Игорь Янукович: «В полную силу программа ускоренной замены лифтов не заработала»


15.04.2019 18:54

Региональный представитель Национального Лифтового Союза по СЗФО, генеральный директор ООО «МЛМ Нева трейд» Игорь Янукович рассказал «Строительному Еженедельнику» об итогах работы компании в прошлом году, проблемах и перспективах программы ускоренной замены лифтов, актуальных рыночных трендах.


– Игорь Станиславович, для начала традиционный вопрос: с какими результатами компания закончила 2018 год?

– В целом, несмотря на все сложности в лифтовой отрасли, год для нас можно считать успешным. Мы стараемся, чтобы каждый год компания прирастала – в опыте, компетенциях, услугах, числе сотрудников. И прошлый год не стал исключением.

Мы продолжили участие в программе ускоренной замены лифтов: доделали небольшой объем работ, оставшийся с 2017 года (всего по итогам тендеров позапрошлого года мы заменили 230 лифтов из общего числа 430), а также приняли участие в новых конкурсах и выиграли ряд контрактов. В целом результаты были несколько скромнее, чем годом ранее: по ним мы меняем 101 лифт. К настоящему моменту эта работа находится в завершающей стадии.

Поскольку в целом программа представляется нам интересной, в этом году мы также планируем принять участие в тендерах, о чем уже сообщили в Жилищный комитет и региональный Фонд капремонта. Для нас это возможность расширить бизнес, увеличить объем заказов, дозагрузить наши мощности, поскольку определенный резерв существует. У программы, конечно, есть своя специфика, деньги подрядчик получает с рассрочкой, но для крупных компаний, с запасом финансовой устойчивости, она, на мой взгляд, весьма перспективна.

Всего за 2018 год «МЛМ Нева трейд» установила 422 лифта в 10 районах Петербурга (всего в городе было заменено 789 лифтов).

– «МЛМ Нева трейд» активно участвует в программе ускоренной замены лифтов. Как Вы оцени­ваете результаты ее реализации?

– Чтобы говорить о результатах реализации программы, нужно сделать шаг назад и разобраться с ситуацией в лифтовом хозяйстве страны, которая эту программу породила. Много уже говорилось, что в целом положение очень сложное. В России, по итогам 2018 года, в жилых домах работает 443 тыс. лифтов. Из них, согласно требованиям Технического регламента стран Таможенного союза, к 2020 году должны быть приведены в соответствие требованиям безопасности или заменены около 110 тыс. лифтов. Соответственно, в среднем по стране нужно менять примерно 25% лифтов.

Если же спуститься на региональный уровень, ситуация будет весьма различная. В Москве, например, доля лифтов, нуждающихся в замене, составляет порядка 10%. Учитывая возможности столичного бюджета, это вполне посильная задача. А в некоторых небогатых регионах этот показатель может достигать 50%, при том, что финансовых ресурсов, чтобы исправить положение, у местных властей совсем немного. Вот для них-то программа ускоренной замены лифтов, в рамках которой подрядчики за свои или привлекаемые средства выполняют работы, а бюджет расплачивается с ними с рассрочкой на 3 года, стала очень серьезным подспорьем.

В Петербурге, по данным Жилищного комитета на конец 2018 года, всего около 44 тыс. лифтов, из которых примерно 10,5 тыс. выработали свой ресурс. К сожалению, в последние годы объем работ по замене лифтов заметно снизился. В начале 2010-х годов ежегодно менялось 1,5–2 тыс. машин. Рекорд был зафиксирован в 2014 году – 2014 лифтов. Затем этот показатель пошел на снижение: сначала до 1,3–1,5 тыс. лифтов, а в 2018–2019 годы – около 900 машин. То есть можно констатировать падение темпов более чем в два раза. При этом нужно понимать, что число лифтов, выработавших ресурс, не статично. Места, где выполнена замена лифтов, выбывают из «проблемной зоны», но она ежегодно пополняется примерно на 1 тыс. единиц оборудования, отслуживших свой срок. Соответственно, чтобы число машин, требующих замены, сокращалось, нужно менять более 1 тыс. штук, чего в последние годы не происходит. А значит, масштаб проблемы не снижается. По данным на 2012 год, в замене нуждалось примерно 13 тыс. машин. Таким образом, за 7 лет их число снизилось меньше чем на 20%, несмотря на все усилия, которые прилагала отрасль.

Отсюда можно сделать ряд выводов. Во-первых, программа ускоренной замены лифтов, безусловно, нужна; для многих регионов она стала серьезным источником привлечения средств в эту сферу. Во-вторых, она не везде смогла заработать в полную силу и не обеспечила опережающие темпы замены оборудования. В-третьих, исходя из масштаба существующих проблем, в подавляющем большинстве регионов (даже в сравнительно благополучном Петербурге) требования Техрегламента Таможенного союза к 2020 году выполнены не будут.

– Ускоренная замена лифтов началась и в домах со спецсчетами. Заинтересованы ли вы в участии в ней?

– Действительно, если раньше программа ускоренной замены касалась только лифтов в домах, вносящих плату за капремонт в рамках схемы «общего котла» регионального оператора капремонта, то теперь она получила распространение и для тех домов, которые собирают взносы на индивидуальных спецсчетах. Таких объектов в среднем по стране примерно 6–7%. Если экстраполировать эти данные на Петербург, то таких лифтов с учетом износа в 25% – примерно 500–600 шт. А это еще одна ниша для расширения нашей работы.

Необходимость замены оборудования в домах со спецсчетами имеется. Между тем, это одна из самых дорогостоящих опций во всем перечне работ по капремонту (только стоимость лифта достигает 1 млн рублей). И соответственно, накопить нужную сумму взносами с одного объекта достаточно сложно. Если сначала люди об этом не задумывались, то теперь серьезность вопроса стала очевидна.

Результатом стало распространение практики ускоренной замены и на такие дома. Там иные условия; в частности, нет общих параметров договора. Поскольку очень многое зависит от конкретного ТСЖ, числа собственников жилья, платежной дисциплины и ряда иных факторов, соглашения носят индивидуальный характер. Кроме того, срок рассрочки достигает 5 лет. С другой стороны, практикуется частичное авансирование работ. Пока такие примеры есть только в Москве, но, думаю, вскоре они появятся и у нас, и мы должны быть к этому готовы. Об этом мы также сообщили в Жилищный комитет. 

– В России в 2018 году впервые за несколько лет выросла средняя цена лифта. В чем причины этого тренда? Есть ли риск, что из-за роста цен объем замены лифтов уменьшится?

– Действительно, рост средней цены лифта в России по итогам 2018 года достиг 14,4%. Причины тренда – в общеэкономических факторах: рост налогов, повышение издержек производителя, траты на техническое перевооружение заводов, инфляция. Между тем, с 2014 года, когда начались кризисные явления, цены практически не менялись. Сегодня, когда экономическое положение относительно стабилизировалось, производители лифтов получили возможность скомпенсировать накопившееся проседание по рентабельности своей деятельности, не рискуя повышением цен обвалить рынок. Думаю, что процесс роста цен уже исчерпал потенциал.

В то же время надо признать, что на подрядчиков, работающих в лифтовой отрасли, эти процессы оказали достаточно негативное влияние, поскольку, в отличие от производителя, они не могут повысить оплату своих услуг. При том, что сейчас проводятся тендеры, условия которых определялись еще при старой цене лифтов, рентабельность деятельности исполнителей госзаказа заметно снизится. Однако, не думаю, что в долгосрочной перспективе рост стоимости оборудования окажет негативное влияние на программы замены. Дело в том, что тарифы сборов на капремонт также подросли. Соответственно, средств на то, чтобы скомпенсировать увеличение стоимости лифтов, должно хватить.

– Новым законом введена административная ответственность за нарушение требований безопасного использования и содержания лифтов. Ваш взгляд на новацию?

– Чтобы понимать ситуацию, и в этом вопросе нужно немножко отступить назад. Было принято решение с 2013 года вывести лифты из числа опасных производственных объектов.

Следствием этого стало то, что за эксплуатацию этого оборудования стали браться компании-однодневки, не имеющие квалифицированного штата, опыта проведения работ, необходимого оборудования. Хуже того, поскольку экономика у таких структур была совсем иная, чем у серьезных игроков отрасли, новички могли позволить себе демпинговать на тендерах и выигрывать заказы – хотя и не обеспечивали затем надлежащего качества работ. В результате началось резкое увеличение аварийных ситуаций, в том числе и со смертельным исходом. По статистике, в 2010 году погибло 2 человека, в 2011-м – 4, в 2012-м – 1, зато после введения новой схемы: в 2013-м – уже 12 человек, в 2014 – 14.

Для решения проблемы прежде всего в 2017 году был возвращен надзор, также уже в этом году были внесены изменения в Кодекс об административных правонарушениях. Введена ответственность за нарушение требований безопасного содержания и эксплуатации лифтов.  Если речь идет о небольших нарушениях требований, то предусмотрен штраф на должностные лица в размере 2–5 тыс., а на юрлица – 20–40 тыс. рублей. Если же в результате нарушения создается угроза аварийной ситуации или причинения вреда жизни и здоровью, штраф для должностных лиц увеличивается до 20–30 тыс. рублей (или дисквалификация на срок 1–1,5 года), для юрлиц – до 300–350 тыс. (или приостановление деятельности на срок до 90 суток).

Я в целом позитивно отношусь к новации, считаю, что она позволит очистить рынок от недобросовестных компаний. Те же, кто захочет продолжить бизнес, должны будут повысить производственную культуру. А главное – безопасность пользования лифтами для людей существенно возрастет.


РУБРИКА: Точка зрения
АВТОР: Лев Касов
ИСТОЧНИК: АСН-инфо



15.04.2019 12:21

Изменения в экономике страны в целом и в строительной сфере в частности – отражаются на рынке ипотеки. Но этот способ приобретения квартир по-прежнему остается востребованным у граждан. В этом уверен начальник отдела продаж ипотечных кредитов Северо-Западного регионального центра (СЗРЦ) Райффайзенбанка Константин Мурашкин. В интервью «Строительному Еженедельнику» он рассказал об итогах прошедшего года и новых трендах ипотечного кредитования.


– Каким для СЗРЦ Райффайзенбанка стал прошедший год в сегменте ипотечного кредитования?

– Очень успешным. Наши показатели достигли очередных рекордов. В частности, ипотечный портфель Райффайзенбанка в СЗФО вырос на 31,1% и достиг 21,8 млрд рублей. Нами было выдано ипотечных кредитов на сумму более 13,1 млрд рублей.

Кроме того, впервые в истории СЗРЦ портфель ипотечных кредитов в совокупном кредитном портфеле розницы превысил портфель потребительских кредитов. Его доля достигла 47%. Этот факт не может не радовать, и мы надеемся удержать этот тренд и в дальнейшем.

– Чем можно объяснить такие позитивные показатели?

– Прежде всего, сформировавшейся в 2018 году конъюнктурой рынка. В особенности в первом полугодии. Это был период снижения ставки рефинансирования ЦБ. Вслед за ней скорректировали свои ставки по кредитам в сторону уменьшения и коммерческие банки. Соответственно, ипотека стала более привлекательной для заемщиков.

Также в прошлом году рефинансирование стало локомотивом жилищного кредитования – выдано почти 2,3 тыс. кредитов (прирост: 7,4%) на сумму 4,9 млрд рублей (прирост: 17%). В первом полугодии доля программы в новых выдачах достигала 60%.

Кроме того, в 2018 мы открыли в Петербурге, в новом отделении у станции метро «Академическая», второй ипотечный центр и тем самым разгрузили первый.

– А что происходит в сегменте ипотечного кредитования сейчас?

– Спрос на ипотеку остается стабильно высоким. Но повторения результатов прошлого года мы не ожидаем, потому что за последние месяцы существенно изменились рыночные условия. Ставка рефинансирования пошла вверх, что было ожидае­мым. Это привело к пересмотру ставок коммерческих банков.

Сейчас начали меняться драйверы ипотечного кредитования. Популярность программы рефинансирования снижается – большинство тех, кто хотел оптимизировать свои расходы, уже сделало это. В Райффайзенбанке в настоящее время доля программы в новых выдачах снизилась до 15%. Но все же добавлю, что для тех, кто брал ипотеку под 13–14% годовых и выше, программа рефинансирования и сейчас остается выгодной.

– Какие ипотечные программы сейчас востребованы на рынке?

– Их можно отнести к классическим – приобретение квартиры на первичном и вторичном рынках по ставкам 10–12% годовых. Кроме того, становятся более востребованными и специальные программы с господдержкой. К таковым можно отнести «детскую» ипотеку со ставкой 6% годовых. Ею могут воспользоваться семьи, в которых после 1 января 2018 года появился второй или последую­щий ребенок. Первое время льготная ставка – в пределах 3–5 лет, но совсем недавно она была продлена на весь срок кредитования. Полагаю, что данная программа будет популярной у многих заемщиков с детьми. Благодаря привлекательным условиям кредитования «детская» ипотека в 2019 году станет одной из самых интересных на рынке.

– Как может отразиться на ипотечном кредитовании переход застройщиков на проектное финансирование?

– Некоторые граждане опасаются, что стоимость жилья после 1 июля станет выше, и принимают решение взять ипотеку именно сейчас. Это, можно сказать, тоже тренд последних месяцев. Какими будут процентные ставки, пока непонятно. Много еще неопределенности. Я склоняюсь к варианту, что они могут подрасти в среднем по рынку на 0,25–0,5 п. п. Но в целом останутся выгодными для заемщиков.

– Райффайзенбанк будет заниматься проектным финансированием?

– Наш банк достаточно консервативен при оценке рисков. Сейчас мы ведем переговоры с нашими ключевыми партнерами среди застройщиков и внимательно анализируем действия других банков. Будем адаптироваться под финальную версию закона и рекомендации по его исполнению на практике.

– А на Ваш взгляд, готова ли в целом банковская отрасль к данной работе с застройщиками?

– Есть банки, которые проектным финансированием уже активно занимаются. Вероятно, даже с неплохим для себя результатом. На мой взгляд, пока проектное финансирование не носит какого-то массового характера. Большинство банков занимает выжидательную позицию и будет готово им заниматься, как только будут более четко определены финальные механизмы работы.

– В настоящее время Госдума принимает законопроект об ипотечных каникулах. Как Вы его оцениваете?

– Данная законодательная инициатива носит социальный характер, и мы ее поддерживаем, так как она действительно может помочь гражданам, попавшим в сложную финансовую ситуацию, не уйти в просрочку по выплатам. Но всем банкам потребуется время для адаптации программного обеспечения, чтобы правильно вносить изменения в график платежей, избежать «ручного труда» и операционных ошибок.

– Около месяца назад Райффайзенбанк и сервис «ЦИАН. Ипотека» начали свое сотрудничество. В чем его суть?

– Райффайзенбанк первым среди российских кредитных организаций реализовал прямую интеграцию с сервисом «ЦИАН. Ипотека». Благодаря этому клиенты могут получить предварительное решение по ипотечному кредиту не более чем за две минуты. О первых итогах такого партнерства говорить пока рано, но уже сейчас можно сказать, что данный сервис существенно облегчит получение ипотеки для заемщиков. Для нас это еще один канал привлечения новых клиентов. 

– Означает ли это, что «цифра» становится еще более важной для банка?

– Безусловно, это так. Цифровизация услуг является одной из стратегических задач для нас. Электронные сервисы, интернет-банк и мобильное приложение помогают более тонко провести надстройку продуктов и услуг под потребности определенного человека. В результате этого банк выигрывает за счет повышения доверия и лояльности заемщиков, а клиенты выигрывают за счет более практичного и комфортного взаимодействия с банком.

Кстати

Ипотечный портфель Северо-Западного регионального центра Райффайзенбанка, по итогам 2018 года, вырос на 31,1% и достиг 21,8 млрд рублей. Как отмечают в Райффайзенбанке, это рекордный показатель для ипотечного портфеля за все время работы банка на российском рынке. Принято почти 13 тыс. ипотечных заявлений, выдано свыше 5 тыс. кредитов (прирост: 23,4%) на сумму 13,1 млрд рублей (прирост: 24,2%). Ключевыми факторами роста в 2018 году стали рефинансирование и цифровые каналы привлечения, которые позволили поддерживать устойчивый рост выдач.

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ:

ЦБ рекомендует банкам снижать долю ипотечных кредитов с низким первоначальным взносом 

Центробанк хочет запретить использование потребкредита для первоначального взноса по ипотеке 

Константин Мурашкин «Ипотека будет адаптироваться под изменения, происходящие в строительной отрасли» 


РУБРИКА: Финансы и страхование
АВТОР: Максим Еланский



15.04.2019 12:08

Патриарху общественной деятельности в строительном комплексе Северной столицы, вице-президенту и директору Санкт-Петербургского Союза строительных компаний «Союзпетрострой» Льву Каплану исполняется 90 лет. Своими воспоминаниями, а также взглядом на сегодняшние актуальные проблемы отрасли он поделился со «Строительным Еженедельником».


– Лев Моисеевич, перефразируя Маяковского, можно сказать: «Мы говорим Каплан – подразумеваем «Союзпетрострой», мы говорим «Союзпетрострой» – подразумеваем Каплан». Как сложилось так, что Вы стали одним из лидеров общественной работы городского стройкомплекса?

– «Союзпетрострой» – это моя «последняя любовь». С ним неразрывно связана почти четверть века моей жизни, но в строительную отрасль я пришел гораздо раньше – примерно 70 лет назад.

Вообще, моя жизнь как бы разделена на четыре больших этапа. Первый из них, «пунктиром»: довоенное детство – блокада – университет. Второй этап, сроком более 15 лет, связан с практической работой в строительном комплексе: Ремонтно-строительный трест – Трест № 16 – Спецстрой – Трест № 20. Этот период дал мне очень многое в смысле понимания отрасли, ее жизни и проблем. Третий этап – 30-летнее преподавание в строительных вузах и научная деятельность: руководство группой организаторов строи­тельства в Инженерно-экономическом институте, затем кафедрой управления и организации строительства в Ленинградском институте методов техники и управления. В ЛИМТУ через мою кафедру прошли более 21 тыс. строителей, включая очень известных и уважаемых людей. И именно там сложились обстоятельства, подтолкнувшие меня к участию в создании «Союзпетростроя», который и стал четвертым этапом моей жизни.

– Что это за обстоятельства?

– Это было в начале 1990-х годов – в очень сложный для строительного комплекса города, да и страны в целом, период. Старая система распалась (были ликвидированы как министерства, так и главки; строительные организации приватизировались, переформировывались, разукрупнялись), а новая – только зарождалась, и люди еще плохо понимали, как в ней работать. Для восполнения этой лакуны совместно с Манчестерским университетом науки и технологий мы проводили программу «Западные методы менеджмента в строительстве» (я был руководителем с российской стороны). Этот курс прошли многие видные руководители городского стройкомплекса.

Знакомясь с западным опытом (Великобритании, Франции, Германии), мы обнаружили, что там нет никаких министерств по строительству, а огромную роль играют общественные организации, которые имеют серьезное влияние, способны донести до власти отраслевые интересы, – и власть к ним прислушивается. Это было именно то, чего наш строительный комплекс был лишен, поэтому мы решили воспользоваться европейским опытом.

В конце 1994 года состоялось организационное совещание, большая часть участников которого проходила обучение в рамках нашей программы; а в начале 1995-го – устав «Союзпетростроя» уже был зарегистрирован. В нем принимали участие представители примерно 40 компаний, половина которых (включая достаточно крупные, например, «Мостострой-6», Трест № 39, Трест № 32, «Севзаптрансстрой») до нашего времени, увы, не дожили. Президентом Союза был избран депутат ЗакС Петербурга Владимир Гольман, а я стал директором объединения.

Вторая половина 1990-х годов – период расцвета «Союзпетростроя». Число членов Союза неуклонно росло и через 12 лет превысило 500 организаций. Разрозненные компании понимали необходимость общих усилий для отстаивания своих интересов. Более того, Союз превратился в уникальное общеотраслевое объединение, в которое входили как непосредственно строительные организации (и разных сегментов рынка, и разного функционала, и разного размера), так и производители стройматериалов, проектировщики, изыскатели, эксперты, профильные вузы и даже банки, страховщики и СМИ (кстати, состоит у нас и «Строительный Еженедельник»). Таким образом, внутри нашей общественной организации, при обсуждении актуальных проблем, мы могли учесть мнение абсолютно всех заинтересованных сторон, так или иначе вовлеченных в строительный процесс. Это стало уникальным прецедентом не только для России, но и для зарубежных стран.

Добавлю, что мы никогда не отделяли себя от федерального строительного комплекса и стали первым региональным отраслевым объединением, вошедшим в Российский союз строителей. И я уже 24 года являюсь в нем членом Совета и Правления.

– И как власти Петербурга восприняли появление отраслевого общественного объединения?

– Контакт с властями у нас был всегда, руководству города тоже было удобнее общаться не с каждой строительной компанией, а с объединением, представляю­щим весь стройкомплекс. Появление «Союзпетростроя» приветствовал мэр Петербурга Анатолий Собчак, который сразу оценил ту экспертную и консультационную помощь, которую может оказать Союз. Хорошие отношения у нас сложились и с губернатором Владимиром Яковлевым, который в свое время проходил учебу у меня в ЛИМТУ, затем, в его бытность главой Комитета по управлению городским хозяйством, я был его помощником, а теперь он возглавляет (кстати, по моей рекомендации) Российский Союз строителей. Во второй половине 1990-х я входил в Общественный совет города, и Владимир Яковлев приезжал на его заседания не просто «поприсутствовать», а активно обсуждал с нами насущные проблемы города.

Могу отметить, что и далее, когда Петербург возглавляли Валентина Матвиенко и Георгий Полтавченко, мы умели наладить контакт с городскими властями, к нашему мнению прислушивались. И сегодня мы активно взаимодействуем с профильным вице-губернатором Николаем Линченко в сфере методологии и консультативной деятельности. Также мы участвуем в профильной рабочей группе Штаба по улучшению условий ведения бизнеса в Санкт-Петербурге.

– Однако со временем в городе появились и другие отраслевые объединения…

– Действительно, численность «Союзпетростроя» в последние годы заметно снизилась. Отчасти это связано с появлением саморегулирования в строительстве. Многие компании просто финансово не потянули членство сразу в нескольких организациях. Принципиально мы поддерживали введение саморегулирования. Но мы считали, что это должна быть свое­го рода форма цеховой самоорганизации, добровольные объединения, нацеленные на формирование стандартов качества работы в отрасли, решение ее проблем, содействие внедрению передовых технологий. А в итоге получилась совершенно другая система – дающая допуски к работе и жестко централизованная.

Мне не хотелось превращать «Союзпетрострой» в СРО, поскольку это разрушило бы то уникальное объединение в одной структуре всех сторон, так или иначе задействованных в строительном процессе, о чем я говорил ранее. Поэтому было решено сохранить Союз в качестве общественной организации. При этом из ее членов были сформированы две СРО («Союзпетрострой-Стандарт» для строи­телей и «Союзпетрострой-Проект» для проектировщиков), а вскоре и негосударственная экспертиза «Союзпетрострой-Эксперт» (после введения соответствующего института).

Еще одним негативным, на мой взгляд, фактором в «нулевые» годы стало то, что общее руководство некоторыми общественными организациями было возложено на представителей городской администрации. С одной стороны, это вроде и неплохо, поскольку есть уверенность, что власти услышат отрасль. Но с другой – в такой организации теряется сам смысл понятия «общественная», то есть являю­щаяся институтом гражданского общества, не зависимым от власти.

Наша позиция в этой сфере остается неизменной. Мы хотели бы оказывать власти консультационную поддержку, формировать экспертное мнение по тому или иному вопросу, доносить до нее проблемы, которые волнуют отрасль, но не быть составной частью этой власти. Как участник многих общественных структур, могу с уверенностью сказать, что реально эффективны только те из них, которые не являются элементом административной системы, которые обсуждают самые серьезные и острые вопросы, дают властям реальную обратную связь. Именно в качестве такой структуры мы создавали «Союзпетрострой», таким мы хотим видеть его и впредь.

В рамках этого нашего подхода я на ХХ конференции «Развитие строительного комплекса Петербурга и Ленинградской области» выступил с инициативой создать при вице-губернаторе города Николае Линченко Общественный совет, в который вошли бы представители бизнеса и отраслевого сообщества, для серьезного обсуждения резонансных вопросов.

– Что, на Ваш взгляд, сегодня является самой острой проблемой отрасли?

– Проблем множество. Одна из них – хаотичность, непоследовательность государственной политики в строительной сфере. Изменить что-то в федеральном масштабе мы не способны. Но у нас есть возможность сформировать (в рамках действующего законодательства, разу­меется) хотя бы на уровне Петербурга четкие, всем понятые, учитывающие интересы всех участников строительного процесса цивилизованные «правила игры». Это своего рода «общественный договор» на уровне отрасли. В основе его должны лежать баланс интересов и разумное распределение дохода от строительной деятельности. В нынешних действительно сложных для отрасли условиях это необходимо для ее сохра­нения.

Очень болезненный вопрос – монополизация. Малый и средний бизнес фактически вытеснен с рынка. Некоторые некрупные застройщики перешли в генподряд, но и эта ниша перегружена, а уж о положении подрядчиков и говорить не приходится – практически все работают на уровне себестоимости. Только за прошлый год обанкротилось около тысячи строительных компаний.

Проводящаяся реформа финансирования жилищного строительства ставит в тупик даже и крупных девелоперов, а также банки. Схема работы по новым правилам даже теоретически понятна только в общих чертах, но чем ближе подходишь к конкретике – тем больше появляется вопросов без ответов.

Сама по себе идея проектного финансирования – вполне разумна, в большинстве стран мира денег граждан на строи­тельство жилья не привлекают. Кроме того, решается проблема появления обманутых дольщиков. Но остается вопрос: откуда взять деньги? Не будем сейчас говорить о 120 млн кв. м, строить которые ежегодно планируется к 2024 году. Поговорим о сегодняшних объемах ввода. Чтобы строить 75 млн кв. м, необходимо примерно 6 трлн рублей. Привлечь от граждан через эскроу-счета, по примерным оценкам, реально около 3,7 трлн. Значит, остальное должны добавить банки. У них таких «длинных», сравнительно дешевых денег нет. Соответственно, государство должно «влить» в строительство 2,3 трлн рублей. И речь идет о сумме, которая необ­хо­дима в год. Кроме того, у банков нет структур, которые могли бы реально оценивать экономическую эффективность проектов и осуществлять грамотный контроль за ходом строительства. Словом, как это все будет работать – пока остается загадкой.

– Лев Моисеевич, и все-таки: 90 – число немалое, не появляется желание остановиться на достигнутом?

– Нет, я просто не мыслю себя без работы, без друзей-строителей, без «Союзпетростроя». Пока живу, пока дышу, буду отдавать все свои силы любимому делу. И надеюсь, что меня поддержат и строительные компании Санкт-Петербурга, и его руководство.

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ:

Женщина с большой буквы 

Мнение: Отказ от долевки требует перестройки всего строительного комплекса 

Переобуться в воздухе 


АВТОР: Михаил Кулыбин
ИСТОЧНИК: АСН-инфо