Евгений Герасимов: «Для серьезных изменений нужны воля и воображение»


11.02.2019 12:04

Какова судьба проекта расширения Музея Достоевского, куда ведут городские велодорожки и возможно ли появление проектов качественной архитектуры в сегменте доступного жилья? «Строительный Еженедельник» расспросил главу архитектурной мастерской «Евгений Герасимов и партнеры».


– Евгений Львович, к 75-летию снятия блокады Ленинграда в Русском музее открылась выставка «Блокадная графика Соломона Юдовина». Часть представленных произведений художника – из Вашего собрания. Идея организации выставки принадлежала Вам?

– Да. Вместе с одним из кураторов выставки, известным московским галеристом Ильдаром Галеевым, специалистом по ленинградскому искусству 1920–30-х годов, мы предложили Русскому музею сделать совместную выставку к этой знаменательной дате. Музей с энтузиазмом откликнулся на это предложение. Подготовка к выставке в плотном сотрудничестве с отделом гравюры Русского музея заняла год. Я придумал дизайн экспозиции. Ее воплощение и связанные с этим расходы взяла на себя компания «Интерформ-Дизайн» – за что им отдельное спасибо. Много неравнодушных людей участвовало в этом благородном деле. Совместными усилиями родилась выставка, создан ее каталог, и я доволен тем, что у нас получилось.

– Город никак не может принять решение – быть ли новому Музею блокады на Смольной набережной или надо реставрировать уже существующий в Соляном переулке. Какой сценарий, на Ваш взгляд, правильный?

– Музей блокады был, есть и должен быть в Соляном переулке. Прежде всего, из-за памяти места. Он был создан ленинградцами, туда свозили все свидетельства о блокаде. В 1952 году в ходе так называе­мого «Ленинградского дела» музей был разгромлен. Наш долг – восстановить историческую справедливость. В этом преемственность и ответственность нынешнего поколения.

– Вы – один из соучредителей Фонда «Петербург Достоевского». В рамках биеннале «Архитектура Петербурга», которая состоится в середине февраля, анонсирован Ваш рассказ о проекте нового здания Музея Достоевского. Почему возник этот проект? Надо вдохнуть новую жизнь в старый литературный музей?

– Жизнь существующего Музея Достоевского, в отличие, например, от Музея блокады, настолько современна и разнообразна, что ей банально не хватает места. Пропускная способность исчерпана. Задача соучредителей Фонда «Петербург Достоевского» – не работать за Музей, а предоставить ему возможность реализовывать свои программы. Требуется модернизация входной части, необходимо создать современный многофункциональный театральный зал, нужно современное лекционно-библиотечное помещение. Традиционное представление о библиотеках, «окошко – формуляр – бабушка», уходит в прошлое. Пример тому – библиотека Oodi в Хельсинки, которая представляет собой многофункциональную платформу для различных видов деятельности.

Мы, конечно, не стремимся к финским масштабам, но в любом современном музее должны быть гардероб, туалет, кафе, магазин. Например, в Музее Достоевского сейчас кафе вовсе отсутствует, магазин – просто лавочка на лестничной площадке между этажами, а вход в музей – это девять ступенек вниз, которые маломобильные граждане преодолеть не могут в принципе.

– И тем не менее, Ваш проект подвергся жесткой критике. Будете менять концепцию?

– Я не против критики, а против того, что вместо нее ничего не предлагают. Фонд «Петербург Достоевского» – группа энтузиастов, за свои деньги хочет реализовать проект расширения Музея. И наталкивается на полное нежелание городской администрации что-либо делать. Но мы руки не опускаем. Для серьезных изменений нужны воля и воображение. Есть соглашение между городом и Фондом о реализации этого проекта, подписанное на ПМЭФ-2018. Мы надеемся, что о нем не забудут. На деньги Фонда мы уже расселили одну квартиру из трех, оставшихся на общей лестнице, – и передаем ее в пользование Музея. Но, к сожалению, даже расселение всех квартир не решит задачу глобально, поскольку главная проблема Музея – это входная зона. Для расширения Музея мы просим у города всего лишь пять соток земли. Более того, если город не может этот участок предоставить целевым образом, Фонд готов его приобрести.

– Общественные пространства, выражаясь современным языком, – абсолютный must have для комфортной городской среды. Из тех, что были созданы в последнее время, можете отметить наиболее удачные? Поход к их формированию не кажется Вам формальным?

– Например, зона отдыха на Южной дороге Крестовского острова, если не говорить о вкусовых нюансах, выглядит неплохо. Но есть и странные начинания. Яркий пример формального подхода к повышению комфортности городской среды – это велодорожки в центре города. В Петербурге с октября по апрель – зима, как-то не до велосипедов, но парковка по-прежнему запрещена. Тысячи людей лишили парковочных мест, город мог бы собирать деньги за эту парковку – но увы. Я не против «велосипедизации» города, но это лучше делать в более подходящих для этого местах. В парках, например. Такой же пример формального подхода – прокат велосипедов. Прокат – это замечательно, но почему без шлема? А как же соображения безопасности? Я сам видел, как это организовано, например, в Копенгагене и Стокгольме. Все ездят в шлемах, это – другая культура. А в Риме я вообще не заметил развитой системы велодорожек. И ничего, живут.

– Судьба «серого» пояса – тема, часто обсуждаемая на дискуссионных площадках и весьма актуальная для Петербурга. Старые промышленные территории все чаще превращаются в новые жилые кварталы. Вам не кажется, что монофункциональность таких зон преодолеть в итоге не получается?

– То, что на месте заброшенных заводов и сараев, заросших мусором и бурьяном, появляются новые кварталы – замечательно. Печально, если там вообще ничего не происходит. Тогда это просто нерациональное использование земельных ресурсов. Особенно в центре города. Посмотрите, что делается в нескольких минутах ходьбы от Невского проспекта – на улицах Глиняной, Мельничной… Это прекрасная декорация для кинофильма «Сталкер».

Но любая крайность плоха. Залог эффективности, конкурентоспособности, выживаемости территории – ее многофункциональность. Только спальный район или только деловой сити – ущербны. В развитии таких территорий как, например, «Красный треугольник», в концепции редевелопмента, которую мы предложили, важны и офисы, и жилье, и социальная инфраструктура, и спорт, и невредная промышленность. Все виды деятельности.

– В прошлом году Вы приобрели с торгов здание бывшей насосной станции на Кожевенной линии. Планируете ее превратить в оазис?

– Да, планирую, но пока не решил, во что. Более полугода нам понадобилось, чтобы осознать, что именно мы приобрели, привести в порядок документы, расчистить территорию и вывезти мусор, которого было очень много. Необходимо было провести гидроизоляционные работы. Была сделана топосъемка здания и участка. Сейчас мы завершаем обследование конструкций. Поймем возможности – и будем принимать решение. Но вряд ли это будет коммерческий проект, скорее культурная институция.

 – По-моему, больше всего элитного жилья в Петербурге построено именно в сотрудничестве с мастерской «Евгений Герасимов и партнеры». В своих новых проектах Вы стараетесь избегать столь полюбившегося «элитным» девелоперам историзма в архитектуре?

– Я не согласен, что элитное жилье – это обязательно историзм. Хотя понятно, почему такое мнение сложилось. В сознании людей все хорошее традиционно. Те, кто могут позволить себе приобрести квартиру в элитном доме, обычно консервативны. Но ситуация меняется. И я уверен, что и модернистская архитектура, наравне с традиционной, востребована. У нас хватает и тех, и других проектов. Например, клубный дом Art View House, строительство которого компания «Охта Групп» завершает в историческом центре Петербурга, сочетает в своем облике современность и историзм. Другой пример – жилой комплекс «Группы ЛСР» на Петровском острове, NEVA HAUS – модернизм, уникальная палитра фасадов, своеобразная манифестация последних достижений кирпичного домостроения.

– «Институтский, 16», элитный дом в районе станции метро «Площадь Мужества», который Вы проектировали для компании LEGENDA, – тоже вызов традиционным представлениям об элите?

– А чем не элита? Множество людей не представляет своей жизни без этого района – улицы Тореза, Муринского и Институтского проспектов и др. Академическая публика, которая поколениями живет и работает в расположенных там университетах и институтах, формирует вполне устойчивый спрос на жилье высокого качества в этом районе. Архитектурный облик проекта продиктован местом. Отдельно стоящий дом, высокий, с видом на Серебряный пруд, рядом с парком… Аналогии возникли достаточно быстро. Это знаменитые небоскребы эпохи ар-деко рядом с Центральным парком Нью-Йорка. Эстетика недооцененная, но востребованная. В нашей стране она, едва родившись в 1930-е годы, была быстро идеологией свернута. Хотя первоклассные примеры есть – дом на Карповке Евгения Левинсона и Игоря Фомина, ДК им. Кирова на Большом проспекте В. О., созданный Ноем Троцким, и др.

– Ранее Вы не участвовали в проектах массового сегмента в Петербурге, а с 2015 года активно сотрудни­чаете с компанией LEGENDA, уже создали несколько совместных проектов. Какой должна быть качественная передовая архитектура в сегменте доступного жилья?

– Нельзя говорить о том, что доступное жилье – это некачественное жилье. Просто его качество соответствует цене. Архитектура – точнейший срез современного общества. Например, если писатель или художник в своем творчестве может опередить время или отстать от него, то с архитектурой этот номер не пройдет. Особенно в массовом сегменте. Да и в элитном хватает характерных персонажей. Здесь видны наши вкусы, эстетические воззрения, финансовые возможности, уровень социализации, культура быта. Глядя на сегодняшние новостройки, можно точно сказать, какие мы.

– Для «Группы ЛСР» Вы спроектировали один из лотов первой очереди жилого комплекса «ЗИЛАРТ» в Москве. Для проектирования «ЗИЛАРТа» было приглашено несколько архбюро. Вы выполняли свой проект в соответствии с общей концепцией? Насколько интересным для Вас было участие в этом коллективном проекте?

– Это не было коллективной работой в ее привычном понимании. Был разработан каркас планировочной структуры. К сожалению, он был создан со значительными огрехами – и при ближайшем рассмотрении архитектура каждого комплекса претерпела изменения. Но общая планировка улиц и проездов осталась. Архитекторам была предоставлена полная свобода самовыражения, ориентироваться необходимо было лишь на создание решений из кирпича. Проект еще не завершен, и трудно судить об успешности этого ансамбля. Но я особенно не переживаю, потому что все участники проекта – весьма достойные команды, а как мы видим по тысячелетнему опыту того же Рима, хорошего много не бывает.

Кстати

VII биеннале «Архитектура Петербурга» состоится с 12 по 18 февраля 2019 года. Место проведения: Мраморный зал Российского этнографического музея (Инженерная ул., д. 4/1). Организаторы биеннале: НП «Объединение архитектурных мастерских», Санкт-Петербургский союз архитекторов России. Партнер деловой программы: НП «Российская гильдия управляющих и девелоперов». Официальный сайт: https://www.biennale2019.ru/


АВТОР: Дарья Литвинова



04.12.2018 12:45

Деятельность российских законодателей по улучшению Федерального закона № 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве…» не прекращается. Причем предлагаемые Минстроем изменения, по мнению многих народных избранников, сами нуждаются в улучшении. О новом законопроекте и планируемых его доработках «Строительному Еженедельнику» рассказал председатель Комитета Государственной Думы РФ по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николай Николаев.


– Несмотря на принципиальное решение российских властей об отказе в ближайшем будущем от долевой схемы привлечения средств в строительную отрасль и переходе к проектному финансированию, в Закон № 214-ФЗ планируется внесение очередных правок...

– Действительно, 7 ноября 2018 года Правительство внесло в Госдуму законопроект об усилении контроля за расходованием средств дольщиков. Он направлен на совершенствование законодательства и является следующим этапом жилищной реформы. 20 ноября в профильном Комитете по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям мы рассмотрели этот законопроект, в целом одобрили саму концепцию и рекомендовали принять в первом чтении, однако документ небогатый (всего три пункта) и решает не все вопросы, которые ставились ранее. Ко второму чтению планируем проект закона значительно доработать.

– Каковы основные положения правительственного законопроекта? И какие дополнения могут появиться ко второму чтению в Госдуме?

– Поправки правительства уточняют порядок расходования застройщиками средств дольщиков в рамках реализации проектов, предусматривающих не строительство одного конкретного дома, а комплексную застройку территории. Законопроектом предлагается запретить создавать в рамках процедуры банкротства новые ЖСК из числа членов прежнего кооператива. Солидарную ответственность собственников компаний-девелоперов планируется заменить на субсидиарную.

Вместе с тем ко второму чтению законопроект может быть существенно расширен. Дополнения будут вноситься как депутатским корпусом, так и Минстроем России. Среди предполагаемых изменений – упрощение взаимодействия застройщиков с банками при переходе на проектное финансирование с использованием эскроу-счетов. Обсуждаются также поправки, которые защитят права дольщиков на приобретаемые машино-места и небольшие нежилые подсобные помещения. Возможно, будут доработаны механизмы процедуры банкротства застройщиков.

Группа поправок будет касаться инструментария Фонда защиты прав дольщиков. Сейчас по закону фонду можно осуществлять достройку проблемных объектов за счет дополнительных средств из федерального и регионального бюджетов. Но мы видим, что нужно дать возможность ему не только привлекать средства, но и распоряжаться ими для достройки, то есть подробно описать, как фонд сможет достраивать проблемные объекты. Еще один блок поправок должен быть связан с работой с проблемными объектами и обманутыми дольщиками. Мы должны понимать, как ведется мониторинг таких проектов и кто отвечает за их достройку.

Отдельного внимания заслуживают вопросы страхования. Сейчас страхование ответственности застройщиков перед дольщиками осуществляют страховые компании, это порядка 80% домов. Очень важно вдумчиво подойти к новой системе, а также завершить строи­тельство объектов, которые уже начаты  в рамках схемы, предусматривающей страхование ответственности. Каким образом мы поставим точку в работе по старой модели? Например, определить переходный период (два-три года), после чего прекратить работу страховых компаний. Еще один вопрос, касающийся страхования, – это механизмы участия страховщиков в достройке домов, которые могут стать проблемными. Страховые компании не любят компенсировать риски дольщиков деньгами. При этом некоторые страховщики готовы достраи­вать объекты за собственный счет, чтобы не отвечать деньгами перед всеми дольщиками. А значит, нужно продумать в законе такую возможность для страховых компаний. В конце концов, от страхования автомобиля мы можем получить возмещение не только деньгами, но и ремонтом. Почему бы не использовать эту практику здесь?

– Имеет ли смысл вносить новые изменения в систему, которую решено ликвидировать?

– Масштабная реформа по развитию жилищного строительства, которая сейчас идет, требует серьезного и вдумчивого подхода. Нельзя один раз переключить тумблер, чтобы все заработало. Нам очень важно грамотно подойти не только к новой системе, но и завершить строительство объектов, которые уже начаты, где страхование ответственности застройщиков перед дольщиками осуществляют страховые компании.

Мы вносим изменения, которые снимают излишние административные барьеры для застройщиков в рамках существующих систем. Мы настраиваем законодательство, чтобы полностью избавить застройщиков от любых препон на пути к новому проектному финансированию через эскроу-счета.

С 1 июля 2019 года все российские застройщики обязаны перейти на схему долевого строительства жилья с применением эскроу-счетов (такая возможность появилась с 1 июля 2018 года). По этой схеме дольщики передают средства не девелоперу, а банку, который замораживает деньги до тех пор, пока застройщик не достроит дом. Финансировать проекты застройщики будут с помощью банковских кредитов. Эта схема финансирования полностью защищает средства граждан, когда они вкладываются в долевое строительство. Даже если застройщик пропадет, банк обанкротится – деньги гражданам вернутся в полном объеме.

Мы видим, что застройщики уже сейчас делают попытки перехода на эскроу-счета. Пока банки далеко не все готовы работать по новой системе финансирования. Минстрой в ручном режиме решает проблемы, которые возникают у застройщиков и банков. Некоторые банки пытаются на этом дополнительно заработать, что абсолютно неприемлемо, поэтому сегодня исключительно важно обеспечить все необходимые условия для полноценной работы застройщиков.


РУБРИКА: Проблема
АВТОР: Михаил Добрецов



03.12.2018 15:13

Почти полтора года прошло с момента формирования Национального реестра специалистов в области строительства, который ведет Национальное объединение строителей. В настоящий момент НОСТРОЙ проводит углубленную проверку представленных пакетов документов, а также активно борется с посредниками, которые «торгуют» специалистами и подделывают документы.


О том, как НОСТРОЙ обеспечивает достоверность информации в НРС, мы беседуем с Первым Заместителем Исполнительного директора НОСТРОЙ Германом Хасхановым:

– Герман Вахидович, Вы являетесь председателем комиссии, которая рассматривает документы кандидатов в Нацреестр и выносит по ним решения. Очевидно, что через комиссию проходят самые разнообразные документы, в том числе и подготовленные консалтинговыми компаниями – объявлениями об их услугах забит весь Интернет. Действительно ли строителям имеет смысл обращаться в такие компании или можно спокойно сдать документы самим сразу в НОСТРОЙ?

– Мы много раз говорили, что у реальных строителей с соответствующими документами и стажем никаких проблем по включению в НРС нет и быть не может. А вот с консалтинговыми компаниями, которые оказывают услуги строителям по включению в НРС, НОСТРОЙ активно борется, потому что фактически они просто наживаются на обратившихся к ним специалистах, а потом еще и торгуют их документами. Нужно сказать, что за полтора года мы этих посредников выявили, очень хорошо их знаем и постарались сделать все, чтобы прекратить этот бизнес. Они сейчас уже стали увольнять сотрудников, потому что клиентов все меньше и меньше!

Первым шагом было решение о том, что все поданные не лично, а посредниками документы мы проверяем 14 дней, которые на это отведены регламентом. Так что клиенты, которым обещали внесение в НРС за 2-3 дня, не получив этой услуги, предъявляли посредникам претензии. А вот пакеты документов, которые строители приносили в НОСТРОЙ лично или подавали через СРО-операторов, мы действительно рассматриваем за 3-4 дня. Сейчас в НОСТРОЙ поступает около 200 заявлений в день, и мы их спокойно обрабатываем за несколько дней. Комиссия заседает и принимает решения два раза в неделю, так что все делается быстро. Но если мы видим, что это консалтинговая компания, мы документы откладываем для очень подробной проверки и выдерживаем паузу.

– За что же НОСТРОЙ так невзлюбил консалтинговые компании?

– Потому что именно через них идет основной поток фальшивых документов или подделок – сейчас выявлено более 6 тыс. случаев подачи фальшивок. Но мы за это время прекрасно научились их выявлять. Был случай, когда нам прислали несколько оригиналов дипломов об окончании института по специальности ПГС – мы запросили этот вуз, дипломы оказались фальшивыми. Приходили подделанные копии трудовых книжек – это тоже выявляется, как правило, на этапе перехода специалиста из одной компании в другую.

Мы получали довольно много поддельных справок о судимости – наши сотрудники анализируют даже подписи на них, потому что в одном органе МВД эти справки подписывает одно и то же лицо. Нужно сказать, что большинство поддельных справок выявляется сейчас при углубленной проверке ранее принятых документов – мы тогда давали отсрочку в предоставлении этой справки на один месяц, но сейчас мы проверим все!

– А ведь про эти справки говорили, что это документ, который нужно получать лично, один из самых надежных…

– К сожалению, оказалось, что это не так. Одно время по количеству подделок эти справки занимали у нас первое место. Больше всего их шло из Санкт-Петербурга, мы туда направили очень много запросов, и потом нам ответили, что отделом внутренней безопасности МВД проводилось расследование по данным фактам, и в итоге подделок стало намного меньше. А в Краснодарском крае по фактам нашего обращения даже завели уголовное дело.

Да и в целом выявляется довольно много разнообразных подделок, причем это кончается очень печально для кандидата в НРС – он оттуда исключается без возможности быстрого повторного внесения. Правда, иногда оказывается, что соискатель и не виноват – это работодатель подготовил и представил неверные документы. У нас были такие случаи, мы разбирались и иногда восстанавливали специалиста.

Так что, если наши специалисты сомневаются в чьих-то документах, они начинают очень подробно их проверять, направлять запросы, тем более что Президент НОСТРОЙ Андрей Молчанов требует от нас подходить к проверке очень внимательно, бороться с консалтинговыми компаниями, чтобы мы свели на нет этот бизнес, а заодно и слухи о том, что в НРС можно попасть через посредников за деньги.

– Но объявления в Интернете все еще есть…

– Да, конечно, но теперь эти консалтинговые компании предлагают свои услуги не по внесению, а по подготовке документов для Нацреестра. Но мы их выявляем все равно. У нас в приемной, где сдаются документы, стоит видеокамера, да и сами сотрудники видят, что приходят какие-то люди и пачками сдают документы на десятки людей – явно не на себя. Поэтому мы внесли изменение в порядок приема документов и определили, что человек, который приходит в НОСТРОЙ и сдает лично документы, но не свои, должен иметь доверенность от специалистов, чьи документы он принес. Это тоже был определенный этап борьбы с посредниками. И вообще, на каждую их выдумку мы придумываем свои меры, чтобы разрушить этот бизнес. И мы видим, что он сокращается.

– Но сейчас развивается другой бизнес – теперь эти компании делают деньги на подборе специалистов для строительных фирм – членов СРО.

– Да, такой бизнес действительно появился, но здесь вопрос уже не к НОСТРОЙ, а к СРО. Если СРО начинает следить за своими членами, тогда эта проблема разрешается довольно легко. Но пока «торговля» специалистами процветает, причем реальный строитель может даже и не знать, что он числится в десятке компаний – членов других СРО. Консалтинговые компании просто-напросто продают его пакет документов тем фирмам, которым этот специалист нужен для вступления в СРО.

Более того, эти «консалтеры» наладили связи с кадровыми агентствами, и когда туда приходит специалист в поисках работы, его пакет документов потом передается посредникам для продажи. Конечно, все это делается без ведома работника – он на самом деле может быть даже безработным, а формально уже «работает» в нескольких компаниях. Иногда пакеты документов посредникам передают и отделы кадров компании, из которой специалист уволился.

И самый вопиющий случай, когда к нам обратилась женщина – член НРС, которой вдруг перестали выплачивать надбавку к пенсии как неработающему пенсионеру. Выяснилось, что бывший работодатель без ее ведома передал ее документы посредникам, те продали документы какой-то фирме, и там она числится как штатный сотрудник, с зарплатой и налогами. А Пенсионный фонд тут же снял доплату. Так что действия посредников совсем не так безобидны, как кажется.

Некоторые СРО идут на нарушение закона в этой части. Мы провели контрольную закупку: от имени строительной компании обратились в СРО якобы с намерением вступить, но без специа­листов, в НРС. И от СРО пришло в ответ электронное письмо, что никаких проблем, нам только необходимо предоставить гарантийное письмо, что через месяц-два наши специалисты будут включены в НРС. И это для нового члена СРО, которого обязаны проверить и без двух специалистов в СРО не принимать! Если у них такие требования к новым членам, то что же творится со старыми – вообще непонятно. Так что раньше в рассрочку компенсационные фонды выплачивались, а теперь специалисты в НРС вносятся.

– Традиционный вопрос: что делать?

– Нужно бороться. Мы сейчас готовим программный продукт для СРО, благодаря которому они смогут сверять специалистов в своих компаниях с членами других СРО, чтобы исключить появление одного специалиста из НРС в десятке компаний. Мы договорились с СРО Уральского федерального округа, Москвы и Московской области сделать пилотный проект и сверить их базы специалистов, зарегистрированных в НРС. Думаю, что результаты будут очень интересные. Но с этой проблемой нам без помощи СРО не справиться.

– Довольно часто можно услышать претензию к НОСТРОЙ, что, хотя Нацреестр сформирован по установленным требованиям, пользоваться им невозможно, потому что непонятно, какой опыт работы есть у каждого конкретного специалиста и что он в своей жизни построил – заборы или атомную электростанцию. Поэтому какой от НРС практический толк и на кого он рассчитан?

– Не надо ассоциировать Национальное объединение строителей со всем процессом функционирования Нацреестра и использования специалистов. Главная работа с НРС – это работа СРО, это они должны контролировать своих членов на наличие сотрудников, внесенных в НРС. И специалисты с членством в НРС уже весьма востребованы, от этого порой зависят должностные обязанности сотрудника и даже работа в целом. К нам с жалобой обратился военный строитель железных дорог, которому мы отказали во внесении в реестр, потому что специальность не входит в утвержденный перечень. У него проблемы: он ведет строительный контроль на стройплощадке, инструкции Ростехнадзора требуют, чтобы его подпись была в рабочей документации, а он не находится в НРС и подпись поставить не может. Работа под угрозой. А скоро и заказчики начнут требовать от подрядчиков, чтобы у них были специалисты в НРС. Так что Нацреестр обязательно заработает!

– Но если СРО не хотят этим заниматься, как можно заставить их исполнять требования закона?

– Здесь, конечно, есть проблемы, потому что закон о защите персональных данных попустительствует тем, кто не хочет работать, а мы не можем это проконтролировать. Поэтому мы сейчас создаем инструмент для проверки специалистов НРС, дадим его СРО и будем смотреть, какие СРО подключились к нему, а какие – нет. Кроме того, это будет еще один удар по «консультантам», которые «торгуют» специалистами.

А в целом, подводя итоги нашему разговору, хочу сказать, что сейчас Нацреестр специалистов наполнен, в него внесено уже более 172 тыс. строителей, и теперь наша задача – помочь всем, кто должен с этим реестром работать. Мы свое дело сделали – теперь очередь за заказчиками, строительным контролем и СРО.

Герман Вахидович Хасханов скончался 21 ноября 2018 года на 63 году жизни. Герман Хасханов внес весомый вклад в становление системы саморегулирования, стоял у истоков формирования и развития Национального реестра специалистов. «Строительный Еженедельник» публикует последнее интервью Германа Хасханова журналу «Строительство».


РУБРИКА: Саморегулирование
АВТОР: Лариса Поршнева