Анатолий Павленко: «Обучаем именно тому, что нужно для практической работы»


06.05.2019 11:00

Институт прикладной автоматизации и программирования (ИПАП) отмечает в этом году свое 15-летие. Об истории, сегодняшнем дне и перспективных планах развития учреждения дополнительного профессионального образования «Строительному Еженедельнику» рассказал его генеральный директор Анатолий Павленко.


– Анатолий Николаевич, поздравляем с 15-летием института! Расскажите, пожалуйста, немного о его истории. Что вызвало его к жизни?

– В 2004 году я оставил военную службу и начал работать в компании «Визардсофт» – российском разработчике программного обеспечения, выпускающем продукты для автоматизации бизнес-процессов в строительстве. Возникла необходимость обучать сотрудников компаний работе с нашими программами. Судите сами: выполнение одного расчетного задания у профессионального инженера-сметчика занимает порядка 8 часов; та же работа, выполненная в соответствующей программе, – 30 минут. Повышение производительности – в 16 раз! Конечно, компании были очень заинтересованы в таком ускорении процессов. Тогда появился Учебный центр «Визардсофт», в котором мы помогали с освоением нового программного обеспечения для сметного дела. Он сразу продемонстрировал очень большую востребованность, мы работали буквально в три смены и без выходных.

Довольно быстро пришло понимание, что технологии и методы решения самых различных задач в строительной отрасли сегодня меняются и совершенствуются очень быстро – и чтобы эффективность работы компаний была на высоком уровне, их сотрудникам необходимо постоянно осваивать новые умения и получать дополнительное образование. При этом учебных заведений, специализирующихся не на базовом курсе знаний, а на повышении квалификации, причем именно в области практической работы, – явно не хватало. Сначала мы ввели несколько программ для представителей разных профессий в строительном бизнесе: для производителей работ, начальников участков и отделов, главных инженеров и даже для руководителей компаний (не секрет, что многие из них имели экономическое или юридическое образование, а у нас они могли освоить специ­фику именно строительных процессов, документооборота в этой сфере и пр.). В итоге, когда мы поняли уровень востребованности специального учреждения дополнительного профобразования, было принято решение создать организацию, получившую название Институт прикладной автоматизации и программирования. Чтобы подтвердить качество наших обучаю­щих программ, мы получили официальную лицензию учебного заведения.

 

– Что собой представляет институт сегодня?

– Сферы дополнительного образования, которое мы предлагаем, постепенно расширялись. Сегодня в ИПАП два факультета: автоматизации бизнес-процессов в строительстве и информационных технологий. Суммарно мы предлагаем представителям бизнеса около 100 различных курсов по повышению квалификации сотрудников, практически по всем строительным профессиям и специализациям. Реализуются программы в сфере сметного дела, информационных технологий, экспертизы проектно-сметной документации, обследования технического состояния зданий и сооружений, слаботочных систем, энергосбережения и др.

Подчеркну, мы работаем именно в сфере дополнительного образования и повышения квалификации, а это накладывает определенную специфику. Прежде всего, к нам приходят уже сложившиеся профессионалы, за плечами у которых серьезный опыт. Им нужны не «общие слова», а обучение новым технологиям в сфере их деятельности. У них есть конкретные вопросы, связанные с практикой работы, по которым необходимы четкие консультации (это, кстати, держит «в тонусе» и преподавательский состав, которому нужно знать и осваивать все новации, быть «на шаг впереди» работающих в отрасли специалистов). Кроме того, на время обучения люди отрываются от производства. То есть курсы должны быть достаточно краткие и емкие. Действует и такой фактор, как многопрофильность строительства. Очевидно, что сотруднику компании-застройщика не нужны знания об особенностях сметного дела в дорожно-строительной отрасли и т. п. Поэтому мы ориентированы на то, чтобы дать именно те знания, которые нужны конкретному специалисту для его практической работы.

За прошедшие годы создана основательная материально-техническая база (8 компьютерных классов, 160 машин в сети), собран высококвалифицированный профессорско-преподавательский состав, разработаны эффективные программы обучения. Оно осуществляется как в очной (дневной и вечерней), так и в дистанционной форме (с 2006 года).

Отмечу, что наше дистанционное обучение отличается от того, что предлагают некоторые заведения, отправляющие клиенту комплект видеоуроков, по ознакомлении с которыми выдают справку о дополнительном образовании. На мой взгляд, такая практика дискредитирует идею как таковую. В нашей схеме, помимо высылки комплекта обучающих материалов, предполагается возможность онлайн-общения с преподавателем, возможность задать ему вопросы, попросить уточнений.

–Чем еще занимается ИПАП?

– У нас очень разнопрофильная деятельность. Всего и не перечислишь. Например, в ИПАП разработана программа «Пеликан», которая и качественнее, и в десятки раз дешевле зарубежных аналогов. Это инструмент не обычного дистанционного обучения, а система обеспечения удаленного присутствия на уроке. Создан программный пакет, позволяющий реализовать двустороннюю видео- и аудиосвязь в хорошем качестве между местом проведения занятий и несколькими сотнями (до 600 человек) обучающихся из самых разных мест. Этот продукт мы хотим предложить Минстрою РФ. Его можно использовать при проведении, в частности, дистанционной аттестации специалистов, чтобы людям, к примеру, из Владивостока не было нужды лететь в Москву для сдачи часового экзамена. Вообще «Пеликан» очень эффективно может быть использован в самых разных сферах, где необходимо обеспечить возможность качественного общения людей, находящихся в самых разных местах.

Нами, одними из первых в городе, еще четыре года назад созданы обучающие программы в сфере BIM-технологий. Некоторое время они были мало востребованы, но сегодня, когда их развитием озаботились в Минстрое РФ, интерес значительно вырос. Мы пришли к выводу, что краткие курсы повышения квалификации по BIM-технологиям не дадут необходимого эффекта, поскольку тема очень сложная и многосторонняя. Поэтому мы предлагаем серьезную программу, рассчитанную на 380 часов. Она включает специфику работы для сметчиков и обеспечивает необходимую для эффективного использования BIM-технологий связку заказчика, застройщика, проектировщика, архитектора и сметчика.

Работает ИПАП в очной форме и на выезде. Например, в 2016 году мы в Москве реализовали обучение 4600 человек. Для этого мы арендовали целый институт, и там у нас обучалось 480 человек ежедневно. Это наглядно демонстрирует потенциал нашего преподавательского состава.

Институт ведет довольно активную научную работу. Так, недавно мы закончили написание по заказу НОСТРОЙ 8 учебников в сфере обеспечения безопасности строительных работ. К работе над ними были подключены серьезные научные силы, получился капитальный труд, который мы планируем представить на встрече с замглавы Минстроя РФ.

– Каковы планы по развитию института?

– Поскольку строительная сфера у нас охвачена уже фактически полностью, как одно из новых направлений развития мы сейчас рассматриваем сферу ЖКХ. Ни для кого не секрет, что в этой области сохраняется немало проблем. В то же время появляется много технологических решений, позволяющих оптимизировать работу, например, по управлению жилищным фондом. Как всегда, одна из самых главных проблем – это нехватка квалифицированных специалистов. Поэтому дополнительное обучение в этой сфере, равно как и современные высокоэффективные программные комплексы для этого – должны быть востребованы, тем более что власти – и на федеральном, и на региональном уровне – все больше внимания уделяют жилищно-коммунальной отрасти. Так что в ближайшее время в нашем институте, видимо, появится третий факультет, который будет осуществлять переподготовку кадров для ЖКХ.

Сейчас мы ведем работу по созданию программных продуктов в этой сфере и формированию обучающих программ, для чего, в первую очередь, необходимо понимание «болевых точек», в которых наша помощь может быть наиболее эффективна. Вообще, надо сказать, что вопрос постановки задачи – это очень серьезная тема. Потому что программный комплекс может быть создан под решение любой задачи. Но при этом нам надо четко понимать, какие проблемы сейчас наиболее актуальны. Чтобы наши разработки – и в сфере обучения, и при разработке программ – «точечно» давали именно то, что нужно специалистам сферы ЖКХ.

Есть у нас и еще одна интересная задумка в сфере кратких очных курсов по обучению иногородних. Называется она программа «Белая ночь». Ее суть в том, что помимо непосредственно двухнедельного курса повышения квалификации мы предлагаем людям на выходных сопроводительную культурно-познавательную программу. Это может быть посещение музеев Северной столицы, обзорная экскурсия по городу, выезд в наши исторические пригороды – Пушкин, Павловск, Петергоф, Кронштадт, а ночью – петербургская классика – разводка мостов.


РУБРИКА: Интервью
АВТОР: Петр Опольский



22.04.2019 13:18

В Ленобласти 1 апреля 2019 года стартовала реформа в сфере обращения с отходами. О ее задачах, приоритетах, а также первых шагах «Строительному Еженедельнику» рассказал начальник Управления Ленобласти по организации и контролю деятельности по обращению с отходами Николай Борисов.


– Николай Александрович, обрисуйте, пожалуйста, в общих чертах «идеологию» реформы отрасли.

– Как известно, реформа носит общероссийский характер. В соответствии с принятыми на федеральном уровне законодательными изменениями, во всех регио­нах создаются структуры – региональные операторы, отбираемые на конкурсной основе и несущие ответственность за весь процесс обращения с отходами в субъектах РФ. Второй важнейшей составляющей стратегии реформы является приоритет переработки отходов с последующим использованием вторичных ресурсов над захораниванием на полигонах, как это было принято еще с советских времен. Конечно, организация такой схемы требует серьезных инвестиций. Поэтому проводится реформа тарифообразования в этой сфере, с вынужденным повышением расценок на услуги. Но это должно сопровождаться повышением их качества, а также положительным влиянием на экологическую обстановку в результате постепенного отказа от практики захоронения отходов.

Часть регионов начала реформу на всех своих территориях непосредственно с 1 января, мы же решили воспользоваться возможностью поэтапного введения изменений. Думаю, что наш подход верен. Неотлаженность новой системы вызывает недочеты с оказанием услуг. Следствием этого стало недовольство граждан новация­ми. Мы решили «учиться на чужих ошибках» и реализовывать реформу поэтапно, с учетом возникающих при этом проблем.

– Что уже сделано в этой сфере?

– Прежде всего, в результате конкурсных процедур определен региональный оператор. Им стала Управляющая компания по обращению с отходами в Ленобласти. Договор заключен на 10 лет. 18 районов Ленинградской области разделены на 7 технологических зон, в соответствии с утвержденной Территориальной схемой по обращения с отходами.

Региональный оператор комплекс­но отвечает за сбор, транспортирование и размещение (включая обязательную сортировку) отходов на полигонах в Ленбласти. Задача оператора – выстроить и наладить процесс обращения с отходами, взаимодействуя как с образователями отходов (юридические и физические лица), транспортными компаниями, так и с операторами (полигоны ТБО) в регио­не. Изменения коснутся и транспортных компаний, которые больше не смогут устанавливать произвольную стоимость вывоза мусора – по всем районам Ленобласти тариф будет одинаковый.

Поскольку переработка отходов является обязательным приоритетом, региональный оператор уже начал постепенную модернизацию полигонов. В ноябре прошлого года на полигоне ТБО в Приозерском районе был запущен современный мусоросортировочный комплекс, мощностью 100 тыс. т в год. Он позволяет извлекать для повторного использования до 40% полезных фракций. Работы идут и на других полигонах на территории области.

 

– Как будет происходить вовлечение районов в реформу?

– Это будет делаться постепенно, с учетом накапливаемого опыта, чтобы не допускать повторения ошибок и оперативно устранять недочеты. С 1 апреля на новые правила обращения с твердыми коммунальными отходами перешел Приозерский район. Полигон, как я уже говорил, прошел модернизацию, оснащен системами сортировки мусора и весового контроля. Все мусоровозы оснащены спутниковой системой ГЛОНАСС, а данные в онлайн-режиме передаются в единую систему контроля и учета отходов. Таким образом, у регионального оператора есть полная информация о движении всех мусоровозов на территории 14 поселений района. Можно точно фиксировать «происхождение» мусора, кем, куда и когда он доставлен. Приозерский район был выбран в качестве пилотного, в частности, и потому, что в нем договорами на вывоз мусора охвачено больше всего частных домовладений – 84%, а это является важной составной частью реформы.

В настоящее время все мусорные баки района приведены в единую стилистику (окрашены и брендированы логотипом регионального оператора). Прорабатывается вопрос строительства дополнительных контейнерных площадок нового современного образца (контейнерная площадка будет в обязательном порядке иметь место для хранения крупногабаритных отходов, бак для пищевых и прочих отходов), поскольку вводится раздельный (пока на две фракции – биоотходы и неорганика) сбор, что позволяет эффективнее осуществлять сортировку мусора и его дальнейшую переработку. Кстати, могу отметить, что у нас уже появились интересанты, которые хотели бы построить рядом с полигоном Приозерского района предприятия по выпуску различной продукции с использованием вторсырья.

С 1 июня к реформе подключится Выборгский район, с 1 июля – Лужский. Далее ежемесячно будут входить в систему всё новые районы, сначала по одному, затем с нарастанием интенсивности. В итоге с ноября новая схема обращения с отходами будет распространена на всю территорию Ленобласти.

– Насколько сильно реформа «ударит по кошельку» жителей области?

– Надо понимать, что в разных районах был разный тариф. Поэтому в одних местах подорожание будет сравнительно небольшим, а в других – достаточно заметным. Но в целом, на наш взгляд, «непосильными» расходы на вывоз мусора назвать нельзя. Для жителей многоквартирных домов тариф составляет 6,35 рубля за 1 кв. м жилплощади (таким образом, за квартиру в 45 кв. м ежемесячно надо будет платить около 285 рублей). Для владельцев частных домов тариф составит 375,44 рубля в месяц с домовладения.

Кроме того, надо отметить, что услуга становится коммунальной. Поэтому, во-первых, она появится отдельной строкой в квитанции на оплату услуг ЖКХ, а во-вторых, на нее будут распространяться все федеральные льготы (как на оплату света, газа, водоснабжения и водоотведения). Кроме того, регионом прорабатываются дополнительные льготы. Для пенсионеров предлагается сделать скидку в 50% от тарифа, а граждан старше 80 лет – полностью освободить от оплаты (в том смысле, что региональный оператор будет получать деньги за них из областного бюджета). Соответствующий закон уже разрабатывается и в ближайшее время будет внесен в ЗакС Ленобласти

Кстати

Сообщить о несанкционированной свалке, пожаловаться на содержание контейнерной площадки, предложить изменения в графике вывоза отходов жители Ленобласти могут по телефону «горячей линии»: +8 (812) 454-18-18.

Проблема

Александр Дрозденко: «Петербургу и области нужна единая политика в сфере обращения с отходами»

Санкт-Петербург и Ленобласть должны сформировать единую справедливую политику в сфере обращения с отходами. Об этом заявил глава Ленобласти Александр Дрозденко на заседании губернаторского пресс-клуба.

Он напомнил, что мегаполис генерирует гораздо больше мусора, чем область. «Суммарный ежегодный объем нуждающихся в утилизации коммунальных отходов в нашем регионе составляет около 710 тыс. т. А в Петербурге за аналогичный период – примерно 1,8 млн т. Если же добавить к ним прочие отходы – строительные, в сфере ритейла и другие, то из города на захоронение в Лен­область поступает примерно до 10 млн т мусора в год. А это три четверти от общего объема», – отметил глава региона.

Александр Дрозденко подчеркнул, что никто не ставит под сомнение саму необходимость вывоза отходов на территорию области. «Это нормально, и полностью соответствует федеральному законодательству, в соответствии с которым на землях населенного пункта захоранивать мусор не допускается. Стало быть, иного варианта, как везти его к нам, в Ленобласть, просто нет. И мы относимся к этому с пониманием», – заявил он.

При этом губернатор отметил, что для того, чтобы не было перекосов и злоупотреблений со стороны городских «производителей мусора», властям двух субъектов РФ надо продумать общую справедливую политику в этой сфере. «На наш взгляд, должна быть сформирована единая система обращения с отходами. В идеале – с одним оператором, который полностью курировал бы эту отрасль и, соответственно, нес бы полную ответственность за все, в ней происходящее. Чтобы было ясно, с кого спрашивать за результат. Также нужна единая транспортная система, осуществляю­щая вывоз отходов на полигоны. Все машины, осуществляющие эту деятельность, непременно нужно оборудовать датчиками ГЛОНАСС. Это позволит точно фиксировать, кто, что и куда отвез. Таким образом будет предотвращаться проблема появления несанкционированных свалок, на борьбу с которой Ленобласть ежегодно тратит десятки миллионов рублей. Ну и, наконец, необходимо согласовать единую тарифную политику в сфере обращения с отходами, чтобы не было попыток «сдать мусор» по той тарифной сетке, где это дешевле», – заключил Александр Дрозденко.

«С нашей точки зрения, предлагаемые принципы сотрудничества в этой сфере понятны, логичны и справедливы. Но пока, к сожалению, не по всем этим вопросам у нас есть взаимопонимание с властями Петербурга. И эту проблему необходимо решать в ближайшее время, поскольку город, как и область, в этом году приступает к реформированию отрасли обращения с отходами – и лучше, если системы будут интегрированы с самого начала», – подчеркнул глава региона.

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ:

В Ленобласти введут льготы на оплату услуг по вывозу и переработке мусора 

Ленобласть намерена закрыть все незаконные свалки до 2024 года 

Дрозденко: Петербургу и области нужна единая политика в сфере обращения с отходами 


РУБРИКА: ЖКХ
АВТОР: Михаил Добрецов  
ИСТОЧНИК: АСН-инфо



15.04.2019 18:54

Региональный представитель Национального Лифтового Союза по СЗФО, генеральный директор ООО «МЛМ Нева трейд» Игорь Янукович рассказал «Строительному Еженедельнику» об итогах работы компании в прошлом году, проблемах и перспективах программы ускоренной замены лифтов, актуальных рыночных трендах.


– Игорь Станиславович, для начала традиционный вопрос: с какими результатами компания закончила 2018 год?

– В целом, несмотря на все сложности в лифтовой отрасли, год для нас можно считать успешным. Мы стараемся, чтобы каждый год компания прирастала – в опыте, компетенциях, услугах, числе сотрудников. И прошлый год не стал исключением.

Мы продолжили участие в программе ускоренной замены лифтов: доделали небольшой объем работ, оставшийся с 2017 года (всего по итогам тендеров позапрошлого года мы заменили 230 лифтов из общего числа 430), а также приняли участие в новых конкурсах и выиграли ряд контрактов. В целом результаты были несколько скромнее, чем годом ранее: по ним мы меняем 101 лифт. К настоящему моменту эта работа находится в завершающей стадии.

Поскольку в целом программа представляется нам интересной, в этом году мы также планируем принять участие в тендерах, о чем уже сообщили в Жилищный комитет и региональный Фонд капремонта. Для нас это возможность расширить бизнес, увеличить объем заказов, дозагрузить наши мощности, поскольку определенный резерв существует. У программы, конечно, есть своя специфика, деньги подрядчик получает с рассрочкой, но для крупных компаний, с запасом финансовой устойчивости, она, на мой взгляд, весьма перспективна.

Всего за 2018 год «МЛМ Нева трейд» установила 422 лифта в 10 районах Петербурга (всего в городе было заменено 789 лифтов).

– «МЛМ Нева трейд» активно участвует в программе ускоренной замены лифтов. Как Вы оцени­ваете результаты ее реализации?

– Чтобы говорить о результатах реализации программы, нужно сделать шаг назад и разобраться с ситуацией в лифтовом хозяйстве страны, которая эту программу породила. Много уже говорилось, что в целом положение очень сложное. В России, по итогам 2018 года, в жилых домах работает 443 тыс. лифтов. Из них, согласно требованиям Технического регламента стран Таможенного союза, к 2020 году должны быть приведены в соответствие требованиям безопасности или заменены около 110 тыс. лифтов. Соответственно, в среднем по стране нужно менять примерно 25% лифтов.

Если же спуститься на региональный уровень, ситуация будет весьма различная. В Москве, например, доля лифтов, нуждающихся в замене, составляет порядка 10%. Учитывая возможности столичного бюджета, это вполне посильная задача. А в некоторых небогатых регионах этот показатель может достигать 50%, при том, что финансовых ресурсов, чтобы исправить положение, у местных властей совсем немного. Вот для них-то программа ускоренной замены лифтов, в рамках которой подрядчики за свои или привлекаемые средства выполняют работы, а бюджет расплачивается с ними с рассрочкой на 3 года, стала очень серьезным подспорьем.

В Петербурге, по данным Жилищного комитета на конец 2018 года, всего около 44 тыс. лифтов, из которых примерно 10,5 тыс. выработали свой ресурс. К сожалению, в последние годы объем работ по замене лифтов заметно снизился. В начале 2010-х годов ежегодно менялось 1,5–2 тыс. машин. Рекорд был зафиксирован в 2014 году – 2014 лифтов. Затем этот показатель пошел на снижение: сначала до 1,3–1,5 тыс. лифтов, а в 2018–2019 годы – около 900 машин. То есть можно констатировать падение темпов более чем в два раза. При этом нужно понимать, что число лифтов, выработавших ресурс, не статично. Места, где выполнена замена лифтов, выбывают из «проблемной зоны», но она ежегодно пополняется примерно на 1 тыс. единиц оборудования, отслуживших свой срок. Соответственно, чтобы число машин, требующих замены, сокращалось, нужно менять более 1 тыс. штук, чего в последние годы не происходит. А значит, масштаб проблемы не снижается. По данным на 2012 год, в замене нуждалось примерно 13 тыс. машин. Таким образом, за 7 лет их число снизилось меньше чем на 20%, несмотря на все усилия, которые прилагала отрасль.

Отсюда можно сделать ряд выводов. Во-первых, программа ускоренной замены лифтов, безусловно, нужна; для многих регионов она стала серьезным источником привлечения средств в эту сферу. Во-вторых, она не везде смогла заработать в полную силу и не обеспечила опережающие темпы замены оборудования. В-третьих, исходя из масштаба существующих проблем, в подавляющем большинстве регионов (даже в сравнительно благополучном Петербурге) требования Техрегламента Таможенного союза к 2020 году выполнены не будут.

– Ускоренная замена лифтов началась и в домах со спецсчетами. Заинтересованы ли вы в участии в ней?

– Действительно, если раньше программа ускоренной замены касалась только лифтов в домах, вносящих плату за капремонт в рамках схемы «общего котла» регионального оператора капремонта, то теперь она получила распространение и для тех домов, которые собирают взносы на индивидуальных спецсчетах. Таких объектов в среднем по стране примерно 6–7%. Если экстраполировать эти данные на Петербург, то таких лифтов с учетом износа в 25% – примерно 500–600 шт. А это еще одна ниша для расширения нашей работы.

Необходимость замены оборудования в домах со спецсчетами имеется. Между тем, это одна из самых дорогостоящих опций во всем перечне работ по капремонту (только стоимость лифта достигает 1 млн рублей). И соответственно, накопить нужную сумму взносами с одного объекта достаточно сложно. Если сначала люди об этом не задумывались, то теперь серьезность вопроса стала очевидна.

Результатом стало распространение практики ускоренной замены и на такие дома. Там иные условия; в частности, нет общих параметров договора. Поскольку очень многое зависит от конкретного ТСЖ, числа собственников жилья, платежной дисциплины и ряда иных факторов, соглашения носят индивидуальный характер. Кроме того, срок рассрочки достигает 5 лет. С другой стороны, практикуется частичное авансирование работ. Пока такие примеры есть только в Москве, но, думаю, вскоре они появятся и у нас, и мы должны быть к этому готовы. Об этом мы также сообщили в Жилищный комитет. 

– В России в 2018 году впервые за несколько лет выросла средняя цена лифта. В чем причины этого тренда? Есть ли риск, что из-за роста цен объем замены лифтов уменьшится?

– Действительно, рост средней цены лифта в России по итогам 2018 года достиг 14,4%. Причины тренда – в общеэкономических факторах: рост налогов, повышение издержек производителя, траты на техническое перевооружение заводов, инфляция. Между тем, с 2014 года, когда начались кризисные явления, цены практически не менялись. Сегодня, когда экономическое положение относительно стабилизировалось, производители лифтов получили возможность скомпенсировать накопившееся проседание по рентабельности своей деятельности, не рискуя повышением цен обвалить рынок. Думаю, что процесс роста цен уже исчерпал потенциал.

В то же время надо признать, что на подрядчиков, работающих в лифтовой отрасли, эти процессы оказали достаточно негативное влияние, поскольку, в отличие от производителя, они не могут повысить оплату своих услуг. При том, что сейчас проводятся тендеры, условия которых определялись еще при старой цене лифтов, рентабельность деятельности исполнителей госзаказа заметно снизится. Однако, не думаю, что в долгосрочной перспективе рост стоимости оборудования окажет негативное влияние на программы замены. Дело в том, что тарифы сборов на капремонт также подросли. Соответственно, средств на то, чтобы скомпенсировать увеличение стоимости лифтов, должно хватить.

– Новым законом введена административная ответственность за нарушение требований безопасного использования и содержания лифтов. Ваш взгляд на новацию?

– Чтобы понимать ситуацию, и в этом вопросе нужно немножко отступить назад. Было принято решение с 2013 года вывести лифты из числа опасных производственных объектов.

Следствием этого стало то, что за эксплуатацию этого оборудования стали браться компании-однодневки, не имеющие квалифицированного штата, опыта проведения работ, необходимого оборудования. Хуже того, поскольку экономика у таких структур была совсем иная, чем у серьезных игроков отрасли, новички могли позволить себе демпинговать на тендерах и выигрывать заказы – хотя и не обеспечивали затем надлежащего качества работ. В результате началось резкое увеличение аварийных ситуаций, в том числе и со смертельным исходом. По статистике, в 2010 году погибло 2 человека, в 2011-м – 4, в 2012-м – 1, зато после введения новой схемы: в 2013-м – уже 12 человек, в 2014 – 14.

Для решения проблемы прежде всего в 2017 году был возвращен надзор, также уже в этом году были внесены изменения в Кодекс об административных правонарушениях. Введена ответственность за нарушение требований безопасного содержания и эксплуатации лифтов.  Если речь идет о небольших нарушениях требований, то предусмотрен штраф на должностные лица в размере 2–5 тыс., а на юрлица – 20–40 тыс. рублей. Если же в результате нарушения создается угроза аварийной ситуации или причинения вреда жизни и здоровью, штраф для должностных лиц увеличивается до 20–30 тыс. рублей (или дисквалификация на срок 1–1,5 года), для юрлиц – до 300–350 тыс. (или приостановление деятельности на срок до 90 суток).

Я в целом позитивно отношусь к новации, считаю, что она позволит очистить рынок от недобросовестных компаний. Те же, кто захочет продолжить бизнес, должны будут повысить производственную культуру. А главное – безопасность пользования лифтами для людей существенно возрастет.


РУБРИКА: Точка зрения
АВТОР: Лев Касов
ИСТОЧНИК: АСН-инфо