Владимир Григорьев: Недостаток культурной составляющей должен компенсироваться комфортом


28.03.2016 12:17

Владимир Григорьев, председатель Комитета по градостроительству Петербурга, рассказал о том, как происходит корректировка новых ПЗЗ.


– Вы уже говорили, что основным итогом работы КГА в 2015 году считаете утверждение закона о согласовании архитектурного облика объекта. В чем основная идея этого закона? 

– Одна из основных задач нашего комитета – разработка и реализация мероприятий, направленных на проведение государственной политики Санкт-Петербурга и осуществление государственного управления в области градостроительства и архитектуры, формирование архитектурного облика города и ответственность за его гармоничное и комфортное развитие. Отсутствие процедуры согласования градостроительного облика делает эту функцию маловыполнимой. Поэтому мы в соответствии с законодательством возродили процедуру оценки архитектурно-градостроительного облика объекта в сфере жилищного строительства на предмет его соответствия архитектурному облику Санкт-Петербурга. Я убежден, что архитектуру согласовывать необходимо, к рассмотрению особо сложных вопросов я намерен активно привлекать Градостроительный совет при правительстве города.

Отмечу, что ранее мы лишь рассматривали проекты, но не согласовывали их. Теперь эта процедура стала обязательной для всех, кто будет возводить объекты в сфере жилищного строительства. Без согласования архитектурного облика заказчик не сможет получить градостроительный план земельного участка. Хочу подчеркнуть, что данная процедура не лишит возможности людей творческих выражать свои художественные пристрастия и реализовывать свои проекты. При этом сотрудники комитета будут применять свой опыт и квалификацию при оценке реалистичности и законности того или иного проектного решения.

– Что еще необходимо для гармоничного градостроительного развития?

– Нужно, чтобы закон об архитектурной деятельности реально работал, а Градкодекс по крайней мере содержал на него ссылки. Сегодня, к сожалению, сфера архитектуры представляет собой поле неопределенности – и правовой (с точки зрения авторских прав), и организационной. Кроме того, необходимо поднимать престиж архитектурной профессии, поддерживать молодых профессионалов, искать таланты.

Еще одно больное место – проекты планировки территории, которые преимущественно разрабатываются по заказу частных инвесторов с учетом в первую очередь их интересов, в то время как основная задача ППТ – представить комплексное видение планировочного и пространственного развития достаточно больших территорий в существующем контексте и с учетом перспектив развития. Очень часто утвержденным проектам планировки под тем или иным предлогом пытаются не следовать.

Кроме того, Градкодекс допускает выдачу градостроительного плана земельного участка как отдельного документа, дающего право на любые действия, не противоречащие Правилам землепользования и застройки. Это порождает опасность несбалансированного развития территорий, хаотичной застройки и т. д.

– Какие из уже одобренных и реализуемых проектов планировки территории действительно хороши для Санкт-Петербурга? И как могут развиваться события в связи с проектом Glorax Development на намывных территориях Васильевского острова?

– Как вы знаете, сейчас комитет готовится к принятию новых Правил землепользования и застройки Санкт-Петербурга, нами уже проведена большая работа по подготовке проекта правил с учетом изменений, внесенных в Генеральный план города применительно ко всей его территории. Мы также подготовили карты градостроительного зонирования, высотного регулирования и градостроительных регламентов, провели публичные слушания. Сегодня можно говорить о том, что с принятием правил будет установлен пониженный коэффициент использования территорий для многоэтажной застройки, введены более четкие правила в части озеленения земельных участков, высотные параметры изменятся на всей территории города в сторону уменьшения. Изменения отражают то, что лично меня категорически не устраивало в пока еще действующих ПЗЗ. Соответственно, ранее утвержденные проекты планировки, с моей точки зрения, по этим параметрам не отвечают представлениям о комфортной среде. Хотя, подчеркну, что все ранее утвержденные ППТ имеют ценность с точки зрения определения планировочных элементов, установления «красных линий», функционального зонирования. Да и вообще любой градостроительный документ, определяющий правила использования территории, полезен.

Безусловно, в ППТ устанавливаются максимальные параметры. Но застройщики относятся к ним как к планируемым. К сожалению, наши рыночные реалии ставят проекты с пониженным выходом квадратных метров, практически невзирая на качество среды, на грань рентабельности, в основном из-за того, что цена земли ориентирована как раз на максимальные показатели. 

Мы пришли к выводу о необходимости понижения максимального показателя, чтобы сформировать предпосылки, в том числе для инвесторов, для создания комфортной жилой среды при условии экономической состоятельности проекта.

Если говорить о проекте Glorax Development на намывных территориях Васильевского острова, имеет место изменение функционального назначения территории – перевод из деловой функции в жилую. Жилое строительство в этой зоне допускается как условно разрешенная функция не более чем на 50% территории. В конце прошлого года был проведен очень интересный международный конкурс, где заказчики и архитекторы определили свое представление о развитии данной территории, однако без корректировки ППТ там возможно только строительство нежилых объектов.

Мы отдаем должное желанию инвестора реализовать качественный с точки зрения градостроительства и архитектуры продукт. Я считаю, что в данном случае возможно принять компромиссное решение по развитию этих кварталов. Главное – избежать негативного влияния на соседние территории и необходимую социальную инфраструктуру разместить на территории застройки. Спорно, что в порту не будут развиваться места приложения труда, но это рыночный вопрос: оставлять территории под будущее развитие или ориентироваться на требования сегодняшнего дня. Желательно, чтобы была найдена золотая середина.

– Ее должны искать совместно органы исполнительной власти и инвестор?

– Это самый правильный путь. Мы все время говорим о необходимости эффективного взаимодействия, диалога между властью и бизнесом. Ни в одной стране освоение территории не происходит без учета мнений представителей органов государственной власти и интересов и планов на развитие территории инвесторов. Везде идет поиск компромисса. Для нас этот поиск осложнен тем, что почти вся территория уже находится в частной собственности. Однако думаю, что ситуация с проектом Glorax Development может стать показательной в плане достижения общей цели. 

– Претерпит ли изменения работа градостроительного совета? И есть ли планы по более тесному взаимодействию с коллегами из Ленобласти по застройке на границах Петербургской агломерации?

– В 2016 году нам предстоит большая работа по определению основного вектора перспективного планирования города и области, определению параметров пространственного развития. Мы надеемся сделать это в рамках разработки Концепции совместного градостроительного развития Санкт-Петербурга и Ленинградской области, которая должна стать основой для подготовки нового Генерального плана Санкт-Петербурга на долгосрочную перспективу. 

Конечно, при рассмотрении вопросов взаимовлияющих градостроительных решений было бы правильным участие в обсуждении специалистов как из города, так и из Ленобласти. А поскольку Градсовет предполагает наличие экспертных и рабочих групп, определенно имеет смысл создать группу по вопросам именно совместного градостроительного развития.

– Одним из лейтмотивов при обсуждении градостроительного будущего города является идея о том, что прежде всего необходимо определить, каким его хотят видеть горожане и власти. У вас есть детальная картина?

– Градостроительство очень инерционно. Город Санкт-Петербург должен оставаться городом Санкт-Петербургом, включая и Ленинград. Я решительный противник вырывания страниц из нашей истории, особенно из истории градостроительства, ведь в советский период, к счастью, не было допущено серьезных градостроительных ошибок. 

Уверен, что Санкт-Петербург не должен быть везде 25-этажным. Я бы хотел, чтобы недостаток историко-культурной составляющей городской среды, который существует во всех кварталах новой застройки, компенсировался комфортом проживания. В определенном смысле мы должны создавать комфорт, ориентируясь на приоритеты и предпочтения жителей. 

Что касается территорий «серого пояса», очевидно, что в своем как прошлом, так и нынешнем развитии они абсолютно не отвечают задачам сегодняшнего дня. Там должны сохраняться, на мой взгляд, места приложения труда, в том числе производственные площадки, которые не требуют выделения санитарно-защитных зон. В целом при развитии «серого пояса» необходимо придерживаться пропорции 30:30:40, где 30% – это рекреационная зона, еще 30% – зона коммерческая и мест приложения труда и 40% – жилая застройка. Таким образом, предпочтительным выглядит выбор модели полицентрического развития, которая существовала и в советское время. Размещение объектов культуры, искусства, бытового обслуживания на территории «серого пояса» позволит минимизировать перемещение граждан по городу. Эти идеи будут закладываться в новый Генеральный план Санкт-Петербурга.

– Какие цели вы ставите перед собой на ближайшую перспективу?

– Моя задача – сделать работу комитета упорядоченной настолько, чтобы это позволяло застройщикам чувствовать себя определенно. Потому что любая определенность, в моем понимании, есть комфорт для инвестиционной деятельности. 

Я также ставлю перед собой задачу свести все изменения законодательства к техническим корректировкам, не влияющим на инвестиционный климат. Я намерен упорядочить процесс планирования и проектирования территорий города. С этой целью планируется отменить распоряжения КГА по фактически не сделанным проектам планировки. А будущие проекты планировки соответствующих территорий целесообразно выполнять под контролем КГА, чтобы инвестор четко понимал, что работать на них можно по четко заданным правилам игры. 


РУБРИКА: Интервью
АВТОР: Татьяна Крамарева



08.02.2016 12:47

Прошлый год оказался для строительного рынка достаточно позитивным, говорит Михаил Медведев, генеральный директор ГК «ЦДС».


 – Михаил Анатольевич, стал ли 2015 год удачным для строителей на фоне 2014-го?

– Наверное, начало 2015 года было похуже, чем первые месяцы 2014-го, но ненамного: объемы продаж жилья сократились максимум на 12-15%. Однако это сокращение – в пределах стандартных колебаний. Чувствуется, конечно, что у покупателей стало меньше собственных средств: выросла доля сделок с привлечением ипотечных кредитов, различных жилищных субсидий, материнского капитала и т. д. Еще одним свидетельством того, что уровень обеспеченности потребительского спроса понизился, стало падение спроса на жилье с отделкой.

Люди, у которых есть собственные средства на покупку жилья, планируя переезд в новую квартиру, заранее продумывают и необходимость отделочных работ. А вот те, у кого собственных средств хватает только на первоначальный взнос, своей основной задачей ставят собственно покупку квартиры с полной оплатой ее стоимости. И только выполнив эту задачу, они задумываются об отделке: это дополнительная опция, и пусть стоимость отделки составляет на наших объектах 8-15 тыс. рублей за 1 кв. м, многие потребители вынуждены от нее отказываться.

Если вернуться к динамике рынка в 2015 году, то надо отметить, что, как и в 2014-м, в декабре был зафиксирован выраженный рост продаж по отношению к ноябрю. Но если в 2014 году на рынке царила паника, то в декабре 2015 года рост продаж не носил лавинообразного характера.

– Как за 2015 год изменились цены на квартиры в ваших домах?

– Рост составил в среднем 10%. Но надо понимать, что цены на жилье определяются множеством факторов: степенью готовности объекта (разница между нулевым циклом и этапом строительства перед вводом в эксплуатацию составляет не менее 30%), локацией и т. д. Думаю, что и в нынешнем году рост цен на жилую недвижимость в Санкт-Петербурге не превысит индекса инфляции. Конечно, экономика более сжатая, чем ранее, да и конъюнктура на внешних рынках хуже. Но, с другой стороны, цены у нас рублевые. А себестоимость жилищного строительства в рублях снижаться не будет – напротив, скорее, она будет повышаться.

– В прошлом году вы выиграли конкурс на строительство объекта с бюджетным финансированием – школы на 600 мест в Колтушах. Как продвигается работа над этим объектом?

– В нынешнем году школа уже будет введена в эксплуатацию. Надеюсь, что удастся построить этот объект без прибыли, но и без убытка – по себестоимости. Но такая экономика на объекте бюджетного строи­тельства была прогнозируема, поэтому больше в конкурсах с бюджетным финансированием мы не участвовали.

Одновременно «ЦДС» проектирует и строит детские сады и школы в рамках социальных обязательств. В нынешнем году, например, запланирован ввод в эксплуатацию школы в Мурино на 700 мест.

– Пополнился ли в 2015 году ваш земельный банк?

– Мы постоянно смотрим какие-то земельные участки и в городе, и в Лен­области, стараемся что-то покупать. Но говорить о наших приобретениях имеет смысл при выходе на стадию строительства или на финальном этапе градостроительного согласования.

– Одна из ваших ключевых идей – о необходимости гармонизации с жилищным строительством развития транспортной, инженерной и социальной инфраструктуры. Что в этом смысле изменилось в 2015 году в Санкт-Петербурге и Ленобласти?

– Работа, направленная на развитие инфраструктуры, и в одном, и в другом субъекте РФ ведется постоянно. Просто в плане социальной инфраструктуры в какой-то момент город и область столк­нулись с тем, что бюджет не выдерживает такой нагрузки, и каждый регион пошел в решении этого вопроса своим путем.

Если говорить о Ленинградской области, где картина более наглядная, то в 2015 году было много сделано для решения конкретных инфраструктурных вопросов и в Мурино, и в Буграх, и в Кудрово, и в Янино. Полностью обес­печен социальной инфраструктурой будет новый город, который мы планируем строить в Новосаратовке.

Кстати, до начала строительства мы стремимся заблаговременно решить там вопросы развития дорожной сети. В плане инженерной инфраструктуры на приграничных территориях Ленобласти вообще все хорошо, есть даже конкуренция среди тех организаций, которые поставляют эти услуги. А в плане дорожно-транспортной инфраструктуры, считаю, за последние два года сложилось понимание, что все технические сложности в этом сегменте могут быть разрешены. Дальше остается определить временной промежуток для реализации принятых решений и обеспечить финансирование. Но вопросы финансирования тоже, в принципе, абсолютно решае­мы при совместных усилиях инвесторов, застройщиков и руководства Ленинградской области.

– Нет ли, на ваш взгляд, опасности того, что районы активного жилищного строительства в Ленобласти будут обеспечены дорожной сетью, а спрос на жилье в этих локациях резко пойдет на убыль?

– Если дорожно-транспортную инфраструктуру не развивать, то так оно может и оказаться. Вопросы транспортной доступности сейчас для этих территорий наиболее острые. Просто бывают ситуа­ции, когда отсутствуют технические возможности для их решения. В случае с Кудрово, Мурино и т. д., как я уже сказал, технически ничто не препятствует дорожному строительству. Просто надо как можно быстрее воплощать проекты в реальность, чем и занимаются и застройщики, и власти.

– Не так давно с серьезными финансовыми сложностями столкнулся один из крупных игроков рынка – ГК «СУ-155». В чем вы видите причину этой ситуации и как обезопасили себя от подобного развития событий?

– Мне кажется, это следствие неаккуратного финансового планирования. Каждый застройщик строит его по-своему, обращая внимание на одни моменты и упуская как несущественные другие. Но грамотность планирования видна только по завершении того или иного проекта. Если ничего негативного не случается в ходе реализации, это еще ни о чем не говорит, кроме того, что в будущем все возможно.

Один из факторов экономической без­опасности в моем представлении – небольшая доля кредитных средств в общем объеме. «ЦДС» традиционно сохраняет низкую закредитованность.

– С учетом стабильного развития «ЦДС» есть ли планы ее превращения в публичную акционерную компанию?

– Нет, планов размещать облигации и котироваться на бирже пока нет: не вижу в этом смысла, поскольку плюсов от этого гораздо меньше, чем минусов. А в том, как мы работаем с населением, нашими клиентами, мы и так открытая публичная компания.

– На нескольких корпусах ЖК «Весна» в Кудрово вы начали продажи квартир с заключением договоров долевого участия. В чем, по вашему мнению, отличия этой схемы от продаж с заключением договора паевого взноса?

– Идея обезопасить покупателя через регистрацию договора долевого участия в ФРС, а теперь и его страхование в специальной аккредитованной компании по своей сути очень привлекательная. Но ее воплощение еще требует серьезной доработки. И основная претензия, которую можно предъявить к этой схеме, в том, что договор долевого участия не обеспечивает потребителю защиту от сбоев в деятельности строительной компании. Однако я абсолютно уверен, что для стабильности в строительной отрасли необходимо отложить все поправки в профильное законодательство как минимум на год, а то и на пару-тройку лет. В ситуации экономической нестабильности менять в очередной раз правила игры нецелесообразно.

Кстати:

До конца февраля на фасаде бизнес-центра «Аполло», штаб-квартиры ГК «ЦДС», появится активная подсветка, позволяющая выводить различные изображения. Кроме того, руководство «ЦДС» планирует установить уличный экран, где будет транслироваться преимущественно социальная реклама.


РУБРИКА: Точка зрения
АВТОР: Татьяна Крамарева



01.02.2016 16:35

Коллапса из-за передачи градостроительных полномочий на уровень субъекта РФ не произошло, заявил Евгений Домрачев, председатель КАГ Ленобласти.

– В конце года в Заневском сельском поселении создан прецедент: д. Янино-1 стала поселком городского типа. Возможно, это сигнал и для других сельских поселений Ленобласти в прилегающих к Санкт-Петербургу районах?

– Я глубоко убежден, что таким поселениям, как Заневское, Муринское, Новодевяткинское, Бугровское, уже давно менять надо статус. Тип застройки там формируется совершенно городской. И от сельского хозяйства (кроме как в Буграх) уже мало что осталось. В том же Муринском сельском поселении земель сельхозугодий, если память мне не изменяет, всего 160 или 170 га, и в основном это неудобья под транзитными коммуникациями. Целесообразно, кроме того, идти на объединение Мурино и Нового Девяткино. Это единая агломерация с весьма условной границей по р. Охте. Когда-то это была единая территория с единой системой социальных объектов.

– С начала прошлого года на ваш комитет были возложены в полном объеме полномочия по утверждению градостроительных документов поселений. Каковы результаты первого года работы по новым правилам?

– Не скрою, были злопыхатели, которые предрекали коллапс. Но этого не произошло, и особых претензий у застройщиков нет. Я вообще считаю абсолютно правильным принятое решение. Потому что документация, поступавшая к нам от муниципалитетов, в основном была крайне низкого качества. Это видно по статистике: например, мы возвращали на доработку практически треть из 4741 градплана. Очень много нареканий по документации, изменяющей параметры территории и ее освоения. Как правило, пытаются обойти такие важнейшие процедуры, как публичные слушания, оповещение соседей на прилегающих земельных участках.

– Наверное, в основном это характерно для Всеволожского района?

– Во Всеволожском районе ведется наиболее активная градостроительная деятельность. Но если соотнести объемы строительства с долей возврата документации из-за ее низкого качества, то получим примерно ту же пропорцию, что и для других районов Ленобласти.

– В 2015 годы были внесены поправки в Региональные нормативы градостроительного проектирования. С пониманием ли восприняли их специалисты на местах, проектировщики?

– Недовольные в муниципалитетах были. Но наша позиция в таких случаях однозначна: решить споры может только обращение в суд с иском об отмене соответствующего областного закона, внесенного губернатором в Законодательное собрание Ленобласти после того, как он ознакомился с данными об объемах выявляемых недоработок и возврата документов.
Строительный бизнес воспринял новшества спокойно: обращаться по всем вопросам «в одно окно» проще, чем «бегать по кругу».

– А как развивались события в связи с утверждением ряда неоднозначных генеральных планов поселений? Например, пос. имени Тельмана?

– По Тельмановскому поселению мы подали исковое заявление об отмене генерального плана, утвержденного местной властью с нарушением, и суд принял нашу сторону.

– Но генплан все равно должен быть разработан.

– Хорошо, что вы затронули этот вопрос. Действительно, генеральные планы и Тельмановского, и других сельских поселений должны быть утверждены, потому что в противном случае с июля 2016 года невозможно будет утвердить проекты планировки в таких поселениях. И это требование федерального законодательства.

– Работа по подготовке генеральных планов на местах активизировалась?

– Да, осталось чуть более 50 неутвер­жденных генеральных планов. Многие сданы на утверждение. Ряд документов согласован и в соответствии с процедурами возвращен в муниципалитеты. В ближайшее время мы планируем провести совещание с «отстающими» главами муниципальных образований и разъяснить: если они получили положительное заключение при согласовании, должны провести публичные слушания, выполнить необходимые процедуры и сдать генеральный план нам на утверждение.

– Будет ли что-то меняться в деятельности Градостроительного совета?

– Будет. Мое мнение – надо ввести в совет еще архитекторов. Очень хорошо, что мы уже инициировали ввод архитекторов из Союза архитекторов: это позволяет слышать мнение коллег-профи. Мне импонирует, что мы уже не сводим обсуждение к допуску каких-либо отклонений от нормативов. Есть закон – давайте его исполнять. Нравится он кому-то или не нравится, но это нормы, через которые формируются среда и уровень ее комфортности. Мы перешли от технических вопросов к обсуждению более творческих: художественного образа, силуэта застройки. Мы намерены еще больше повысить статус Градсовета и еще более серьезно подходить к рассмотрению проектов планировки.

– Какие из рассмотренных в прош­лом году проектов были самыми, на ваш взгляд, запоминающимися?

– Интересная работа (правда, одоб­ренная с четвертого раза) – проект планировки части Бугровского поселения. Хотя остается вопрос, как этот ППТ будет реализовываться. Привлек внимание проект отдельного здания, вписываемого в контекст исторической застройки в Выборге.

– Что вы оцениваете как самое важное для комитета событие 2015 года?

– Как субъект РФ мы приняли участие во всероссийском смотре-конкурсе «Зодчество», что происходило за последние годы не так часто. Это была очень масштабная работа. И хотя, конечно, хотелось, чтобы наши труды отметили, но мы даже не ожидали, что займем первое место в номинации «Комплексные проекты развития территории» и получим Золотой знак от Союза архитекторов России и диплом от Министерства строительства и ЖКХ.

В конкурсе участвовал десяток субъектов, и мы, кстати, обогнали Московскую область и Москву.
Мы представили весь спектр работы, в том числе схемы терпланирования, несколько генеральных планов поселений (номинировали генпланы Выборга. Приморска, Старой Ладоги и Усть-Луги). Мы развили тематику градостроительства у воды в диапазоне от документов (генеральных планов, проектов планировки, проектов застройки) до их реализации. Причем строительства не только жилья, но и промышленных объектов, объектов отдыха.

Что еще характерно, за прошлый и предыдущий годы активизировалась работа по проведению конкурсов. Это все-таки подстегивает: любая состязательность способствует появлению свежих идей.

Очень интересная студенческая работа была организована комитетом по разработке концепций благоустройства общественных пространств в Тихвине, где в прошлом году проходил День Ленинградской области. Парочку из десятка представленных студенческих работ можно брать в реализацию хоть сейчас. Считаю, что эту тему надо обязательно продолжать. Потому что, к сожалению, многие города в силу ряда причин, но в первую очередь из-за безразличия местных властей, пренебрежительно относятся к формированию, благоустройству общественных пространств.

– Какие города еще нуждаются в этом?

– Такая работа уже ведется, что импонирует, в Кингисеппе, Приозерске, Выборге. Благоустройство территории – это деятельность муниципальных властей, которая всегда на виду.

– Вы еще год назад подчеркивали важность красоты архитектурного облика районных центров Ленобласти. Что делается в этом направлении?

– Мы инициировали проведение ежегодного конкурса, но, к сожалению, эта инициатива «затерялась в коридорах власти». Поэтому в ближайшее время планируем к ней вернуться, чтобы с нашей помощью муниципалитеты проводили конкурсы на архитектурно-художественное оформление общественных пространств во всех районных центрах, городах и поселках Ленинградской области. Далее – такова моя идея – целесообразно было бы выделять средства из специального фонда на реализацию лучших проектов.

Кстати:

Не во всех районах власти оперативно стремятся исправлять недостатки градостроительной документации. В числе наиболее ответственных в этом смысле – Выборгский, Приозерский, Гатчинский, Кировский, Лодейнопольский, Подпорожский, Кингисеппский районы. В «черном списке» по устранению замечаний – Ломоносовский, Всеволожский районы.


РУБРИКА: Итоги
АВТОР: Татьяна Крамарева