Евгений Герасимов: «Для серьезных изменений нужны воля и воображение»


11.02.2019 12:04

Какова судьба проекта расширения Музея Достоевского, куда ведут городские велодорожки и возможно ли появление проектов качественной архитектуры в сегменте доступного жилья? «Строительный Еженедельник» расспросил главу архитектурной мастерской «Евгений Герасимов и партнеры».


– Евгений Львович, к 75-летию снятия блокады Ленинграда в Русском музее открылась выставка «Блокадная графика Соломона Юдовина». Часть представленных произведений художника – из Вашего собрания. Идея организации выставки принадлежала Вам?

– Да. Вместе с одним из кураторов выставки, известным московским галеристом Ильдаром Галеевым, специалистом по ленинградскому искусству 1920–30-х годов, мы предложили Русскому музею сделать совместную выставку к этой знаменательной дате. Музей с энтузиазмом откликнулся на это предложение. Подготовка к выставке в плотном сотрудничестве с отделом гравюры Русского музея заняла год. Я придумал дизайн экспозиции. Ее воплощение и связанные с этим расходы взяла на себя компания «Интерформ-Дизайн» – за что им отдельное спасибо. Много неравнодушных людей участвовало в этом благородном деле. Совместными усилиями родилась выставка, создан ее каталог, и я доволен тем, что у нас получилось.

– Город никак не может принять решение – быть ли новому Музею блокады на Смольной набережной или надо реставрировать уже существующий в Соляном переулке. Какой сценарий, на Ваш взгляд, правильный?

– Музей блокады был, есть и должен быть в Соляном переулке. Прежде всего, из-за памяти места. Он был создан ленинградцами, туда свозили все свидетельства о блокаде. В 1952 году в ходе так называе­мого «Ленинградского дела» музей был разгромлен. Наш долг – восстановить историческую справедливость. В этом преемственность и ответственность нынешнего поколения.

– Вы – один из соучредителей Фонда «Петербург Достоевского». В рамках биеннале «Архитектура Петербурга», которая состоится в середине февраля, анонсирован Ваш рассказ о проекте нового здания Музея Достоевского. Почему возник этот проект? Надо вдохнуть новую жизнь в старый литературный музей?

– Жизнь существующего Музея Достоевского, в отличие, например, от Музея блокады, настолько современна и разнообразна, что ей банально не хватает места. Пропускная способность исчерпана. Задача соучредителей Фонда «Петербург Достоевского» – не работать за Музей, а предоставить ему возможность реализовывать свои программы. Требуется модернизация входной части, необходимо создать современный многофункциональный театральный зал, нужно современное лекционно-библиотечное помещение. Традиционное представление о библиотеках, «окошко – формуляр – бабушка», уходит в прошлое. Пример тому – библиотека Oodi в Хельсинки, которая представляет собой многофункциональную платформу для различных видов деятельности.

Мы, конечно, не стремимся к финским масштабам, но в любом современном музее должны быть гардероб, туалет, кафе, магазин. Например, в Музее Достоевского сейчас кафе вовсе отсутствует, магазин – просто лавочка на лестничной площадке между этажами, а вход в музей – это девять ступенек вниз, которые маломобильные граждане преодолеть не могут в принципе.

– И тем не менее, Ваш проект подвергся жесткой критике. Будете менять концепцию?

– Я не против критики, а против того, что вместо нее ничего не предлагают. Фонд «Петербург Достоевского» – группа энтузиастов, за свои деньги хочет реализовать проект расширения Музея. И наталкивается на полное нежелание городской администрации что-либо делать. Но мы руки не опускаем. Для серьезных изменений нужны воля и воображение. Есть соглашение между городом и Фондом о реализации этого проекта, подписанное на ПМЭФ-2018. Мы надеемся, что о нем не забудут. На деньги Фонда мы уже расселили одну квартиру из трех, оставшихся на общей лестнице, – и передаем ее в пользование Музея. Но, к сожалению, даже расселение всех квартир не решит задачу глобально, поскольку главная проблема Музея – это входная зона. Для расширения Музея мы просим у города всего лишь пять соток земли. Более того, если город не может этот участок предоставить целевым образом, Фонд готов его приобрести.

– Общественные пространства, выражаясь современным языком, – абсолютный must have для комфортной городской среды. Из тех, что были созданы в последнее время, можете отметить наиболее удачные? Поход к их формированию не кажется Вам формальным?

– Например, зона отдыха на Южной дороге Крестовского острова, если не говорить о вкусовых нюансах, выглядит неплохо. Но есть и странные начинания. Яркий пример формального подхода к повышению комфортности городской среды – это велодорожки в центре города. В Петербурге с октября по апрель – зима, как-то не до велосипедов, но парковка по-прежнему запрещена. Тысячи людей лишили парковочных мест, город мог бы собирать деньги за эту парковку – но увы. Я не против «велосипедизации» города, но это лучше делать в более подходящих для этого местах. В парках, например. Такой же пример формального подхода – прокат велосипедов. Прокат – это замечательно, но почему без шлема? А как же соображения безопасности? Я сам видел, как это организовано, например, в Копенгагене и Стокгольме. Все ездят в шлемах, это – другая культура. А в Риме я вообще не заметил развитой системы велодорожек. И ничего, живут.

– Судьба «серого» пояса – тема, часто обсуждаемая на дискуссионных площадках и весьма актуальная для Петербурга. Старые промышленные территории все чаще превращаются в новые жилые кварталы. Вам не кажется, что монофункциональность таких зон преодолеть в итоге не получается?

– То, что на месте заброшенных заводов и сараев, заросших мусором и бурьяном, появляются новые кварталы – замечательно. Печально, если там вообще ничего не происходит. Тогда это просто нерациональное использование земельных ресурсов. Особенно в центре города. Посмотрите, что делается в нескольких минутах ходьбы от Невского проспекта – на улицах Глиняной, Мельничной… Это прекрасная декорация для кинофильма «Сталкер».

Но любая крайность плоха. Залог эффективности, конкурентоспособности, выживаемости территории – ее многофункциональность. Только спальный район или только деловой сити – ущербны. В развитии таких территорий как, например, «Красный треугольник», в концепции редевелопмента, которую мы предложили, важны и офисы, и жилье, и социальная инфраструктура, и спорт, и невредная промышленность. Все виды деятельности.

– В прошлом году Вы приобрели с торгов здание бывшей насосной станции на Кожевенной линии. Планируете ее превратить в оазис?

– Да, планирую, но пока не решил, во что. Более полугода нам понадобилось, чтобы осознать, что именно мы приобрели, привести в порядок документы, расчистить территорию и вывезти мусор, которого было очень много. Необходимо было провести гидроизоляционные работы. Была сделана топосъемка здания и участка. Сейчас мы завершаем обследование конструкций. Поймем возможности – и будем принимать решение. Но вряд ли это будет коммерческий проект, скорее культурная институция.

 – По-моему, больше всего элитного жилья в Петербурге построено именно в сотрудничестве с мастерской «Евгений Герасимов и партнеры». В своих новых проектах Вы стараетесь избегать столь полюбившегося «элитным» девелоперам историзма в архитектуре?

– Я не согласен, что элитное жилье – это обязательно историзм. Хотя понятно, почему такое мнение сложилось. В сознании людей все хорошее традиционно. Те, кто могут позволить себе приобрести квартиру в элитном доме, обычно консервативны. Но ситуация меняется. И я уверен, что и модернистская архитектура, наравне с традиционной, востребована. У нас хватает и тех, и других проектов. Например, клубный дом Art View House, строительство которого компания «Охта Групп» завершает в историческом центре Петербурга, сочетает в своем облике современность и историзм. Другой пример – жилой комплекс «Группы ЛСР» на Петровском острове, NEVA HAUS – модернизм, уникальная палитра фасадов, своеобразная манифестация последних достижений кирпичного домостроения.

– «Институтский, 16», элитный дом в районе станции метро «Площадь Мужества», который Вы проектировали для компании LEGENDA, – тоже вызов традиционным представлениям об элите?

– А чем не элита? Множество людей не представляет своей жизни без этого района – улицы Тореза, Муринского и Институтского проспектов и др. Академическая публика, которая поколениями живет и работает в расположенных там университетах и институтах, формирует вполне устойчивый спрос на жилье высокого качества в этом районе. Архитектурный облик проекта продиктован местом. Отдельно стоящий дом, высокий, с видом на Серебряный пруд, рядом с парком… Аналогии возникли достаточно быстро. Это знаменитые небоскребы эпохи ар-деко рядом с Центральным парком Нью-Йорка. Эстетика недооцененная, но востребованная. В нашей стране она, едва родившись в 1930-е годы, была быстро идеологией свернута. Хотя первоклассные примеры есть – дом на Карповке Евгения Левинсона и Игоря Фомина, ДК им. Кирова на Большом проспекте В. О., созданный Ноем Троцким, и др.

– Ранее Вы не участвовали в проектах массового сегмента в Петербурге, а с 2015 года активно сотрудни­чаете с компанией LEGENDA, уже создали несколько совместных проектов. Какой должна быть качественная передовая архитектура в сегменте доступного жилья?

– Нельзя говорить о том, что доступное жилье – это некачественное жилье. Просто его качество соответствует цене. Архитектура – точнейший срез современного общества. Например, если писатель или художник в своем творчестве может опередить время или отстать от него, то с архитектурой этот номер не пройдет. Особенно в массовом сегменте. Да и в элитном хватает характерных персонажей. Здесь видны наши вкусы, эстетические воззрения, финансовые возможности, уровень социализации, культура быта. Глядя на сегодняшние новостройки, можно точно сказать, какие мы.

– Для «Группы ЛСР» Вы спроектировали один из лотов первой очереди жилого комплекса «ЗИЛАРТ» в Москве. Для проектирования «ЗИЛАРТа» было приглашено несколько архбюро. Вы выполняли свой проект в соответствии с общей концепцией? Насколько интересным для Вас было участие в этом коллективном проекте?

– Это не было коллективной работой в ее привычном понимании. Был разработан каркас планировочной структуры. К сожалению, он был создан со значительными огрехами – и при ближайшем рассмотрении архитектура каждого комплекса претерпела изменения. Но общая планировка улиц и проездов осталась. Архитекторам была предоставлена полная свобода самовыражения, ориентироваться необходимо было лишь на создание решений из кирпича. Проект еще не завершен, и трудно судить об успешности этого ансамбля. Но я особенно не переживаю, потому что все участники проекта – весьма достойные команды, а как мы видим по тысячелетнему опыту того же Рима, хорошего много не бывает.

Кстати

VII биеннале «Архитектура Петербурга» состоится с 12 по 18 февраля 2019 года. Место проведения: Мраморный зал Российского этнографического музея (Инженерная ул., д. 4/1). Организаторы биеннале: НП «Объединение архитектурных мастерских», Санкт-Петербургский союз архитекторов России. Партнер деловой программы: НП «Российская гильдия управляющих и девелоперов». Официальный сайт: https://www.biennale2019.ru/


АВТОР: Дарья Литвинова



17.12.2018 13:05

2018 год стал переломным для всего строительного комплекса. Законодатели полностью изменили правила работы на рынке, вынуждая бизнес приспосабливаться к новым условиям.


Президент Союза строительных организаций Ленинградской области Руслан Юсупов рассказал о том, как профессио­нальное объединение пережило этот непростой год, а также – чего ждет от будущего.

– Руслан Дамирович, чем запомнится строителям уходящий год?

– На протяжении всего 2018 года строительная отрасль испытывала колоссальное давление. Это и масштабные изменения в законодательстве, и в целом не самая благополучная экономическая обстановка. Тот хаос, который начался благодаря законодательному марафону, я бы сравнил с перестройкой начала 90-х. Похоже, что все новое может родиться только через боль и муки.

Мне кажется, что многих проблем можно было бы избежать. На данный момент именно из-за последних законодательных правок некоторые застройщики не могут довести свои проекты до конца. В частности, часть компаний попала под ограничения по регистрации договоров долевого участия. Как известно, 1 июля 2018 года региональные власти получили право останавливать продажи или не допускать на рынок потенциально проблемные новостройки по договорам долевого участия. Признаком проблем является просрочка более трех месяцев от даты, которая стоит в проектной декларации по вводу предыдущего объекта застройщика. Если просрочка достигает полугода, то Росреестр имеет право приостановить регистрацию последующих договоров долевого участия. Часто, если в одном месте споткнулся, то проблемы нарастают как снежный ком. Если стройка встала, то возобновить работы бывает очень сложно.

– Как все эти сложности переживают компании, входящие в Лен­ОблСоюзСтрой?

– В ЛенОблСоюзСтрой входят сильные, надежные и ответственные застройщики, поэтому они умудряются работать даже в таких сложных условиях. Да, они перестраивают свою деятельность. Например, «ЛенРусСтрой» стал одним из первых девелоперов в Северо-Западном федеральном округе, полностью перешедших на эскроу-счета. Это говорит о доверии к компании и со стороны клиентов, и со стороны банков.

На одном мероприятии кто-то метко сказал: «Несмотря на все трудности, застройщики готовы перестраивать свою работу, никто не ищет себе места на кладбище». Это действительно так, все хотят продолжать работать.

– Пока нововведения только усложняют жизнь игрокам стройкомплекса. Есть ли позитивные моменты?

– Я надеюсь, что в результате всех этих пертурбаций рынок очистится – и останутся только самые эффективные и ответственные компании. Времена изменились, и, возможно, мы достигли той стадии, когда пора притормозить объемы строи­тельства и сконцентрироваться на его качестве.

– Повлияли ли глобальные изменения рынка на работу непосредственно ЛенОблСоюзСтроя?

– Безусловно. Члены Союза тратят много сил и времени, чтобы разобраться в этих бесконечных законодательных изменениях, спрогнозировать их последствия. Мы неоднократно готовили и направляли в органы власти свои предложения по поправкам в законодательство и очень надеемся, что нас услышат.

Например, мы предлагаем смягчить норму о приостановке разрешения на регистрацию новых ДДУ в случае просрочки. Например, если сроки передачи квартир нарушаются по вине ресурсоснабжающих организаций, то деятельность застройщиков нельзя ограничивать, так как это попросту не решит проблему. Также мы настаиваем на приостановке деятельности только на проблемном объекте, а не на всех проектах застройщика.

Помимо этого, следует приравнять нормативные цены строительства (НЦС), по которым местные власти выкупают построенные девелоперами соцобъекты, к рыночным. На данный момент власти учитывают только расходы на строительно-монтажные работы, тогда как застройщикам приходится покупать землю, оплачивать геодезические, геологические и другие необходимые изыскания, проектирование объекта, экспертизу проектной документации, подключение к сетям, благоустройство прилегающей территории, закупку оборудования и многое другое. Кроме того, Минстрой совершенно не принимает во внимание инфляцию, которая тоже увеличивает финальную цену объекта. В результате себестоимость объекта примерно на 20% выше НЦС.

В 2018 году мы активизировали сотрудничество с властями Ленобласти по вопросу решения проблем обманутых дольщиков. Например, мы участвуем в работе Комиссии по вопросам поддержки пострадавших участников долевого строительства в Ленобласти. Союз стал выполнять роль модератора в общении застройщиков, власти и дольщиков.

– Чего вы ждете от нового года?

– 2019 год можно смело назвать годом проблемного дольщика. Многие регионы страны вынуждены будут отдать решению этой проблемы большие ресурсы и силы. Правительство Ленобласти уже активно работает в этом направлении, предлагая поистине новаторские решения (см. 2-ю полосу – прим. ред.).

Надеемся, что власти наконец-то поймут, что что-то идет не так, и прислушаются к предложениям игроков строительного рынка. Очень хотелось бы, чтобы сегодняшние масштабные законодательные изменения стали последними на ближайшие 10 лет.


РУБРИКА: ЛенОблСоюзСтрой
АВТОР: Мария Мельникова



10.12.2018 14:09

Об освоении новых направлений деятельности, расширении географии, разнице между столичным и петербургским премиум-классом «Строительному Еженедельнику» рассказал председатель правления ГК «РосСтройИнвест» Игорь Креславский.


– Игорь Вадимович, ГК «РосСтройИнвест» осваивает новые для себя направления деятельности. Недавно запущены два проекта, относящихся к премиальному сегменту, в котором раньше компания не работала. Один из них реализуется в Москве, что ознаменовало выход холдинга за пределы Санкт-Петербурга и Ленобласти. С чем связаны такие новации?

– Ничего странного или неожиданного в этом нет. Выход на новые ниши рынка – естественный этап развития ГК «РосСтройИнвест». Это связано с намерением диверсифицировать наше предложение на рынке жилья в Петербурге. Теперь мы можем обеспечить наших покупателей квартирами любого сегмента, включая премиум-класс. Добавлю при этом, что мы расширяем портфель проектов, реализуемых и в других сегментах, в самых различных локациях, предлагая потребителям широкую линейку вариантов жилья. Только за последнее время открылись продажи в относящемся к бизнес-классу ЖК «Терра», который появится недалеко от станции метро «Черная речка», на Земледельческой улице, 3, а также в ЖК комфорт-класса NEW TIME на Глухарской улице в Приморском районе.

То же касается и «вторжения» на столичный рынок. По мере роста нашего холдинга, получения опыта, наработки компетенций выход в Москву становился все более и более естественным шагом нашего дальнейшего развития. Это очень конкурентный рынок, поэтому мы сразу же взялись за очень яркий, сложный и смелый проект, который позволит нам «засветиться» в Первопрестольной. Подчеркну также, что это не разовый эксперимент, мы планируем развиваться в Москве и далее, сейчас присматриваем потенциально интересные участки под застройку. Причем и в столице мы намерены строить жилье разных классов.

– Расскажите, пожалуйста, немного о столичном проекте.

– Клубный дом «11» (такое название дано потому, что проект будет состоять из двух башен, и со стороны они будут напоминать число одиннадцать) появится в центре Москвы, по адресу Звенигородское шоссе, 11. Инвестиции в него составят около 8 млрд рублей. Продажи откроются в начале 2019 года. Архитектурный проект создан ведущим российским архитектурным бюро «Меганом» под руководством Юрия Григоряна.

Высота башен составит 75 м (19 этажей), между собой они будут соединены стеклянной галереей. В доме общей площадью 18,3 тыс. кв. м будет всего 90 квартир, из окон которых открываются виды на «Москва-Сити» и Дом Правительства России. Двухэтажный подземный паркинг, куда можно спуститься на скоростных бесшумных лифтах, рассчитан на 184 машино-места, т. е. по два места на квартиру. Запланировано панорамное остекление, окна всех квартир будут выходить как минимум на две стороны. Последний этаж отведен для роскошных панорамных пентхаусов с бассейнами и каминами. Будут использованы гибкие планировки, предусмотрена возможность объединения нескольких квартир в одну.

В рамках проекта будет благо­устроено общественное пространство площадью 3,8 тыс. кв. м. Собственная инфраструктура проекта будет представлена фитнес-центром премиального класса с 25-метровым бассейном, детской комнатой, где ребенка можно оставить с няней. Также предусмотрены зоны для размещения ритейла, магазинов и ресторана под управлением Александра Новикова – одного из ведущих рестораторов Москвы.

– Существует ли разница между премиальным сегментом в столице и Петербурге?

– Разница есть. В Москве требования к жилью премиального сегмента у покупателей гораздо выше. Это касается буквально всего. И проработки деталей проекта, и используемых стройматериалов, и обеспеченности машино-местами, и формирования общественных пространств, и благоустройства дворов и ландшафтной архитектуры. Даже высоты потолков. В проекте клубного дома «11» их высота составляет 3,6–4 м. В Петербурге у тех объектов, которые позиционируются в том же сегменте, – обычно не больше, чем 3,2.

Впрочем, не надо, конечно, забывать, что и цены в Москве существенно выше. Если в ЖК FAMILIA стоимость «квадрата» стартует от 240 тыс. рублей, то в проекте «11» – от 550 тыс. Главная причина этого, безусловно, в стоимости самой земли, но и другие факторы играют роль.

Если еще говорить о различиях, то можно отметить, что в столице востребованы уже отделанные квартиры премиум-класса. Отделка, конечно, тоже премиальная, разработанная классными дизайнерами, сориентированная под желания заказчиков. В Петербурге покупатели жилья этого сегмента предпочитают заниматься этим самостоятельно, а москвичи – хотят сразу въехать в свою квартиру.

– ГК «РосСтройИнвест» практически параллельно проектировала проекты в премиальном сегменте в обоих городах. Были ли какие-то московские «фишки», которые пригодились для ЖК FAMILIA?

– Разумеется, мы не пренебрегали столичным опытом, тем более, что перед тем, как взяться за проект «11», мы очень тщательно изучили московский рынок, побывали на многих объектах, и нашли немало интересных для Петербурга идей. Так что наших покупателей, безусловно, порадует уровень качества, который мы предложим им в ЖК FAMILIA.

Сейчас дорабатываются нюансы и детали проекта, чтобы обеспечить максимальный комфорт. Особое внимание уделяется входным группам, лобби, центральному холлу. Отдельный интерес будет представлять ландшафтный дизайн. Вообще, надо отметить, что, формируя проект, мы не гнались за числом «квадратов», а думали в первую очередь об удобстве. Поэтому здания будут относительно невысокие, психологически комфортного для человека масштаба, плотность застройки – низкая, чтобы было много зеленых общественных зон. Также тщательно прорабатываем вопрос коммерческой инфраструктуры – магазинов, сервисов соответствующего уровня.

Ну и конечно, говоря об этом проекте, нельзя обойти вопрос локации. Это уникальная территория, аналогов которой по параметрам близости к центру города, к водным пространствам, зеленым насаждениям, главным транспортным магистралям – просто нет. Очень важно, что сейчас по всему Петровскому острову практически одновременно идут строи­тельные работы. Причем все проекты относятся к бизнес- или премиум-классу. А значит, всего через несколько лет, когда возведение комплексов закончится, в Петербурге появится тихий, комфортный анклав, отличающийся современной высококлассной инфраструктурой, однородной социальной средой, общим качеством жизни. С этой точки зрения, думаю, что Петровский остров будет выигрывать даже у Крестовского, который застраивался достаточно хаотично – в разное время, объектами различного класса.


РУБРИКА: Интервью
АВТОР: Михаил Добрецов