «Строительному Еженедельнику» в преддверии Дня защитника Отечества рассказал президент Группы «Эталон» Геннадий Щербина.


— Геннадий Филиппович, ваша биография делится на два больших периода — военная служба и строительство. Как так сложилось?

—  Я поступил в Балашовское высшее военное авиационное училище после школы, в 1972 году. Там я освоил пилотирование трех типов самолетов — Л-29, Ан-24 и Ан-12, мне присвоили квалификацию «военный летчик 3-го класса». После этого я был направлен служить в Военно-воздушные силы Тихоокеанского флота. Тогда я думал, что вся дальнейшая моя жизнь будет связана с военной авиацией. Наш полк базировался во Владивостоке. Я летал на самолетах Ан-12, Ан-24, Ан-26 — сначала правым пилотом, затем командиром корабля, командиром отряда, командиром эскадрильи. Были интересные дальние рейсы, участие в спасательных операциях. В 1987 году я продолжил профессиональное обучение: учитывая специфику места службы, я поступил на авиационный факультет Военно-морской академии.

В Петербурге (тогда еще Ленинграде) меня и застали глобальные изменения, происходившие в нашей стране в тот период. Многие полки тогда были расформированы, что и вынудило меня остаться в академии, сначала адъюнктом, потом я работал на кафедре, а затем возглавил авиационный факультет.

— Как же получилось, что вы пришли в строительную отрасль?

— Надо понимать, что 1990-е годы были очень сложным периодом практически для всех сфер деятельности, в том числе для Вооруженных сил. В итоге в 1999 году в звании полковника я принял решение уйти в отставку и попробовать себя в гражданской работе. Если б не пертурбации того периода, я бы, наверное, до сих пор летал.

Не могу сказать, что при выборе дальнейшего пути я сознательно остановился на строительной отрасли, оценив ее перспективность или имея к ней какой-то особый интерес. Скорее так распорядилась судьба. Мне предложили работу именно в строительной сфере. Но могу прямо сказать, что жалеть мне ни о чем не пришлось. Получив первый опыт в небольшой компании, в 2003 году я пришел в Группу «Эталон», под руководство ее основателя Вячеслава Адамовича Заренкова, где и работал сначала в должности главного инженера, а затем генерального директора дочерней компании. В 2007 году возглавил «ЛенСпецСМУ» — ключевую операционную компанию холдинга на тот момент, а с 2018 года руковожу всей Группой «Эталон».

— Насколько военная подготовка и служба в Вооруженных силах помогли сделать успешную карьеру в строительной отрасли?

— На мой взгляд, это стало одним из ключевых факторов моей успешной работы в строительстве. Во-первых, пилот — это по умолчанию очень стрессоустойчивая профессия. Мы не боимся трудностей, «держим удар», не впадаем в панику. Во-вторых, подготовка военного летчика позволяет, в том числе, правильно оценивать обстановку, учитывать все действующие факторы, просчитывать разные варианты действий и на основе проведенного анализа принимать решения. Вообще, армейская школа принятия решений — это очень серьезная подготовка. В гражданских вузах, к сожалению, этому не учат, хотя для руководителя это совершенно необходимый навык. Сейчас стали появляться тренинги, коучи, но тогда обучения в этой сфере фактически не было. В-третьих, приняв решение, ты приступаешь к его выполнению — твердо, обдуманно, последовательно. Наконец, ты готов нести ответственность за это решение.

Во всех этих моментах армейская школа, особенно авиационная, дает очень хороший навык, грамотный подход к решению возникающих проблем. Кстати, у нас в компании более 100 сотрудников в свое время служили офицерами в Вооруженных силах. И это не потому, что мы как-то специально отбираем на работу отставников. Просто многие качества, привитые на службе, дают прекрасный результат и в строительной отрасли.

— Так получилось, что вы сначала сделали успешную карьеру в военной авиации, а затем — не менее успешную — в строительном бизнесе. На ваш взгляд, какие ключевые подходы к управлению необходимы для достижения такого результата?

— По моему мнению, есть несколько ключевых моментов, необходимых для того, чтобы успешно выполнять любую работу, которая на тебя возложена. Первый из них — это знания. Это фундамент. Нужно иметь ясное понимание, что именно ты делаешь, знать специфику, нюансы, особенности всех ключевых процессов. Соответственно, необходимо профильное образование. Это важно еще и для того, чтобы коллектив тебя принял, чтобы стать не просто начальником, назначенным руководить, а коллегой, профессионалом, понимающим, о чем идет речь, имеющим свое мнение и способным его отстоять. Поэтому, придя работать в отрасль уже на руководящие должности, я пошел учиться в СПбГАСУ сначала по специализации «Промышленное и гражданское строительство», а затем — «Экономика и управление на предприятии строительства». Полученные знания мне были необходимы, с одной стороны, для ясного понимания строительных процессов, а с другой — как руководителю в крупном бизнесе. Теперь я могу «на одном языке» говорить с профессионалами в разных сферах.

Второй важнейший момент — надежная команда. Без нее, на мой взгляд, вообще сложно достигнуть какого-то серьезного результата. Это должны быть настоящие профессионалы, чувствующие себя частью коллектива, нацеленные на решение поставленных задач. Причем отношения должны быть взаимными. Ты чувствуешь себя частью команды, и люди знают, что ты их не бросишь, не уйдешь, разделишь все тяготы и добьешься победы. И этот подход, кстати, тоже из авиации — в самолете у тебя есть экипаж, и ты его часть, результат всех ваших действий будет общим. Поэтому и в девелоперской компании я в течение нескольких лет формировал надежную команду, в которой я уверен, с которой мне комфортно работать. И это — очень большая составляющая нашего общего успеха.

— Строители нередко сравнивают каждый реализованный проект с рождением ребенка. У вас есть любимые «дети»?

— Могу прямо сказать, что мне не стыдно ни за один проект, который был построен нашей компанией. У нас есть четкие критерии качества — и по архитектуре, и по квартирографии, и по используемым материалам и технологиям, и по инфраструктуре объектов, которые мы строго соблюдаем. Из самых сложных и интересных проектов, над которыми мне довелось работать, я, пожалуй, выделил бы КВЦ «Экспофорум» на Пулковских высотах. Это, конечно, грандиозный комплекс, огромная по масштабам стройка, серьезный опыт и очень достойный, на мой взгляд, результат.

А вообще, не зря говорят, что самый интересный объект — тот, над которым еще только предстоит работать. Недавно Группа «Эталон» приняла новую стратегию развития до 2024 года. У нас огромные планы, в том числе и по выходу в регионы. Интересно, что тут наша позиция совпала с мнением Правительства страны, которое недавно призвало активнее развивать жилищное строительство в различных субъектах РФ. В целях расширения мы сейчас рассматриваем несколько городов-миллионников в разных регионах. Думаю, в среднесрочной перспективе мы сможем заявить о первых проектах, которые Группа «Эталон» намерена там реализовать.

Биографическая справка

Геннадий Щербина родился в 1955 году. В 1976 году окончил Балашовское высшее военное авиационное училище летчиков. В 1990 году окончил Военно-морскую академию им. А. Гречко, в 1994-м ему была присуждена ученая степень кандидата военных наук. В 2009 году окончил Санкт-Петербургский государственный архитектурно-строительный университет по специальности «Промышленное и гражданское строительство», а в 2012 году по специальности «Экономика и управление на предприятии строительства». В 2014 году ему присуждена ученая степень доктора экономических наук.

В 2003 году пришел работать в энергетическую компанию «Теплогарант» (входит в Группу «Эталон») на должность главного инженера, а в 2006 году занял пост гендиректора компании. В 2007 году стал генеральным директором ЗАО ССМО «ЛенСпецСМУ», в августе 2016 года — вице-президентом Группы «Эталон». В декабре 2018 года решением совета директоров назначен генеральным директором Группы.

В 2009 году награжден почетной грамотой Минрегионразвития РФ, в 2014 году почетным знаком «Строительная слава» и орденом «За заслуги в строительстве», в 2019 году медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени и почетным знаком «Строителю Санкт-Петербурга» I степени. Является заведующим базовой кафедрой «Управление проектами в строительстве» СПбГАСУ.


АВТОР: Михаил Добрецов
ИСТОЧНИК ФОТО: пресс-служба Группы «Эталон»



11.02.2021 13:45

Федеральный закон № 184 ФЗ «О техническом регулировании» от 2002 года должен был коренным образом изменить всю систему технического регулирования в стране с целью снижения административного и экономического давления на предпринимателей. Свое мнение о влиянии его на строительную отрасль с учетом   вступления в силу Постановления Правительства РФ № 985, заменившего Постановление № 1521, «Строительному Еженедельнику» высказал генеральный директор ООО «Эксперт-Проект» Максим Яковлев.


Чтобы разобраться в ситуации с техническим регулированием строительной отрасли и оценить последствия вступления в силу Постановления Правительства РФ № 985, заменившего Постановление № 1521, устанавливающее перечень обязательных к применению нормативов, необходимо напомнить историю вопроса.

Она начинается с Закона «О техническом регулировании» № 184-ФЗ от 27 декабря 2002 года. Его принятие почти на десять лет затормозило технический прогресс, запретив разработку норм при отсутствии утвержденного технического регламента.

Техрегламент о безопасности зданий и сооружений рождался в долгих творческих муках на протяжении семи лет. В декабре 2009 года он все-таки был принят и вступил в действие с 30 июня 2010 года. Появление Техрегламента № 384-ФЗ наконец открыло дорогу техническому нормотворчеству.

Для того чтобы регламент заработал, Правительству РФ в течении шести месяцев необходимо было сформировать соответствующий перечень и включить в него Национальные стандарты (ГОСТ Р) и Своды правил (СП). Первый такой перечень утвержден Правительством Распоряжением № 1047-р от 21 июня 2010 года.

Сколько же ГОСТов и СП вошли в этот перечень? Ответ: ГОСТ Р — 4 (четыре), СП — 0 (ноль) документов. Вместо этого в него включены другие документы, не предусмотренные Техрегламентом. Тем самым Правительство РФ нарушило Закон № 384-ФЗ.

Однако высшее руководство страны продолжало настаивать на срочной разработке СП и Национальных стандартов. Чтобы амортизировать этот напор, чиновники из Минрегионразвития делают новый ход. Они вводят в оборот новый термин: не «переработка» норм, а их «актуализация». Что это такое — никому не известно, официальное определение этого термина отсутствует.

Результаты первой «актуализации» наглядно демонстрируют, что она не имела в виду приведение норм в соответствие с современным научным и техническим уровнем, зато позволила отчитаться перед руководством страны об исполнении данных поручений. На деле процесс в основном свелся к смене обложек норм 30-летней давности.

Это прекрасно видно на примерах вновь созданных Сводов правил, анализ которых проведен специалистами строительной отрасли. Так, нетрудно убедиться, что из 156 пунктов, содержащихся в тексте «нового» СП 79.13330.2012 «Мосты и трубы. Правила обследований и испытаний», — 152 полностью дублируют пункты из СНиП 3.06.07-86 с аналогичным названием. Новых — всего 4 (четыре) пункта, состоящие из 204 слов. И над этим трудился авторский коллектив из одиннадцати человек, в т. ч. три доктора и два кандидата наук. Вклад каждого из исполнителей составляет восемнадцати слов, и эти слова поистине являются золотыми!

Вряд ли эти четыре пункта отражают все новации, произошедшие за последние 30 лет в сфере диагностики мостов. «Новый» СП отражает технический уровень середины 1980-х годов, не учитывает кардинальных изменений, произошедших за прошедшие годы в этой сфере, связанные с внедрением в РФ автоматизированного банка данных технического состояния мостов и адаптированной к нему системы обследования.

При рассмотрении СП 42.13330.2011 невооруженным глазом видно, что текст раздела «Транспорт и улично-дорожная сеть» на 90% повторяет текст соответствующего раздела СНиП 2.07.01- 89*.

В СП 34.13330.2012 из 313 значений нормируемых показателей в разделах 5 и 6 — 313 заимствованы из норм 30–40-летней давности, в том числе 160 из СНиП 2.05.02-85* 1985 года и 153 из СНиП II-Д.5-72 1972 года.

Результатом смены обложек СНиПов и 5-летней работы над перечнем явилось освоение нескольких миллиардов рублей и рождение нового «инновационного» перечня, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 26 декабря 2014 года № 1521.

Однако, как только закончилась работа над перечнем-1521, сразу началась разработка нового. Над его работой Минстрой потрудился на славу. Как неоднократно сообщало новое руководство ведомства, в новом перечне значительно уменьшаются обязательные строительные требования. Это означает, что «30% всех нормативов — ГОСТов и СП — будут носить рекомендательный характер», сообщил вице-премьер РФ Марат Хуснуллин.

И вот, наконец, новый перечень был утвержден Постановлением Правительства № 985 от 4 июля 2020 года.

Несмотря на то, что чернила на подписи премьера под перечнем-985 еще не успели высохнуть, Минстрой РФ уже в ноябре 2020 года в нарушение Технического регламента о безопасности зданий и сооружений № 384-ФЗ размещает на федеральном портале проектов нормативных правовых актов проект Постановления Правительства, которое вносит изменения в свежепринятый документ.

Что же заставило чиновников это сделать? Как указывается в обосновании Минстроя, четырехмесячная практика применения перечня-985 показала наличие в нем технических ошибок и дублирований, исключение которых в новой редакции документа разрешит возникающие вопросы и обеспечит единообразное толкование и применение требований субъектами права.

Сколько же этих ошибок? Одна, две, больше? Оказалось, что обнаружено семь листов технических ошибок. Таким образом, измененный перечень должен быть сокращен на 153 пункта (включающих в себя 254 требования безопасности).

Но главная причина внесения изменений — это включение туда обновленного СП 14.13330.2018 (строительство в сейсмических районах). Анализ этого СП, проведенный Национальным объединением строителей, привел к скандалу, который грозит репутационными потерями и серьезными расходами для Правительства и автора документа — Минстроя.

В СП по сейсмике была изменена балльность, это обязывает строителей немедленно остановить все стройки в сейсмических регионах и провести дополнительные работы по перепроектированию зданий для усиления в них конструкций и обеспечения безопасности. Более того, поскольку этот СП утвержден Правительством РФ, оно теперь обязано провести на всех существующих зданиях и сооружениях в этих пятнадцати регионах работы, повышающие их сейсмостойкость, — а это дополнительные сотни триллионов рублей.

Особую «гордость» за специалистов Минстроя испытываешь, когда узнаешь, что основанием для повышения сейсмики, например, в Красноярском крае явились два фактора: дальнейшее изучение Саянского разлома и упоминание в 1806 году в красноярской газете «Городские вести» (или) новости о сильных землетрясениях, произошедших в регионе в XVI веке. В других субъектах РФ примерно такой же перечень оснований.

Давайте теперь посмотрим, какие же новации авторские коллективы внесли в актуализированные СП, включенные в перечень-985.

Для примера возьмем СП 118.13330.2012* «Общественные здания и сооружения». Первую версию от 29 декабря 2011 года разрабатывал ОАО «Институт общественных зданий». Последующие редакции с 2014 года разрабатывало ООО «НИПИ учебных, общественных и жилых зданий». По данным из открытых источников, дата создания этой организации — 2012 год. Не успела она начать работу, как практически сразу получила заказ от Минстроя на актуализацию СП, и, по всей видимости, не одного. При этом это ООО является микропредприятием с девятью работниками. Найти данные о его кадровом составе невозможно ввиду отсутствия у организации сайта!

Даже из поверхностного анализа СП 118.13330.2012* видно, что во многих пунктах документа единые количественные или качественные показатели или отсутствуют вообще, или настолько размыты, что допускают их разную трактовку и не обеспечивают единообразного толкования применения этих требований. В ООО «НИПИ учебных, общественных и жилых зданий», наверное, забыли, что норма это требование, устанавливающее единые количественные или качественные показатели по вопросам проектирования.

Что касается других СП перечня-985, там дело обстоит еще хуже. Фактически новые СП (особенно по вопросам пожарной безопасности) превратились из технического документа в юридический, и вся строительная отрасль занимается их толкованием и выяснением, что этим хотели сказать разработчики.

К сожалению, здесь описано только около 5% той «профессиональной импотенции», которая наблюдается в строительной отрасти в течении не одного десятка лет.

Какие же перспективы технического регулирования? Что же изменится связи с введением перечня-985?

На этот вопрос, кажется, ответило Правительство РФ. В настоящее время им проводится административная реформа, подразумевающая оптимизацию аппарата и сокращение численности госслужащих. В соответствии с ней в структуре аппарата Правительства сокращено 5 (пять), а появились 7 семь(!) новых департаментов. Руководителем нового департамента строительства назначен 31-летний «опытнейший профессионал» юрист Максим Степанов.

Ну, и пару слов в качестве постскриптума. Пока готовилась к выходу эта статья, на федеральном портале проектов нормативных правовых актов Минстрой разместил вторую редакцию проекта Постановления Правительства РФ, которая опять вносит поправки в перечень-985. В нем, в том числе, предлагается исключить из перечня двенадцать документов целиком.

По мнению Минстроя (пояснительная записка к проекту), одной из причин для этого является то, что, согласно Градкодексу РФ, Государственный строительный надзор осуществляется на предмет соответствия выполнения работ требованиям Технических регламентов, а не Сводов правил.

Однако в Техрегламенте вообще не содержится конкретных параметров и значений, которые обеспечивают безопасность в том или ином вопросе. Он содержит лишь общие принципы. Параметров, на соответствие которым должны осуществлять проверку органы Госстройнадзора, в документе просто нет. Потому надзорные органы уже минимум 67 лет на практике работают со СНиП, а сейчас — с СП.


ИСТОЧНИК ФОТО: пресс-служба ООО «Эксперт-Проект»



15.01.2021 16:20

Технология строительства быстровозводимых зданий, внимание к которым в этом году усилилось в том числе и по причине потребности в создании медицинских объектов в сжатые сроки, имеет большое количество особенностей. Заместитель генерального директора «ДорХан 21 век — Новосибирск» Михаил Горчаков, поделился с ASNinfo.ru своим видением сегодняшней ситуации и перспектив этого сегмента строительной отрасли.


— Михаил Александрович, насколько активно, на ваш взгляд, в России развивается строительство модульных зданий?

Модульные здания DoorHan — это многофункциональные быстровозводимые конструкции, структурной единицей которых является сборно-разборный блок-контейнер со 100 %-ной заводской готовностью к эксплуатации.

В России данная технология начала широко использоваться относительно недавно. В силу неоспоримых преимуществ быстровозводимых строительных конструкций по сравнению с классическими модульные здания из года в год продолжают набирать популярность. Традиционно такая технология применяется при строительстве общежитий, столовых, административно-бытовых, офисных и банно-прачечных комплексов. Также часто используются отдельно стоящие блок-контейнеры (модули), в которых организуются временные жилые, санитарно-бытовые, контрольно-пропускные пункты, проходные, пункты обогрева, объекты под коммерческое использование, блок-контейнеры технического назначения полной заводской готовности.

В последние годы мы отмечаем рост зданий, спроектированных с применением блочно-модульной технологии: детские садики, школы, медицинские учреждения, объекты социального назначения. Уже сейчас можно прогнозировать, что в будущем точкой бурного роста станет использование данной технологии в индивидуальном жилищном строительстве.

— Какие проекты быстровозводимых зданий были реализованы концерном DoorHan в 2020 году?

— 2020 год стал для концерна DoorHan годом самореализации и бурного развития. Мы столкнулись с такими вызовами, с которыми далеко не каждая компания может справиться. В этом году концерн DoorHan перешел от строительства простых объектов гражданского назначения к промышленным объектам добывающих и перерабатывающих отраслей, местоположения которых находятся в самых отдаленных уголках нашей страны.

Несмотря на пандемию и сложную экономическую ситуацию, концерну DoorHan удалось не только сохранить позицию как лидера рынка подвижных ограждающих конструкций (ворота, рольставни, автоматика и т. д.), но и полностью трансформировать бизнес: из группы компаний, продвигающей на рынок подвижные ограждающие конструкции, мы превратились в международный концерн, который предлагает на российском рынке сложные полнокомплектные и блочно-модульные здания.

Кстати говоря, концерн DoorHan вплотную занимается блочно-модульным строительством с 2015 года, но именно в 2020 году поступило рекордное количество заказов на модульные здания. В прошлый год концерн реализовал множество крупномасштабных проектов: автомобильные заводы, аэропорты, стадионы, госпитали и многие другие объекты. Реализация проектов носит повсеместный характер: от субъектов Российской Федерации, включая даже самые труднодоступные и отдаленные регионы, до стран ближнего зарубежья. Так, в 2020 году концерн начал отгрузку блочно-модульных конструкций в Западную Европу.

Одним из крупных проектов стало строительство инфекционной больницы в Москве. В чистом поле за месяц было построено тринадцать сложных зданий общей площадью более 15 000 кв. метров. Не поддается подсчету количество различных госпиталей, санпропускников, пунктов дезинфекции автотранспорта, фельдшерско-акушерских пунктов, приемных отделений, которые концерн построил в кратчайшие сроки.

На территории России благодаря концерну были возведены четыре госпиталя компании РУСАЛ, причем в таких местах, которые сложно найти на карте. Это такие города, как Тайшет, Богучаны, Ачинск и Краснотурьинск. Концерном DoorHan было построено еще восемь госпиталей в России и Казахстане — и все это сложнейшие медицинские сооружения. Параллельно началась реализация проекта на острове Новая Земля — строительство общежитий, столовых, административных зданий и домов для военных.

— Какие именно преимущества можно выделить при быстровозводимом модульном строительстве?

— Преимуществ при быстровозводимом модульном строительстве достаточно много, но если говорить о ключевых, то выделить необходимо следующие аспекты:

  • минимальные сроки возведения (монтажа) здания;
  • высокое качество изготавливаемых изделий в заводских условиях при аккредитованной технологии под контролем всех производственных процессов;
  • отсутствие необходимости получения разрешения на строительство;
  • параллельные процессы: изготовление блочно-модульных конструкций и одновременно проектирование объекта (при необходимости) — по сравнению с классическими технологиями строительства сокращают сроки производства работ до ввода объекта в эксплуатацию (если это требуется) в два раза;
  • возможность многократной передислокации зданий с объекта на объект;
  • наличие стандартных готовых изделий на складе завода-изготовителя позволяет в максимально короткие сроки смонтировать объект заказчику и приступить к своей профильной деятельности;
  • оптимальные транспортные габариты модульных конструкций позволяют эффективно перевозить изделия на дальние расстояния при минимальных транспортных затратах и т. д.

— За счет каких факторов обеспечивается возможность оперативного монтажа?

— Вообще, монтаж блочно-модульных конструкций напоминает сборку детского конструктора, только в увеличенных масштабах. Все этапы сборки осуществляются без сварочных работ, на болтовые соединения. Требуется соблюдение технологии и последовательности сборки по инструкции завода-изготовителя. Для осуществления данных работ не требуется специализированного оборудования, перечень инструмента определяется заводом-изготовителем модульных конструкций на каждый объект индивидуально в зависимости от объемов поставки конкретного объекта и видов работ.

— Какие ограждающие конструкции используются при изготовлении блочно-модульных зданий?

— Одним из главных компонентов быстровозводимого здания является сэндвич-панель, толщина которой определяется при проведении теплотехнического расчета. Для каждого региона толщина сэндвич-панели индивидуальна: сэндвич-панель в южном регионе в разы отличается от сэндвич-панели на Крайнем Севере. Другой не менее важной характеристикой является горючесть. Надо отметить, что у нас в основном используются сэндвич-панели на минераловатном утеплителе из горных пород базальтового типа. Степень огнестойкости таких панелей маркируется как «НГ», т. е. негорючие.

Также в модульных конструкциях DoorHan мы используем сэндвич-панели с утеплителем из пенополизоцианурата (PIR). Данные панели при меньшей толщине обладают лучшими теплотехническими характеристиками: имеют более легкий вес и занимают меньший объем при транспортировке на объект.

Данные ограждающие конструкции изготавливаются на современных автоматических линиях, что позволяет добиться максимального качества и высокой производительности.

— А выбор подрядчика по монтажу на чем должен основываться?

— Представляется целесообразным руководствоваться такими параметрами, как опыт осуществления монтажных работ подобных конструкций и наличие официального сертификата от завода-изготовителя о прохождении подрядной организацией обучения монтажных бригад по сборке блочно-модульных конструкций.

— Кто является заказчиком модульных зданий?

— Основными заказчиками международного концерна DoorHan являются региональные министерства здравоохранения, промышленные предприятия добывающего и перерабатывающего сектора, оборонно-промышленный комплекс Российской Федерации, официальные представители и дилеры концерна. Некоторые проекты пока держатся в тайне. Ранее в рекордно короткие сроки концерн DoorHan реализовал такие проекты, как фельдшерско-акушерские пункты в Новосибирской области, Алтайском крае, в Ленинградской и Омской областях, в Республике Дагестан и Республике Казахстан; модульные офисные здания в Смоленске, Казахстане, в Московской и Воронежской областях; модульные административно-бытовые здания; многоквартирные дома в Чеченской Республике; казармы в Смоленской области; общежития на 156 мест, 192 места и 176 мест в Красноярске; столовая в Магаданской области; общежитие на 100 мест в Сахалинской области; общежитие на 300 мест и столовая на Камчатке; вахтовые поселки, состоящие из комплекса зданий на месторождениях нефти и газа в Иркутской области и Республики Казахстан и многое другое.

— Каковы планы компании DoorHan на следующий год в производстве модульных зданий?

— Международный концерн DoorHan, стремительно развиваясь, накапливает опыт производства быстровозводимых модульных зданий. Освоение этого направления мы начали с одного завода по производству металлоконструкций в Можайске. Сейчас это уже промышленный комплекс, целое градообразующее предприятие с численностью до 600 человек, которое способно выполнять очень масштабные проекты.

На следующий год у нас запланирован запуск дополнительных заводов по производству металлоконструкций в Новосибирске, Воронеже и Казани. На этих заводах мы расширим производственную инфраструктуру, для того чтобы можно было в полном смысле этого слова сказать, что DoorHan — это № 1 в России по производству и комплексным поставкам на объекты зданий на основе металлокаркаса. Здания могут быть как полнокомплектные (какие-либо крупные ангары любого назначения), так и блочно-модульного типа.

К концу следующего года мы выйдем на такие производственные мощности, как 10 000 тонн металлоконструкций в месяц, а производство и поставка модульных зданий будут достигать 700 000 кв. метров. Концерн DoorHan станет единственной компанией в России, обладающей такими мощностями.


ИСТОЧНИК ФОТО: пресс-служба компании DoorHan