Антон Юренко: «Для фармпроизводств готовых технологических решений нет»


10.09.2019 17:13

В конце прошлого года в Пушкине был введен в строй уникальный завод по производству фармацевтических субстанций. Объем инвестиций составил 3,3 млрд рублей. Об особенностях работы «Строительному Еженедельнику» рассказал руководитель проекта по строительству завода ГЕРОФАРМ Антон Юренко.


Расскажите, пожалуйста, о проекте строительства завода ГЕРОФАРМ. В чем его уникальность для России?

Завод ГЕРОФАРМ в Пушкине – это один из немногих заводов на территории России, на котором производятся активные фармацевтические субстанции.

Создание таких производств сегодня входит в число приоритетных задач, которые ставятся государством перед бизнесом, так как помимо развития собственно отрасли это является гарантом лекарственной безопасности страны в нынешней непростой внешнеполитической ситуации.

Завод по производству субстанций инсулина был открыт в ноябре прошлого года. На его запуске присутствовал Президент России Владимир Путин. Производительность линии составляет более 1 т субстанции в год. После выхода завода на проектную мощность мы сможем полностью обеспечить потребность жителей России в инсулине и развивать экспортное направление.

Как был организован процесс строительства?

Создание фармацевтического производства субстанций – процесс сложный, потому что каждый проект уникален. Здесь нет готовых технологических решений и подрядчиков, которым можно было бы отдать реализацию всего проекта «под ключ». Помимо этого существует определенный дефицит опытных специалистов, обладающих комплексными компетенция­ми. Каждая технология является ноу-хау компании, это и определяет специфичность каждого проекта.

Проектирование и строительство нашего завода осуществлялось под контролем и с огромной вовлеченностью команды ГЕРОФАРМ. Над проектом работал департамент, в состав которого входили специалисты различного профиля – технологи, строители, инженеры, экологи. За счет этого нам удалось избежать многих ошибок, сохранить ноу-хау компании и существенно оптимизировать технические решение и финансовые затраты. Кроме того, мы смогли значительно сократить привлечение генпод­рядных компаний. При проектировании завода использовались новейшие технологические решения и лучший мировой опыт по организации фармацевтических производств, с соблюдением высокого уровня промышленной и экологической безопасности.

Это второй завод компании – первый завод был запущен в 2013 году в Московской области. При его реализации мы также самостоятельно занимались проектным управлением. Завод работает по принципу полного цикла – там производятся как субстанции, так и готовые лекарственный формы.

Какова специфика реализации фармацевтического проекта со строительной точки зрения? С какими сложностями пришлось столкнуться и как их преодолевали?

В каждой отрасли промышленности есть свои специфические требования. Основными являются технология производства и применяемое технологическое оборудование – все проектируется и создается вокруг этих двух составляю­щих. Также наряду с действующим строи­тельным законодательством есть требования и стандарты, применяемые в фармацевтической отрасли. Специфика создания фармпроизводства именно в этом и заключается: увязать эти требования между собой. Очень часто они вступают в противоречия друг с другом, а унифицированных решений по взаимоувязке просто не существует. Именно поэтому проектной команде приходится в каждом отдельном случае принимать действительно уникальные решения. Это, наверное, основное отличие реализации проектов фармацевтических производств.

Все означенные требования необходимо учитывать с самой начальной стадии, проектирования, и даже раньше – составляя техническое задание заказчика. Это, в свою очередь, накладывает определенные ограничения на планировочные решения, устройство инженерных систем. В части инженерных систем на фармацевтических предприятиях есть так называемые чистые среды: чистый пар, очищенная вода, вода для инъекций, соответствующие жестким требованиям по химической и микробиологической чистоте. Вокруг технологического процесса необходимо создавать так называемый комплекс чистых помещений, который представляет собой обособленное внутреннее пространство с очень строгими требованиями к чистоте воздуха, параметрам микроклимата помещений, конструкции стен, полов, потолков, окон, дверей и т. д.

Еще несколько особенностей реализации фармацевтического проекта: необходимость подтверждения запроектированных параметров инженерных систем, технологического оборудования и процессов – то есть их квалификация и связанные с этим мероприятия: подготовка документации, проведение испытаний, строго задокументированная фиксация результатов. После строительства производства и ввода в эксплуатацию необходимо пройти инспекционную проверку на получение лицензии, заключение GMP, внести новую площадку в регистрационное удостоверение на выпускаемые препараты. Данные особенности подразумевают достаточно долгосрочные мероприятия – порядка полутора лет между моментом готовности завода к производству и началом выпуска фармацевтической продукции.

Если говорить о сложностях, то их при строительстве промышленного предприя­тия всегда возникает достаточно много: начиная с получения всех необходимых разрешений и согласований для начала строительства, а также его дальнейшего сопровождения, и заканчивая непосредственно выпуском готовой продукции, соответствующей всем необходимым требованиям. Что интересно, мы с самого первого дня строительных работ, заряженные энтузиазмом и желанием построить завод максимально быстро, столкнулись с существенными незапланированными задержками в виде проведения комплекса специальных работ по обследованию и очистке территории от взрывоопасных предметов. При проведении земельных работ нами были найдены четыре снаряда времен Великой Отечественной войны.

Также важной особенностью реализации было то, что мы стремились сделать производство более эффективным при использовании достаточно компактных планировочных решений. Завод выпускает два принципиально разных вида активных фармацевтических субстанций, каждая обладает своими особенностями технологии производства.

 

Каков был объем инвестиций и механизм финансирования?

Общий объем инвестиций составил 3,3 млрд рублей. Проект реализовывался за счет собственных и привлеченных средств (Фонд развития промышленности, ВТБ), а также в рамках программы Российского фонда прямых инвестиций. Строительство завода осуществлялось в рамках специального инвестиционного контракта, заключенного в декабре 2017 года с Минпромторгом России и Правительством Санкт-Петербурга.

 

Какую продукцию выпускает завод? В чем ее значимость?

На нашем заводе организовано производство субстанций генно-инженерных инсулинов человека и аналогов инсулина, а также активных фармацевтических субстанций для оригинальных препаратов компании для лечения неврологических, офтальмологических заболеваний и климактерического синдрома.

Сегодня в инсулиновом портфеле компании – два генно-инженерных инсулина человека – Ринсулин® Р и Ринсулин® НПХ, а также аналоги инсулина – РинЛиз®, РинЛиз® Микс 25 и РинГлар®.

К сожалению, ежегодно количество пациентов с диагнозом «сахарный диабет» только увеличивается. Официально в России заболевание диагностировано у 4,6 млн человек. Поэтому, безусловно, инсулины – препараты высокой социальной значимости.

 

Планирует ли компания развитие проекта, создание новых производственных мощностей, расширение номенклатуры выпускаемой продукции?

В настоящее время в собственном научно-исследовательском центре мы ведем разработку препаратов для лечения как сахарного диабета, так и других социально значимых заболеваний. Производство этих препаратов будет организовано на заводе в Пушкине.

Перегородки в производственных помещениях

 

Ольга Гордон, директор по развитию ООО «Наяда Северо-Запад»:

При строительстве завода ГЕРОФАРМ мы принимали участие в оформлении интерьеров не только офисных, но производственных помещений. Были смонтированы конструкции собственного производства: перегородки NAYADA-Twin (200 кв. м) и ламинированные двери для офисных помещений. Фармацевтические проекты предполагают использование материалов, отвечающих требованиям ГОСТ и гигиены. Также очень важны и строительные (прочностные) характеристики конструкций. Компланарные (плоские) поверхности без выступов и углублений исключают скопление лишней грязи. Стены и перегородки легко выдерживают высокие нагрузки. Были использованы материалы  и высокопрочные покрытия с  антибактериальным, звукоизоляционный и звукопоглощающим эффектами.  В производственных помещениях использованы стеклянные перегородки NAYADA-Twin, которые обладают пыле- и звукоизоляционными свойствами. В офисных помещениях NAYADA-Twin зонируют пространство, формируя кабинеты и переговорные с хорошей звукоизоляцией. Перегородки  системы NAYADA-Twin высотой 5 м наша компания изготовила и смонтировала впервые. Специально для этого проекта были разработаны усиление конструкции стальным профилем и так называемая «парящая ферма» без крепления к кровле.

 

 


АВТОР: Петр Опольский
ИСТОЧНИК: СЕ №27(884) от 09.09.2019



09.09.2019 14:40

В Ленинградской области Росреестр ускорил сроки регистрации сделок с недвижимостью и прав на нее. Тенденция объясняется ростом обращений в ведомство через электронные сервисы. Подробнее о том, насколько за последние два года изменилась к лучшему ситуация со сроками регистрации прав, «Строительному Еженедельнику» рассказал руководитель Управления Росреестра по Ленинградской области Игорь Шеляков.


 

Игорь Михайлович, какие недавние изменения, связанные с регистрацией прав на недвижимость в Ленобласти, можете выделить?

Самое главное: мы ускорили сроки регистрации, тем самым улучшили качество обслуживания наших клиентов – физических и юридических лиц. До 2017 года ситуация в Ленобласти была плачевная. Поэтому два года назад я выпустил ведомственный приказ о сокращении сроков регистрации прав при подаче документов в электронном виде. Таким образом, раньше при подаче документов через портал Росреестра сроки, с установленных законом 9 дней, сократились сначала до 3 дней, а к концу 2017 года были сокращены до 2 рабочих дней, при этом важно отметить, что для физических лиц госпошлина снижается на 30%. Положительные результаты не заставили себя ждать.

Кроме этого, сократились сроки регистрации прав при подаче документов через территориальные подразделения ГБУ ЛО «МФЦ» (Многофункциональный центр оказания государственных услуг) «для бизнеса» и стали составлять 6–7 рабочих дней. При этом, согласно 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости», максимальные сроки регистрации прав составляют 9 рабочих дней. Ранее в обозначенные сроки мы не всегда укладывались. Сейчас мы продолжаем совершенствовать работу по сокращению сроков регистрации прав при подаче документов через МФЦ.

 

Сразу ли клиенты оценили все ваши новшества?

Сначала отнеслись немного настороженно. Управление проводило серьезную разъяснительную работу, активно презентовало свои электронные услуги. В частности, застройщикам мы сказали: «Хотите быстрее – подавайте документы в электронном виде». Многие застройщики не верили в реальность заявленных сроков, но когда увидели, что они соблюдаются, количество поданных заявлений в электронном виде значительно возросло.

В целом сейчас – с учетом как физических, так и юридических лиц – 20% заявлений о регистрации прав к нам поступают в электронном виде. Это неплохой показатель. Соответственно, сократилось количество заявлений на «одно окно» МФЦ в традиционном бумажном виде. Таким образом, мы достигли тройного эффекта: сократились сроки регистрации, сократилось время ожидания в МФЦ, а также уменьшился вред, причиняемый окружающей среде.

Одновременно цифровизация предоставляемых государственных услуг помогает Ленинградской области повысить свою инвестиционную привлекательность.

 

А в целом количество регистрируемых сделок с недвижимостью растет?

Да, безусловно. Показатель количества регистраций прав на недвижимость, включая ограничения и обременения, растет каждый год. В частности, это связано с активным строительством жилья в регионе. Согласно статистике, за первые шесть месяцев текущего года в Ленобласти зарегистрировано более 264 тыс. прав. В сравнении с аналогичным периодом 2018-го рост показателя составил почти 13%.

Стоит добавить, что одним из факторов увеличения количества регистраций в первом полугодии 2019-го стала и «дачная амнистия». Она предполагает упрощенный порядок регистрации недвижимости в садовых товариществах, на землях ИЖС. В частности, если построенный объект соответствует заявленным характеристикам, его можно зарегистрировать как жилой объект. Согласно закону, программа, которая действовала очень долгое время, должна была завершиться 1 марта 2019 года. Конечно, многие люди вспомнили о «дачной амнистии» под самый ее конец. Для сравнения, за первые два месяца 2019 года мы приняли 18 тыс. заявлений на учет жилых домов, хотя за весь прошлый год их было 16 тыс.

 

Сейчас «дачную амнистию» вновь продлили. Что-то изменилось в ее содержании?

Да, действительно – летом был принят законопроект о ее продлении до 1 марта 2021 года. Распространяться программа будет только на объекты, которые построе­­ны на земельных участках, предоставленных для ведения садоводства. В остальном все остается то же. Упрощенный порядок регистрации объектов недвижимости на землях садоводств предполагает, как и раньше, предоставление на регистрацию прав только технического плана здания, без уведомления органов местного самоуправления. В целом данная работа уже полностью отрегулирована. К концу года мы ожидаем традиционный сезонный всплеск обращений, но, конечно, он будет не таким, каким был в начале года.

 

Есть ли какие-то особенности в нарушениях земельного законодательства, которые выявляет Росреестр в Ленобласти?

Наши специалисты регулярно проводят проверки соблюдения требований земельного законодательства. Наиболее типичное нарушение – это самовольное занятие земельного участка или его части. Также известны случаи использования земель не по целевому назначению. По итогам прошлого года, в Ленобласти выявлено 818 нарушений законодательства. Большая часть из них – во Всеволожском районе.

 

В Ленобласти завершены работы по переоценке кадастровой стоимости земель. Когда начнет действовать новая стоимость?

Хотелось бы уточнить, что Росреестр не осуществляет кадастровую оценку, а лишь предоставляет имеющиеся данные об объектах недвижимости для кадастровой оценки. В Ленобласти полномочия по определению кадастровой оценки недвижимости в настоящее время возложены на ГБУ ЛО «ЛенКадОценка», оно в этом году провело кадастровую оценку земель населенных пунктов, сельхозназначения, водного фонда. Оценочные работы уже завершены, предварительные результаты кадастровой оценки земельных участков уже размещены на нашем сайте и на сайте «ЛенКадОценки».

В течение двух месяцев после размещения информации мы будем готовы принимать замечания от собственников объектов, если проведенную оценку они посчитают некорректной. До 1 декабря 2019 года новая кадастровая стоимость земли должна быть утверждена и с 1 января 2020-го начнет действовать. Рекомендуем всем ознакомиться с предварительными результатами оценки.

 

Как можете описать коллектив Управления Росреестра по Ленинградской области? Справляются ли сотрудники с растущим объемом работы?

В большей степени (почти 80% от общего штата) у нас женский коллектив. Портрет регистратора Управления – женщина 35–45 лет, с высшим юридическим образованием, замужем, имеет детей.

После введения цифровизации и электронного документооборота работа наших сотрудников существенно облегчилась и стала более эффективной. Благодаря слаженной работе всего коллектива Управление Росреестра по Ленобласти по итогам прошлого года заняло третье место по проценту положительных оценок деятельности всех региональных подразделений ведомства. Надеемся и далее сохранять достигнутые качественные положительные показатели.

 


АВТОР: Виктор Краснов
ИСТОЧНИК: СЕ №27(884) от 09.09.2019



02.09.2019 12:44

Генеральный директор Строительной корпорации «ЛенРусСтрой» Леонид Кваснюк – человек с богатой биографией. Он руководил трестом «Сельстрой» в Казахстане, возглавлял ленинградский отряд, разбиравший завалы после Ленинаканского землетрясения 1988 года и строивший в городе новое жилье, в 1990-х годах строил на Кипре. В преддверии дня рождения он дал интервью «Строительному Еженедельнику».


 

Леонид Яковлевич, как вы пришли в строительную отрасль?

Я не сразу определился с выбором профессии. По окончании школы я начинал учиться в разных вузах – сельскохозяйственном, педагогическом, медицинском – и понимал через некоторое время: нет, не мое. В конце концов поступил в Актюбинский филиал Ташкентского железнодорожного института. Там тоже некоторое время «поблуждал» по факультетам, пока не попал на факультет «Промышленное и гражданское строительство». Вот там я понял: это – мое.

С тех пор практически вся моя жизнь была связана со строительством в разных местах, по разным направлениям. Были небольшие перерывы, но я начинал тосковать по стройке, по запаху цемента, по бытовкам. Строительство – моя жизнь, это то, что мне нужно, чтобы чувствовать себя на своем месте. Бывало очень тяжело, когда я в буквальном смысле слова ночевал на работе, спал на диванчике, но даже мысли отказаться от того, что я считаю своим призванием, у меня не было.

Хоть, может быть, это и не оригинальная мысль, но мне очень нравится созидательный характер нашей работы. Ведь если вдуматься, то вся история человеческой цивилизации – это история строительства. Для любой человеческой деятельности нужны здания и сооружения – будь то храм или дворец, завод или торговый центр, институт или детский сад. А значит, без строителей – никуда. Не случайно, наверное, слово «строительство» используется как обобщающее понятие: строительство семьи, строительство бизнеса, строительство будущего, строительство России и т. д.

 

Какие качества, на ваш взгляд, нужны человеку, чтобы успешно руководить бизнесом?

Очень важно уметь прогнозировать ситуацию, отслеживать происходящие события, предвидеть последствия, к которым они приведут. Это и аналитический склад ума, и определенный талант, своего рода «нюх». Причем надо быть гибким и не считать свои прогнозы, особенно долгосрочные, чем-то незыблемым. Еще Уинстон Черчилль говорил: «Заглядывать в будущее чересчур далеко – недальновидно». Действительно, ситуация может меняться очень быстро, появляются новые вводные, и прогнозы, как и выстроенные на их основании планы, надо корректи­ровать.

Конечно, необходима команда профессионалов – причем люди должны быть не просто подчиненными, но единомышленниками, соратниками. Не надо стеснять их, опекать, излишне контролировать. Нужно уметь доверять людям, тем более тем, с которыми ты каждый день бок о бок работаешь. У них должна быть свобода для инициативы, для своих идей и предложений.

При этом все стратегические решения руководитель должен принимать сам и сам нести за них ответственность. Это не значит, что он самодостаточен или ему не нужны советы. Я обязательно выслушаю все мнения в ходе обсуждения той или иной идеи, но решение, как и ответственность за его последствия, только на мне.

В то же время надо понимать, что никто не идеален, и спокойно относиться к критике. Больше того, даже желательно, чтобы она была, это помогает найти недочеты в работе, скорректировать те или иные действия. В нашей компании я сам предложил коллегам, чтобы они написали (анонимно), что в моих действиях им не нравится, какие они видят ошибки и недочеты в моей работе. И я все полученные отзывы внимательно изучаю.

 

Вы строите дома главным образом из панелей. Почему?

В состав корпорации «ЛенРусСтрой» входит Киришский домостроительный комбинат. В свое время, когда принималось решение о его покупке, было много споров. Многие не понимали, зачем нам ДСК, считали его заведомо убыточным. И действительно, предприятие уже просто «умирало». Но, во-первых, всегда хочется помочь, если есть возможность. А во-вторых, я считаю, что у панельного домостроения имеются свои преимущества. Сейчас же, в том числе в связи с нацпроектом, предполагающим значительное увеличение объемов ввода жилья, открываются еще большие перспективы. Кроме того, сегодня, когда жилищное строительство переходит на новую схему с использованием проектного финансирования и эскроу-счетов, скорость строительства становится одним из важнейших факторов. Она и раньше имела самое серьезное значение, но сейчас это влияние стало еще больше. Просто потому, что за каждый день пользования кредитом надо платить банку.

Поэтому – скорость. Быстросборность панельных конструкций дает им серьезное преимущество. Мы собираем дом примерно за 10 месяцев. А на такой же по размерам монолитный требуется уже 16–18 месяцев, а на кирпичный – порядка трех лет. И за каждый дополнительный месяц надо платить – за аренду, за технику, рабочим надо выплачивать зарплату. А теперь к этому еще и проценты по банковскому кредиту добавились. Кроме того,  высокая степень отделочной готовности конструкций (идеально плоские элементы и поверхности, не требующие затрат на отделку), качество выпускаемых промышленным способом конструкций и сборных элементов значительно выше, чем у конструкций, изготавливаемых в условиях строительных площадок.

При этом не надо думать, что я отрицательно отношусь к монолитной технологии или кирпичной кладке. Мы в работе используем различные варианты. Кроме того, разные технологии можно совмещать даже в рамках одного проекта. Да, приход монолитной технологии в свое время сильно потеснил панель. Но времена меняются, меняются ситуации и подходы тоже меняются.

Кроме того, современное производство панелей вышло на новый качественный уровень. Это совсем не те панели, из которых строили хрущевки. Наш отечественный производитель оборудования для выпуска железобетонных изделий предлагает сегодня прекрасную технику. Мы для модернизации ДСК сейчас покупаем линию. По качеству она, на наш взгляд, не только не уступает многим зарубежным аналогам, но и превосходит их. А по цене – намного меньше; кроме того, достигается существенная экономия на запчастях. Линия стоит порядка 30 млн. рублей. Для серьезной строительной компании – сравнительно небольшие деньги (другое дело, что, конечно, непросто изъять их из оборота, поэтому и покупаем оборудование по лизинговой схеме). И, кстати, не мы одни считаем, что панель – это перспективно. Мы для ДСК приобретаем пока только одну линию, а один из крупнейших застройщиков России – ГК ПИК – девять.

 

Как компания справилась с переходом на проектное финансирование? Каково ваше отношение к реформе?

Лично для меня ничего нового в проектном финансировании, по большому счету, нет. Когда мы работали в советские времена, нам тоже Промстройбанк СССР выделял средства на конкретные проекты, проверял и контролировал нашу работу. Это, разумеется, была государственная структура, оперировавшая бюджетными деньгами, но принципиальной разницы в системе нет.

Но, конечно, любая реформа – это проблема. Просто потому, что тратить усилия приходится не на созидательную работу, а на перестройку отлаженного, работающего механизма нашей строительной деятельности. Печально также, что у нас это происходит каждые несколько лет – то одно, то другое. Интересно, смог бы хоть один из депутатов хоть что-нибудь построить (даже если дать ему в распоряжение большую эффективно работающую компанию) в рамках того законодательства, которое он создал для нас. Невольно вспоминается присказка: «Не надо помогать, главное – не мешайте».

Но раз принят закон, значит, надо его выполнять. Так что мы воспринимаем реформу как данность. На моей памяти «правила игры» менялись столько раз, что я давно уже привык подстраиваться под все эти нововведения. Не строить я не могу; раз строить можно только по таким правилам – будем работать по ним.

Мой заместитель Максим Жабин провел огромную работу, общался с представителями власти, банков, исследовал вопрос, считал экономику – разобрался, как работать по новой схеме. Приступили к реализации на практике. А потом выяснилось, что мы первыми в Санкт-Петербурге и Ленобласти перешли на проектное финансирование с использованием эскроу-счетов. Для нас самих это было неожиданностью, и, разумеется, специально мы такой задачи перед собой не ставили. Но раз для того, чтобы строить, надо это сделать – мы сделали. Нам даже в прошлом году губернатор области Александр Дрозденко за это особую награду вручил в День строителя.

 

Сейчас власти и Санкт-Петербурга, и Ленобласти фактически обязали застройщиков возводить социальную инфраструктуру за свой счет. Как вы к этому относитесь?

Поскольку «ЛенРусСтрой» реализует проекты комплексного освоения территории, мы сразу закладываем в проект всю социалку. Это нормально. И у меня есть большой опыт такой работы. В свое время я руководил трестом «Сельстрой» в Казахстане. Там мы строили как раз комплексно – от коровников и свинарников до жилых домов, школ и поликлиник. Такая работа тоже имеет свою специфику: нужно многое заранее просчитать, преду­смотреть.

Вот и сейчас мы строим кварталами. А как строить жилье без инфраструктуры? Да, кажется, что это излишние расходы, если брать только желание заработать побольше денег. Но надо же понимать, что людям здесь жить, а это невозможно без детских садов, школ, торговых центров, дорог. Кстати, был период, когда строительство уже закончилось, а муниципалы на обслуживание наши кварталы еще не взяли. Так мы за свой счет и мусор с улиц убирали, и газоны стригли, и прочие работы по эксплуатации осуществляли. Это же наш микрорайон, мы тут жилье построили и людям продали – как же его бросить?

Поэтому и строим всё. Пусть это трудно, но правильно. Людям должно быть комфортно жить в домах, которые мы строим. Опять же они лучше покупают жилье, когда понимают, что для их детей есть детсады и школы, а совершить покупки и получить услуги можно на первом этаже дома, в котором живешь.

.


АВТОР: Лев Касов
ИСТОЧНИК: СЕ №26(883) от 02.09.2019