Анатолий Павленко: «Обучаем именно тому, что нужно для практической работы»


06.05.2019 11:00

Институт прикладной автоматизации и программирования (ИПАП) отмечает в этом году свое 15-летие. Об истории, сегодняшнем дне и перспективных планах развития учреждения дополнительного профессионального образования «Строительному Еженедельнику» рассказал его генеральный директор Анатолий Павленко.


– Анатолий Николаевич, поздравляем с 15-летием института! Расскажите, пожалуйста, немного о его истории. Что вызвало его к жизни?

– В 2004 году я оставил военную службу и начал работать в компании «Визардсофт» – российском разработчике программного обеспечения, выпускающем продукты для автоматизации бизнес-процессов в строительстве. Возникла необходимость обучать сотрудников компаний работе с нашими программами. Судите сами: выполнение одного расчетного задания у профессионального инженера-сметчика занимает порядка 8 часов; та же работа, выполненная в соответствующей программе, – 30 минут. Повышение производительности – в 16 раз! Конечно, компании были очень заинтересованы в таком ускорении процессов. Тогда появился Учебный центр «Визардсофт», в котором мы помогали с освоением нового программного обеспечения для сметного дела. Он сразу продемонстрировал очень большую востребованность, мы работали буквально в три смены и без выходных.

Довольно быстро пришло понимание, что технологии и методы решения самых различных задач в строительной отрасли сегодня меняются и совершенствуются очень быстро – и чтобы эффективность работы компаний была на высоком уровне, их сотрудникам необходимо постоянно осваивать новые умения и получать дополнительное образование. При этом учебных заведений, специализирующихся не на базовом курсе знаний, а на повышении квалификации, причем именно в области практической работы, – явно не хватало. Сначала мы ввели несколько программ для представителей разных профессий в строительном бизнесе: для производителей работ, начальников участков и отделов, главных инженеров и даже для руководителей компаний (не секрет, что многие из них имели экономическое или юридическое образование, а у нас они могли освоить специ­фику именно строительных процессов, документооборота в этой сфере и пр.). В итоге, когда мы поняли уровень востребованности специального учреждения дополнительного профобразования, было принято решение создать организацию, получившую название Институт прикладной автоматизации и программирования. Чтобы подтвердить качество наших обучаю­щих программ, мы получили официальную лицензию учебного заведения.

 

– Что собой представляет институт сегодня?

– Сферы дополнительного образования, которое мы предлагаем, постепенно расширялись. Сегодня в ИПАП два факультета: автоматизации бизнес-процессов в строительстве и информационных технологий. Суммарно мы предлагаем представителям бизнеса около 100 различных курсов по повышению квалификации сотрудников, практически по всем строительным профессиям и специализациям. Реализуются программы в сфере сметного дела, информационных технологий, экспертизы проектно-сметной документации, обследования технического состояния зданий и сооружений, слаботочных систем, энергосбережения и др.

Подчеркну, мы работаем именно в сфере дополнительного образования и повышения квалификации, а это накладывает определенную специфику. Прежде всего, к нам приходят уже сложившиеся профессионалы, за плечами у которых серьезный опыт. Им нужны не «общие слова», а обучение новым технологиям в сфере их деятельности. У них есть конкретные вопросы, связанные с практикой работы, по которым необходимы четкие консультации (это, кстати, держит «в тонусе» и преподавательский состав, которому нужно знать и осваивать все новации, быть «на шаг впереди» работающих в отрасли специалистов). Кроме того, на время обучения люди отрываются от производства. То есть курсы должны быть достаточно краткие и емкие. Действует и такой фактор, как многопрофильность строительства. Очевидно, что сотруднику компании-застройщика не нужны знания об особенностях сметного дела в дорожно-строительной отрасли и т. п. Поэтому мы ориентированы на то, чтобы дать именно те знания, которые нужны конкретному специалисту для его практической работы.

За прошедшие годы создана основательная материально-техническая база (8 компьютерных классов, 160 машин в сети), собран высококвалифицированный профессорско-преподавательский состав, разработаны эффективные программы обучения. Оно осуществляется как в очной (дневной и вечерней), так и в дистанционной форме (с 2006 года).

Отмечу, что наше дистанционное обучение отличается от того, что предлагают некоторые заведения, отправляющие клиенту комплект видеоуроков, по ознакомлении с которыми выдают справку о дополнительном образовании. На мой взгляд, такая практика дискредитирует идею как таковую. В нашей схеме, помимо высылки комплекта обучающих материалов, предполагается возможность онлайн-общения с преподавателем, возможность задать ему вопросы, попросить уточнений.

–Чем еще занимается ИПАП?

– У нас очень разнопрофильная деятельность. Всего и не перечислишь. Например, в ИПАП разработана программа «Пеликан», которая и качественнее, и в десятки раз дешевле зарубежных аналогов. Это инструмент не обычного дистанционного обучения, а система обеспечения удаленного присутствия на уроке. Создан программный пакет, позволяющий реализовать двустороннюю видео- и аудиосвязь в хорошем качестве между местом проведения занятий и несколькими сотнями (до 600 человек) обучающихся из самых разных мест. Этот продукт мы хотим предложить Минстрою РФ. Его можно использовать при проведении, в частности, дистанционной аттестации специалистов, чтобы людям, к примеру, из Владивостока не было нужды лететь в Москву для сдачи часового экзамена. Вообще «Пеликан» очень эффективно может быть использован в самых разных сферах, где необходимо обеспечить возможность качественного общения людей, находящихся в самых разных местах.

Нами, одними из первых в городе, еще четыре года назад созданы обучающие программы в сфере BIM-технологий. Некоторое время они были мало востребованы, но сегодня, когда их развитием озаботились в Минстрое РФ, интерес значительно вырос. Мы пришли к выводу, что краткие курсы повышения квалификации по BIM-технологиям не дадут необходимого эффекта, поскольку тема очень сложная и многосторонняя. Поэтому мы предлагаем серьезную программу, рассчитанную на 380 часов. Она включает специфику работы для сметчиков и обеспечивает необходимую для эффективного использования BIM-технологий связку заказчика, застройщика, проектировщика, архитектора и сметчика.

Работает ИПАП в очной форме и на выезде. Например, в 2016 году мы в Москве реализовали обучение 4600 человек. Для этого мы арендовали целый институт, и там у нас обучалось 480 человек ежедневно. Это наглядно демонстрирует потенциал нашего преподавательского состава.

Институт ведет довольно активную научную работу. Так, недавно мы закончили написание по заказу НОСТРОЙ 8 учебников в сфере обеспечения безопасности строительных работ. К работе над ними были подключены серьезные научные силы, получился капитальный труд, который мы планируем представить на встрече с замглавы Минстроя РФ.

– Каковы планы по развитию института?

– Поскольку строительная сфера у нас охвачена уже фактически полностью, как одно из новых направлений развития мы сейчас рассматриваем сферу ЖКХ. Ни для кого не секрет, что в этой области сохраняется немало проблем. В то же время появляется много технологических решений, позволяющих оптимизировать работу, например, по управлению жилищным фондом. Как всегда, одна из самых главных проблем – это нехватка квалифицированных специалистов. Поэтому дополнительное обучение в этой сфере, равно как и современные высокоэффективные программные комплексы для этого – должны быть востребованы, тем более что власти – и на федеральном, и на региональном уровне – все больше внимания уделяют жилищно-коммунальной отрасти. Так что в ближайшее время в нашем институте, видимо, появится третий факультет, который будет осуществлять переподготовку кадров для ЖКХ.

Сейчас мы ведем работу по созданию программных продуктов в этой сфере и формированию обучающих программ, для чего, в первую очередь, необходимо понимание «болевых точек», в которых наша помощь может быть наиболее эффективна. Вообще, надо сказать, что вопрос постановки задачи – это очень серьезная тема. Потому что программный комплекс может быть создан под решение любой задачи. Но при этом нам надо четко понимать, какие проблемы сейчас наиболее актуальны. Чтобы наши разработки – и в сфере обучения, и при разработке программ – «точечно» давали именно то, что нужно специалистам сферы ЖКХ.

Есть у нас и еще одна интересная задумка в сфере кратких очных курсов по обучению иногородних. Называется она программа «Белая ночь». Ее суть в том, что помимо непосредственно двухнедельного курса повышения квалификации мы предлагаем людям на выходных сопроводительную культурно-познавательную программу. Это может быть посещение музеев Северной столицы, обзорная экскурсия по городу, выезд в наши исторические пригороды – Пушкин, Павловск, Петергоф, Кронштадт, а ночью – петербургская классика – разводка мостов.


РУБРИКА: Интервью
АВТОР: Петр Опольский



15.04.2019 12:21

Изменения в экономике страны в целом и в строительной сфере в частности – отражаются на рынке ипотеки. Но этот способ приобретения квартир по-прежнему остается востребованным у граждан. В этом уверен начальник отдела продаж ипотечных кредитов Северо-Западного регионального центра (СЗРЦ) Райффайзенбанка Константин Мурашкин. В интервью «Строительному Еженедельнику» он рассказал об итогах прошедшего года и новых трендах ипотечного кредитования.


– Каким для СЗРЦ Райффайзенбанка стал прошедший год в сегменте ипотечного кредитования?

– Очень успешным. Наши показатели достигли очередных рекордов. В частности, ипотечный портфель Райффайзенбанка в СЗФО вырос на 31,1% и достиг 21,8 млрд рублей. Нами было выдано ипотечных кредитов на сумму более 13,1 млрд рублей.

Кроме того, впервые в истории СЗРЦ портфель ипотечных кредитов в совокупном кредитном портфеле розницы превысил портфель потребительских кредитов. Его доля достигла 47%. Этот факт не может не радовать, и мы надеемся удержать этот тренд и в дальнейшем.

– Чем можно объяснить такие позитивные показатели?

– Прежде всего, сформировавшейся в 2018 году конъюнктурой рынка. В особенности в первом полугодии. Это был период снижения ставки рефинансирования ЦБ. Вслед за ней скорректировали свои ставки по кредитам в сторону уменьшения и коммерческие банки. Соответственно, ипотека стала более привлекательной для заемщиков.

Также в прошлом году рефинансирование стало локомотивом жилищного кредитования – выдано почти 2,3 тыс. кредитов (прирост: 7,4%) на сумму 4,9 млрд рублей (прирост: 17%). В первом полугодии доля программы в новых выдачах достигала 60%.

Кроме того, в 2018 мы открыли в Петербурге, в новом отделении у станции метро «Академическая», второй ипотечный центр и тем самым разгрузили первый.

– А что происходит в сегменте ипотечного кредитования сейчас?

– Спрос на ипотеку остается стабильно высоким. Но повторения результатов прошлого года мы не ожидаем, потому что за последние месяцы существенно изменились рыночные условия. Ставка рефинансирования пошла вверх, что было ожидае­мым. Это привело к пересмотру ставок коммерческих банков.

Сейчас начали меняться драйверы ипотечного кредитования. Популярность программы рефинансирования снижается – большинство тех, кто хотел оптимизировать свои расходы, уже сделало это. В Райффайзенбанке в настоящее время доля программы в новых выдачах снизилась до 15%. Но все же добавлю, что для тех, кто брал ипотеку под 13–14% годовых и выше, программа рефинансирования и сейчас остается выгодной.

– Какие ипотечные программы сейчас востребованы на рынке?

– Их можно отнести к классическим – приобретение квартиры на первичном и вторичном рынках по ставкам 10–12% годовых. Кроме того, становятся более востребованными и специальные программы с господдержкой. К таковым можно отнести «детскую» ипотеку со ставкой 6% годовых. Ею могут воспользоваться семьи, в которых после 1 января 2018 года появился второй или последую­щий ребенок. Первое время льготная ставка – в пределах 3–5 лет, но совсем недавно она была продлена на весь срок кредитования. Полагаю, что данная программа будет популярной у многих заемщиков с детьми. Благодаря привлекательным условиям кредитования «детская» ипотека в 2019 году станет одной из самых интересных на рынке.

– Как может отразиться на ипотечном кредитовании переход застройщиков на проектное финансирование?

– Некоторые граждане опасаются, что стоимость жилья после 1 июля станет выше, и принимают решение взять ипотеку именно сейчас. Это, можно сказать, тоже тренд последних месяцев. Какими будут процентные ставки, пока непонятно. Много еще неопределенности. Я склоняюсь к варианту, что они могут подрасти в среднем по рынку на 0,25–0,5 п. п. Но в целом останутся выгодными для заемщиков.

– Райффайзенбанк будет заниматься проектным финансированием?

– Наш банк достаточно консервативен при оценке рисков. Сейчас мы ведем переговоры с нашими ключевыми партнерами среди застройщиков и внимательно анализируем действия других банков. Будем адаптироваться под финальную версию закона и рекомендации по его исполнению на практике.

– А на Ваш взгляд, готова ли в целом банковская отрасль к данной работе с застройщиками?

– Есть банки, которые проектным финансированием уже активно занимаются. Вероятно, даже с неплохим для себя результатом. На мой взгляд, пока проектное финансирование не носит какого-то массового характера. Большинство банков занимает выжидательную позицию и будет готово им заниматься, как только будут более четко определены финальные механизмы работы.

– В настоящее время Госдума принимает законопроект об ипотечных каникулах. Как Вы его оцениваете?

– Данная законодательная инициатива носит социальный характер, и мы ее поддерживаем, так как она действительно может помочь гражданам, попавшим в сложную финансовую ситуацию, не уйти в просрочку по выплатам. Но всем банкам потребуется время для адаптации программного обеспечения, чтобы правильно вносить изменения в график платежей, избежать «ручного труда» и операционных ошибок.

– Около месяца назад Райффайзенбанк и сервис «ЦИАН. Ипотека» начали свое сотрудничество. В чем его суть?

– Райффайзенбанк первым среди российских кредитных организаций реализовал прямую интеграцию с сервисом «ЦИАН. Ипотека». Благодаря этому клиенты могут получить предварительное решение по ипотечному кредиту не более чем за две минуты. О первых итогах такого партнерства говорить пока рано, но уже сейчас можно сказать, что данный сервис существенно облегчит получение ипотеки для заемщиков. Для нас это еще один канал привлечения новых клиентов. 

– Означает ли это, что «цифра» становится еще более важной для банка?

– Безусловно, это так. Цифровизация услуг является одной из стратегических задач для нас. Электронные сервисы, интернет-банк и мобильное приложение помогают более тонко провести надстройку продуктов и услуг под потребности определенного человека. В результате этого банк выигрывает за счет повышения доверия и лояльности заемщиков, а клиенты выигрывают за счет более практичного и комфортного взаимодействия с банком.

Кстати

Ипотечный портфель Северо-Западного регионального центра Райффайзенбанка, по итогам 2018 года, вырос на 31,1% и достиг 21,8 млрд рублей. Как отмечают в Райффайзенбанке, это рекордный показатель для ипотечного портфеля за все время работы банка на российском рынке. Принято почти 13 тыс. ипотечных заявлений, выдано свыше 5 тыс. кредитов (прирост: 23,4%) на сумму 13,1 млрд рублей (прирост: 24,2%). Ключевыми факторами роста в 2018 году стали рефинансирование и цифровые каналы привлечения, которые позволили поддерживать устойчивый рост выдач.

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ:

ЦБ рекомендует банкам снижать долю ипотечных кредитов с низким первоначальным взносом 

Центробанк хочет запретить использование потребкредита для первоначального взноса по ипотеке 

Константин Мурашкин «Ипотека будет адаптироваться под изменения, происходящие в строительной отрасли» 


РУБРИКА: Финансы и страхование
АВТОР: Максим Еланский



15.04.2019 12:08

Патриарху общественной деятельности в строительном комплексе Северной столицы, вице-президенту и директору Санкт-Петербургского Союза строительных компаний «Союзпетрострой» Льву Каплану исполняется 90 лет. Своими воспоминаниями, а также взглядом на сегодняшние актуальные проблемы отрасли он поделился со «Строительным Еженедельником».


– Лев Моисеевич, перефразируя Маяковского, можно сказать: «Мы говорим Каплан – подразумеваем «Союзпетрострой», мы говорим «Союзпетрострой» – подразумеваем Каплан». Как сложилось так, что Вы стали одним из лидеров общественной работы городского стройкомплекса?

– «Союзпетрострой» – это моя «последняя любовь». С ним неразрывно связана почти четверть века моей жизни, но в строительную отрасль я пришел гораздо раньше – примерно 70 лет назад.

Вообще, моя жизнь как бы разделена на четыре больших этапа. Первый из них, «пунктиром»: довоенное детство – блокада – университет. Второй этап, сроком более 15 лет, связан с практической работой в строительном комплексе: Ремонтно-строительный трест – Трест № 16 – Спецстрой – Трест № 20. Этот период дал мне очень многое в смысле понимания отрасли, ее жизни и проблем. Третий этап – 30-летнее преподавание в строительных вузах и научная деятельность: руководство группой организаторов строи­тельства в Инженерно-экономическом институте, затем кафедрой управления и организации строительства в Ленинградском институте методов техники и управления. В ЛИМТУ через мою кафедру прошли более 21 тыс. строителей, включая очень известных и уважаемых людей. И именно там сложились обстоятельства, подтолкнувшие меня к участию в создании «Союзпетростроя», который и стал четвертым этапом моей жизни.

– Что это за обстоятельства?

– Это было в начале 1990-х годов – в очень сложный для строительного комплекса города, да и страны в целом, период. Старая система распалась (были ликвидированы как министерства, так и главки; строительные организации приватизировались, переформировывались, разукрупнялись), а новая – только зарождалась, и люди еще плохо понимали, как в ней работать. Для восполнения этой лакуны совместно с Манчестерским университетом науки и технологий мы проводили программу «Западные методы менеджмента в строительстве» (я был руководителем с российской стороны). Этот курс прошли многие видные руководители городского стройкомплекса.

Знакомясь с западным опытом (Великобритании, Франции, Германии), мы обнаружили, что там нет никаких министерств по строительству, а огромную роль играют общественные организации, которые имеют серьезное влияние, способны донести до власти отраслевые интересы, – и власть к ним прислушивается. Это было именно то, чего наш строительный комплекс был лишен, поэтому мы решили воспользоваться европейским опытом.

В конце 1994 года состоялось организационное совещание, большая часть участников которого проходила обучение в рамках нашей программы; а в начале 1995-го – устав «Союзпетростроя» уже был зарегистрирован. В нем принимали участие представители примерно 40 компаний, половина которых (включая достаточно крупные, например, «Мостострой-6», Трест № 39, Трест № 32, «Севзаптрансстрой») до нашего времени, увы, не дожили. Президентом Союза был избран депутат ЗакС Петербурга Владимир Гольман, а я стал директором объединения.

Вторая половина 1990-х годов – период расцвета «Союзпетростроя». Число членов Союза неуклонно росло и через 12 лет превысило 500 организаций. Разрозненные компании понимали необходимость общих усилий для отстаивания своих интересов. Более того, Союз превратился в уникальное общеотраслевое объединение, в которое входили как непосредственно строительные организации (и разных сегментов рынка, и разного функционала, и разного размера), так и производители стройматериалов, проектировщики, изыскатели, эксперты, профильные вузы и даже банки, страховщики и СМИ (кстати, состоит у нас и «Строительный Еженедельник»). Таким образом, внутри нашей общественной организации, при обсуждении актуальных проблем, мы могли учесть мнение абсолютно всех заинтересованных сторон, так или иначе вовлеченных в строительный процесс. Это стало уникальным прецедентом не только для России, но и для зарубежных стран.

Добавлю, что мы никогда не отделяли себя от федерального строительного комплекса и стали первым региональным отраслевым объединением, вошедшим в Российский союз строителей. И я уже 24 года являюсь в нем членом Совета и Правления.

– И как власти Петербурга восприняли появление отраслевого общественного объединения?

– Контакт с властями у нас был всегда, руководству города тоже было удобнее общаться не с каждой строительной компанией, а с объединением, представляю­щим весь стройкомплекс. Появление «Союзпетростроя» приветствовал мэр Петербурга Анатолий Собчак, который сразу оценил ту экспертную и консультационную помощь, которую может оказать Союз. Хорошие отношения у нас сложились и с губернатором Владимиром Яковлевым, который в свое время проходил учебу у меня в ЛИМТУ, затем, в его бытность главой Комитета по управлению городским хозяйством, я был его помощником, а теперь он возглавляет (кстати, по моей рекомендации) Российский Союз строителей. Во второй половине 1990-х я входил в Общественный совет города, и Владимир Яковлев приезжал на его заседания не просто «поприсутствовать», а активно обсуждал с нами насущные проблемы города.

Могу отметить, что и далее, когда Петербург возглавляли Валентина Матвиенко и Георгий Полтавченко, мы умели наладить контакт с городскими властями, к нашему мнению прислушивались. И сегодня мы активно взаимодействуем с профильным вице-губернатором Николаем Линченко в сфере методологии и консультативной деятельности. Также мы участвуем в профильной рабочей группе Штаба по улучшению условий ведения бизнеса в Санкт-Петербурге.

– Однако со временем в городе появились и другие отраслевые объединения…

– Действительно, численность «Союзпетростроя» в последние годы заметно снизилась. Отчасти это связано с появлением саморегулирования в строительстве. Многие компании просто финансово не потянули членство сразу в нескольких организациях. Принципиально мы поддерживали введение саморегулирования. Но мы считали, что это должна быть свое­го рода форма цеховой самоорганизации, добровольные объединения, нацеленные на формирование стандартов качества работы в отрасли, решение ее проблем, содействие внедрению передовых технологий. А в итоге получилась совершенно другая система – дающая допуски к работе и жестко централизованная.

Мне не хотелось превращать «Союзпетрострой» в СРО, поскольку это разрушило бы то уникальное объединение в одной структуре всех сторон, так или иначе задействованных в строительном процессе, о чем я говорил ранее. Поэтому было решено сохранить Союз в качестве общественной организации. При этом из ее членов были сформированы две СРО («Союзпетрострой-Стандарт» для строи­телей и «Союзпетрострой-Проект» для проектировщиков), а вскоре и негосударственная экспертиза «Союзпетрострой-Эксперт» (после введения соответствующего института).

Еще одним негативным, на мой взгляд, фактором в «нулевые» годы стало то, что общее руководство некоторыми общественными организациями было возложено на представителей городской администрации. С одной стороны, это вроде и неплохо, поскольку есть уверенность, что власти услышат отрасль. Но с другой – в такой организации теряется сам смысл понятия «общественная», то есть являю­щаяся институтом гражданского общества, не зависимым от власти.

Наша позиция в этой сфере остается неизменной. Мы хотели бы оказывать власти консультационную поддержку, формировать экспертное мнение по тому или иному вопросу, доносить до нее проблемы, которые волнуют отрасль, но не быть составной частью этой власти. Как участник многих общественных структур, могу с уверенностью сказать, что реально эффективны только те из них, которые не являются элементом административной системы, которые обсуждают самые серьезные и острые вопросы, дают властям реальную обратную связь. Именно в качестве такой структуры мы создавали «Союзпетрострой», таким мы хотим видеть его и впредь.

В рамках этого нашего подхода я на ХХ конференции «Развитие строительного комплекса Петербурга и Ленинградской области» выступил с инициативой создать при вице-губернаторе города Николае Линченко Общественный совет, в который вошли бы представители бизнеса и отраслевого сообщества, для серьезного обсуждения резонансных вопросов.

– Что, на Ваш взгляд, сегодня является самой острой проблемой отрасли?

– Проблем множество. Одна из них – хаотичность, непоследовательность государственной политики в строительной сфере. Изменить что-то в федеральном масштабе мы не способны. Но у нас есть возможность сформировать (в рамках действующего законодательства, разу­меется) хотя бы на уровне Петербурга четкие, всем понятые, учитывающие интересы всех участников строительного процесса цивилизованные «правила игры». Это своего рода «общественный договор» на уровне отрасли. В основе его должны лежать баланс интересов и разумное распределение дохода от строительной деятельности. В нынешних действительно сложных для отрасли условиях это необходимо для ее сохра­нения.

Очень болезненный вопрос – монополизация. Малый и средний бизнес фактически вытеснен с рынка. Некоторые некрупные застройщики перешли в генподряд, но и эта ниша перегружена, а уж о положении подрядчиков и говорить не приходится – практически все работают на уровне себестоимости. Только за прошлый год обанкротилось около тысячи строительных компаний.

Проводящаяся реформа финансирования жилищного строительства ставит в тупик даже и крупных девелоперов, а также банки. Схема работы по новым правилам даже теоретически понятна только в общих чертах, но чем ближе подходишь к конкретике – тем больше появляется вопросов без ответов.

Сама по себе идея проектного финансирования – вполне разумна, в большинстве стран мира денег граждан на строи­тельство жилья не привлекают. Кроме того, решается проблема появления обманутых дольщиков. Но остается вопрос: откуда взять деньги? Не будем сейчас говорить о 120 млн кв. м, строить которые ежегодно планируется к 2024 году. Поговорим о сегодняшних объемах ввода. Чтобы строить 75 млн кв. м, необходимо примерно 6 трлн рублей. Привлечь от граждан через эскроу-счета, по примерным оценкам, реально около 3,7 трлн. Значит, остальное должны добавить банки. У них таких «длинных», сравнительно дешевых денег нет. Соответственно, государство должно «влить» в строительство 2,3 трлн рублей. И речь идет о сумме, которая необ­хо­дима в год. Кроме того, у банков нет структур, которые могли бы реально оценивать экономическую эффективность проектов и осуществлять грамотный контроль за ходом строительства. Словом, как это все будет работать – пока остается загадкой.

– Лев Моисеевич, и все-таки: 90 – число немалое, не появляется желание остановиться на достигнутом?

– Нет, я просто не мыслю себя без работы, без друзей-строителей, без «Союзпетростроя». Пока живу, пока дышу, буду отдавать все свои силы любимому делу. И надеюсь, что меня поддержат и строительные компании Санкт-Петербурга, и его руководство.

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ:

Женщина с большой буквы 

Мнение: Отказ от долевки требует перестройки всего строительного комплекса 

Переобуться в воздухе 


АВТОР: Михаил Кулыбин
ИСТОЧНИК: АСН-инфо