Санкт-Петербург. Проделанной работой удовлетворен


07.08.2006 20:20

За последние несколько лет Санкт-Петербург значительно преобразился – появились новые здания, дороги, мосты, социальные объекты. И в этом, несомненно, заслуга строителей. В преддверии замечательного профессионального праздника Дня строителей мы беседуем с вице-губернатором Александром Вахмистровым.

- Александр Иванович, в каком настроении Вы встречаете День строителя?

- Приближается профессиональный праздник, и строительное сообщество встречает его в хорошем настроении. Не только потому, что цены на жилье высоки. В Санкт-Петербурге удалось создать мощный строительный комплекс, постоянно имеющий загрузку по всем уровням: и по транспортному строительству, и по строительству метрополитена, по реставрационным работам, по реконструкции, по новому строительству, по строительству коммерческих объектов… И администрация города, и я лично удовлетворен развитием событий. Действительно, строится очень много, объекты самые разнообразные. Мы все больше и больше начинаем привлекать на конкурсной основе и зарубежных архитекторов, к примеру, Мариинский театр, Новая Голландия, стадион для «Зенита» (кстати, выбор проекта стадиона мы сделаем после Дня строителя, в 20-х числах августа).


В город пришли крупные налогоплательщики, вслед за которыми потянулись инвестиции.


Вот тоже будет уникальный объект «Газпром-Сити», где также привлекаются зарубежные архитекторы, и целый ряд других крупных объектов. Совсем недавно открыли новую взлетно-посадочную полосу в Пулково, будем реконструировать вторую…


Улучшилось и внутреннее благоустройство города. Яркий пример - Московский проспект. Сейчас занимаемся расширением, даже созданием новой магистрали в зоне Митрофаньевского шоссе, там активно идут работы. Вскоре начнем работы на Пискаревском проспекте... Город реализовывает крупные проекты – Западный скоростной диаметр, Орловский тоннель (по системе частно-государственного партнерства), появились свободные экономические зоны, там тоже пойдет строительство… Кроме того, крупнейшие проекты, такие, как «Балтийская жемчужина», «Славянка» с комплексной застройкой территории, активно строится жилье для военных в Пушкине по президентской программе и масса других примеров.


Поэтому профессиональный праздник жду в хорошем расположении духа. Думаю, что все строители имеют определенную удовлетворенность, Это не самолюбование, не самодовольство, а просто удовлетворенность от проделанной работы.


- Как отмечаются лучшие строители?

- У нас целая система официальных конкурсов – это и «Строитель года», и «Лучший прораб», конкурс «Золотой гвоздь» для журналистов, Всероссийский конкурс на лучшую строительную компанию. У нас появился знак «Строителю Санкт-Петербурга». Правда, мы его пока экономно вручаем, на сегодняшний день всего три человека имеют этот знак. Мы планируем, что на следующем Съезде строителей будем проводить награждение отличившихся. Знак будет трех степеней отличия. Планируется награждать им не только руководителей, но и инженерно-технических работников, и рабочих стройплощадки.

Есть и полуофициальный конкурс «На худшую строительную площадку», призом в которой являются… калоши. Итоги этого конкурса за полугодие мы будем подводить в ноябре.


Это своего рода воздействие на строителей, и внимание к стройплощадкам будем уделять еще большее. Хочу, пользуясь случаем, обратиться и к руководителям предприятий, и к технических работникам. Если мы говорим, что Санкт-Петербург - город европейских стандартов, и стремимся к этому, если мы говорим, что у нас один из лучших строительных комплексов России (и это не просто наши слова, это мнение в том числе и российского руководства), то у нас должны быть и самые лучшие строительные площадки. Мы видим, что город преобразился, и это культура производства. А чем выше культура производства, - тем лучше качество строительства. Это прямая зависимость. Поэтому мы к чистоте строительных площадок будем подходить очень жестко.

 

- Помимо энергетики, какие еще проблемы есть в строительной отрасли?

- Город очень многое делает для развития энергетики. На примере двух объектов – строительство подстанции на Ржевке и инвестиционный проект строительства Юго-Западной ТЭЦ - мы показали, что город может самостоятельно привлекать инвесторов для обеспечения выработки электроэнергии и решения этих вопросов. Конечно, энергетика - это главная проблема в строительстве на сегодняшний день.


Есть и вторая проблема, и она решаема - отсутствие Правил застройки и землепользования. Мы их как раз разрабатываем, и в летний период состоится целый ряд общественных обсуждений этого проекта закона. В любом случае, это плановая работа, и в конце года закон примут.


- А как складываются отношения с федеральными согласующими структурами?

- Есть все-таки неурегулированность, хотя мы уже много сделали - выпустили нормативный акт, договариваемся, начинает реализовываться постановление… Но федеральные структуры вновь пытаются запустить застройщиков по большому кругу, заставить проводить дополнительные исследования. Идет притирка, но уже сделан большой шаг вперед.


- Что происходит с ценами на жилье, и как будет развиваться ситуация дальше?

- Проблематика с ценами и естественная, и искусственная. Естественная потому, что с одной стороны, повышается благосостояние людей, а с другой стороны, облегчился доступ к ипотечному кредитованию. К тому же резко изменился менталитет, особенно у молодых людей, которые начинают привыкать к кредитным схемам рынка.


Другая причина (психологическая) - отложенный спрос 2005 года. В этом году произошло наложение отложенного спроса на плановый спрос 2006 года.

Мне кажется, что отложенный спрос 2005 года уже удовлетворен и теперь идет плановый спрос 2006 года, который опять же вырос за счет доходности и ипотечного кредитования. Кроме того, в связи с ростом цен опять на рынок вышли игроки.


Думается, что во втором полугодии останется плановый растущий спрос за счет ипотеки, игроки на рынке пока будут активно работать, спроса 2005 года уже не будет, поэтому некоторое понижение объемов продаж произойдет. Это приведет к тому, что застройщики, которым надо пополнять оборотные средства, могут стабилизировать цены, или даже могут чуть-чуть их снижать - все будет зависеть от взаимоотношений спроса и предложения. В общем-то, большого роста цен во втором полугодии я не предвижу. Думаю, что это может быть 5-10, максимум 15 процентов (если сравнивать цены декабря 2006 года и июля 2006 года).


Предполагаю, что при стабилизации цен начнут уходить с рынка игроки, они начнут вбрасывать купленные не нужные им квартиры, произойдет рост предложений вторичного рынка и наступит стабилизация. Цены, конечно, уже заоблачные, но вниз они не пойдут. Может быть, со временем, в перспективе длительного времени это и возможно. Но в ближайшие три-пять лет этого не произойдет.


- Как Вы относитесь к предложению ввести в работу научное сопровождение проектов?

- Как ни парадоксально (я человек, занимающийся наукой, доктор экономических наук), но отношусь к этим предложениям контрастно. Если главный архитектор проекта, главный инженер проекта имеют соответствующее образование, имеют соответствующие лицензии и соответствующую квалификацию, то они должны отвечать персонально за построенные объекты.


У нас в стране все немножко перепутано: если мы идем по пути лицензирования, то должны быть убеждены в том, что соответствующие институты, архитектурные мастерские обладают специалистами достаточной квалификации, и все их проектные решения правильные.


Если у кого-то (конструкторов, расчетчиков) возникают сомнения, то они сами выйдут на соответствующие научные круги и проведут анализ или запросят варианты проверок.


Теперь мы выходим на отмену лицензирования и переходим к саморегулируемым организациям. Но ведь целый ряд стран, и развитых стран, и дореволюционная Россия работали по принципу персональной ответственности. Почему мы знаем имена архитекторов и не знаем имен строителей? Ответ очень простой: потому что существовал принцип персональной ответственности. И непосредственно Росси, и Растрелли, и Кваренги отвечали за объект головой, и именно они нанимали подрядчиков. По сути, архитектор был руководителем проекта.


А мы как-то мечемся и непонятно чего хотим. В итоге отмена лицензирования и отсутствие персональной ответственности приведут к саморегулируемым организациям, о деятельности которых вообще никто до конца ничего не понимает.


Саморегулируемая организация не несет никакой ответственности за свои решения. Вот, к примеру, соберется некая строительная общность и начнет обсуждать, какой строитель хороший, а какой плохой. С выходом новой компании на рынок что скажет саморегулируемая организация? Она может эту компанию проверить или запретить ей работать? Но как? При таком подходе случаи отказа практически исключены, и даже нет такой законодательной базы, чтобы какой-либо компании отказать в выходе на рынок.


Происходит подмена принципов. Могут сказать, что само лицензирование ничего не дает, но оно имеет и обратную связь: по крайней мере, фирме можно вынести какое-то предупреждение, можно лишить лицензии, пусть даже через суд. То есть рычаги имеются…


- Какие еще законодательные новшества, по Вашему мнению, требуют доработки?

- Иногда я поражаюсь нашим федеральным структурам, которые всегда стараются изобрести что-то свое. К примеру, особую критику вызывает закон о государственном заказе. В этом законе вообще исчезли любые понимания квалификации. Идеологи закона говорят, что этот закон защищает от административных барьеров, но я даже не представляю страну или отрасль, где они отсутствуют. Административные барьеры - это не что иное, как система регулирования.


Система заказа всегда существует в нашей с вами повседневной жизни, например, когда человек идет в магазин, то он выполняет семейный заказ. А если в магазин идет мужчина со списком, составленным женой, то он выполняет заказ жены и за него отвечает, может быть, еще жестче, чем за выполнение государственного заказа. Список семейного заказа составляется с предпочтениями фирмы и качества. Очень сложно представить семью, в которой жена составит список продуктов и предложит мужу купить по этому списку самое-самое дешевое… Самое дешевое не всегда самое хорошее. А ведь по сути это тоже система выбора, конкурса. И семейный бюджет так же важен, как и использование средств городского или федерального бюджета.


Когда город собирается строить школу и объявляет конкурс… С точки зрения разума, я бы предложил, чтобы в конкурсе участвовали фирмы, которые хоть когда-нибудь (лет пять, десять, даже пятнадцать назад) строили школы, хотя бы в качестве субподрядчика, чтобы они понимали, что из себя представляет школа. Чтобы не было монополизма и обвинений в нем, можно ввести и другой критерий. Если строительство школы стоит около 200 млн рублей, то давайте к конкурсу допускать те фирмы, годовой оборот которых вдвое больше этой суммы.


Есть объект, который показывает всю ошибочность принятия нашего закона о госзаказе. Это комплекс защитных сооружений Санкт-Петербурга от наводнений. На этом объекте 8 подрядов, часть из них финансируется за счет средств ЕБРР и Северного инвестиционного банка, другая – из федерального бюджета. Так вот, те конкурсы, которые проходят за счет привлеченных средств европейских банков, проходят со всеми разумными требованиями, в том числе и квалификационными. А те, которые финансируются из бюджета - без системы квалификации. Почему не взять стандартные правила, которые существуют много лет, и которое европейское сообщество считает основным документом? Это правила проведения тендеров Международной ассоциации инженеров-строителей. И не надо ничего изобретать.

Беседовала Наталья Бабаджанян





21.03.2005 19:35

Месяц назад Юнис Лукманов принял один из самых сложных комитетов Правительства Санкт-Петербурга – Жилищный. Объявляя о его назначении, губернатор Валентина Матвиенко произнесла пророческие слова: «Судьба городского правительства в ваших руках».


– Юнис Халитович, подведем итоги первого месяца. Вы уже освоились на новом месте? Какие наиболее проблемные задачи в первую очередь предполагаете решать?

– К сожалению, времени для освоения практически нет. Ситуация в городском жилищном хозяйстве такова, что одновременно приходится решать много проблем. Здесь и недостаточное финансирование, и резкое падение сборов квартирной платы. Если по итогам года в среднем по городу собиралось 94 процента, то в январе – 42 процента, в феврале – 70 процентов. Но самое главное – это отвратительное обслуживание жилищного фонда. И эту проблему можно решить только всем сообща. Один я здесь ничего не сделаю.

Нужны поддержка городского правительства, депутатов Законодательного собрания, муниципалов и главное – жителей. Люди должны понимать, что чисто не там, где убирают, а там, где не мусорят. Я обещаю навести порядок в подведомственных мне службах, но если сами горожане не захотят поддерживать чистоту, помогать в благоустройстве, то ничего не выйдет. Мы должны осознать, что от каждого из нас зависит, в каких условиях мы живем.

– В нашей стране уже стало традицией: хочешь избавиться от кого-то – поставь его управлять ЖКХ. Получается, что жилищно-коммунальное хозяйство, в принципе, неуправляемо? Или просто не нашелся еще человек, способный с ним управиться?
– Я бы скорее согласился со вторым постулатом. В управлении жилищным хозяйством нужно проявить жесткость, принципиальность, последовательность. Последние годы, кроме шараханья из стороны в сторону, ничего не делалось. Откуда ж взяться порядку? Очень надеюсь, что я – именно тот человек, который способен навести порядок в ЖКХ. Поэтому меня сюда и поставили.

– В вашем ведении порядка 23 тыс. многоквартирных жилых зданий. Из них только около 3 тыс. управляются жителями – это ЖСК и ТСЖ. Сегодня тенденция такова, что весь жилой фонд должен управляться жильцами. Как и в какие сроки Вы планируете перевести жилье в частное управление? Чем после этого будет заниматься Жилищный комитет? Где собираетесь взять 20 тыс. управляющих?
– Прежде всего, в частное управление мы собираемся переводить не весь жилой фонд. Процентов 25-30 останется в государственной собственности. Это жилье малоимущих, аварийные и ветхие дома. Обслуживать этот фонд будут управляющие компании, выигравшие конкурс или назначенные правительством. Большую же часть жилого фонда жители должны обслуживать самостоятельно, организовав товарищества собственников жилья. Здесь есть три пути: либо ТСЖ заключает договор с управляющей компанией и далее все функции по обслуживанию исполняет она, либо ТСЖ самостоятельно заключает договоры с обслуживающими фирмами, либо нанимают сантехников и дворников в свой штат и сами договариваются со «Спецтрансом» и монополистами. Что касается кадров, то это, конечно, проблема. Найти сразу тысячи профессиональных менеджеров трудно. Но будем обучать людей на курсах, проводить семинары. Наш народ талантлив, быстро все схватывает. Относительно Жилищного комитета – то в идеале, через три-четыре года он должен прекратить свое существование. Так что я пришел сюда как раз для того, чтобы рубить сук, на котором сижу.

– Уже не первый год в нашем городе идет жилищная реформа. Ее еще предыдущий губернатор начинал. Вместе с тем никаких изменений, кроме роста цен, не наблюдается. Лестницы как не убирались, так и не убираются, мусор как вывозился, в лучшем случае, раз в неделю, так и вывозится. Скоро год, как мы платим по новым расценкам, а изменений никаких. Как Вы собираетесь наводить порядок в этой сфере? Будет ли у нас когда-нибудь так же чисто, как в советские времена?
– Чисто будет обязательно. Это я вам обещаю. А вот в какие сроки – сказать не берусь. Три года назад я стал руководителем самого отсталого района – Адмиралтейского. Сегодня это лучший район в городе. Конечно, пришлось показать характер, я жесткий руководитель, не всем это нравится, но люди поддерживают, и это обнадеживает. Если меня поддержат и правительство, и горожане, то, думаю, за год порядок сумеем навести. И главное здесь – организация ТСЖ. Только там, где человек готов взять ответственность за поддержание порядка на себя, мы сможем привести город в надлежащий вид: отремонтировать лестницы, фасады, крыши и подвалы зданий, благоустроить дворы. Если же люди не готовы отвечать за свои дома, то бесполезно что-то делать – все равно сломают, испортят.

– Как Вы уже сказали, Адмиралтейский район признан лучшим в городе. Ситуация там, на первый взгляд, действительно лучше, чем во многих других. И ТСЖ активно создаются, и дворы благоустраиваются, и квартплата вносится своевременно. А как обстоят дела в других районах?
– Ситуация очень сложная. Из тех районов, что я успел объехать, более ли менее неплохо дела обстоят в Выборгском и Красносельском районах. Здесь на 80 процентов жалоб жителей реагируют сразу же, оставшиеся 20 процентов решаются в установленные сроки. С точностью до наоборот обстоит ситуация в Кировском и Невском районах. Здесь самая сложная, на мой взгляд, ситуация в жилищном хозяйстве. Я уже разговаривал с руководителями, глава Кировского района Андрей Филатов уволил руководителя ГУЖа. Посмотрим, как изменятся дела. Если не станет лучше, будем ставить уже вопрос о соответствии главы занимаемой должности. Есть большие проблемы в Петроградском и Красногвардейском районах, свои трудности – в пригородах. Но это все решаемо. Было бы желание.

– Какие у Вас сложились отношения с коллективом ЖК? Будете ли проводить замену кадров, и если «да», то каким образом – по конкурсу, или своих людей подтянете, с кем работали раньше?
– На первой встрече с коллективом я сказал, что готов работать со всеми, но по моим правилам. Я люблю порядок и ответственность. На сегодня в Комитете крайне низка исполнительская дисциплина, и если ситуация не изменится, то с некоторыми сотрудниками придется расстаться. Уже уволен один из заместителей Александр Олтяну. Присматриваюсь к остальным. Я бы не хотел привлекать сюда людей из Адмиралтейского района: там сложившийся, профессиональный коллектив. Зачем его рушить? Вероятно, будем проводить конкурсы.

– Новый Жилищный кодекс Вам поможет или создаст дополнительные трудности? Что Вы планируете делать с очередью на жилье? Говорят, есть указание сократить ее, как минимум, вчетверо.
– Я уже говорил, что новый Жилищный Кодекс – это благо. Вместе с тем, он, к сожалению, накладывается на нашу реформу. А так как у нас еще не проработаны многие нормативные акты, а сам Кодекс носит рамочный характер, то, конечно, это создает дополнительные трудности. Особенно это касается приватизации, обменных операций. В течение года мы, надеюсь, все эти проблемы решим, издадим свои нормативные акты. Первый из них, касающийся очередников, внесем уже в марте. Кстати, никаких указаний по поводу сокращения очереди нет. Мы не собираемся сокращать очередь, но разделим ее на две категории: малоимущих, которым будем выделяться социальное жилье, и тех, кто это жилье сможет приобрести сам с помощью городских субсидий.

– Одна из существенных проблем – низкий сбор квартирной платы. Как Вы собираетесь поступать с неплательщиками? Готов ли маневренный фонд для переселения? И если человек живет в коммунальной квартире без ванны и горячей воды и не платит за жилье, будете ли его переселять?
– Переселять будем отовсюду, не только из отдельных квартир. Но ведь цель не в этом. Наша задача – заставить людей платить за оказываемые услуги. Правда, при этом важно, чтобы услуги были оказаны. Если у вас регулярно убираются лестница и двор, вывозится мусор, а вы за это не хотите платить – будете жить в общежитии. Сегодня у нас уже есть два здания на 50 квартир для переселения неплательщиков. А вот если вам услуги не оказаны, то и спрос будет не с жильцов, а с тех компаний, которые эти услуги обязаны предоставлять, и с тех, кто обязан это дело контролировать. Нельзя заставлять людей платить немалые деньги и при этом ничего не делать. Ко всем неплательщикам подход будет дифференцированный. Есть ведь такие, кому не по силам оплачивать многократно возросшие цены. Таким людям мы будем предлагать отработать долг на уборке территории, или еще каким-то образом. В Адмиралтейском районе такое практикуется, и все довольны.
Но здесь есть еще одна проблема – оплата коммунальных услуг. Именно они составляют львиную долю квартплаты. Отношения с монополистами в городе, на мой взгляд, надо менять. Нельзя идти у них на поводу. Это еще одна проблема, которую мне предстоит решать в этом году.

– Ваш прогноз: когда ситуация в ЖКХ улучшится и что для этого нужно сделать?
– Я уже говорил, что если взяться всем сообща, то улучшения будут видны к концу нынешнего года. А через три-четыре года Жилищный комитет прикажет долго жить. Я готов сделать все возможное, чтобы необходимость в работе моей службы отпала как можно скорее.
Беседовала Лилиана ГЛАЗОВА





15.03.2005 14:28

Интервью с председателем Комитета по строительству Правительства Ленинградской области Олегом Алимпиевым.



- Свободных «пятен» под застройку в городе остается все меньше. В этих условиях логичным выходом из ситуации для многих застройщиков мог бы стать выход на областной рынок. Но здесь, к сожалению, остается много неясностей. Областные чиновники, ставя во главу угла своей жилищной политики «социальный» аспект, не обещающий застройщику привычных прибылей, отпугивают, тем самым, потенциальных инвесторов строительства.

Проекты же развития ряда областных территорий (прежде всего, в зоне КАД) носят локальный характер. На каких принципах возможно взаимовыгодное сотрудничество областных властей с петербургскими строительными компаниями? Как будет строиться жилищная политика в Ленобласти в ближайшие годы? Как местные чиновники оценивают пакет «жилищных» законов? Об этом мы беседуем с председателем Комитета по строительству Правительства Ленинградской области Олегом Алимпиевым.

– Олег Николаевич, как Вы оцениваете динамику развития областного стройкомплекса за последние несколько лет, и каковы прогнозы на ближайшее время? Какими путями будет осуществляться жилищная политика в Ленобласти?
– Темпы развития нашего строительного комплекса достаточно мощные. Об этом ясно свидетельствуют объемы освоения капитальных вложений. Четыре года назад мы имели 200 млн рублей. За последующие два года эта цифра увеличилась до 500 млн. А по федеральным средствам рост еще более значительный: с 90 до 900 млн рублей. Объем подрядных работ за четыре года возрос вдвое. Я уже не говорю о транспортном и дорожном строительстве. Объем промышленного производства также стабильно растет.

Что касается самого строительства, то здесь все подчинено одной цели – создать условия для достойной жизни людей. Поэтому помимо строительства собственно жилья значительный объем капвложений (11-14%) идет на строительство объектов социально-культурного назначения: школ, поликлиник, больниц. Причем делается все это по передовым технологиям, а сами образовательные и медицинские учреждения оснащаются «по высшему стандарту». Каждой новой школе – компьютерный и лингафонный классы, а в поликлиниках такое оборудование и такой комфорт, каких в Петербурге вы не увидите нигде. При этом объекты соцкультбыта считаются у нас окончательно сданными не сразу по завершении строительства, а только тогда, когда они «заработают»: в школах начнутся занятия, а в больницы завезут оборудование, врачи получат свои кабинеты и начнут принимать пациентов. Тогда в полной мере можно оценить работу строителей. Хотя для последних это, конечно, непросто. Зато сокращаются возможности для «халтуры».

В жилищном строительстве для нас крайне важно обеспечить жильем малообеспеченных граждан, и, прежде всего, работников жилищной сферы. Мы все делаем для того, чтобы сделать его доступным не на словах, а на деле. Так, отныне в поселках больше не будут строиться пресловутые двух-пятиэтажки. Мы решили строить для людей коттеджи. Это и комфортней, и гораздо дешевле.

Думаю, строительство в области будет и далее стабильно развиваться. Сейчас наметилась явная тенденция приостановки развития мегаполисов. Просто уже некуда строить. Это хорошо видно на примере Москвы и Петербурга. А значит строители будут активнее осваивать региональные рынки.

– Но далеко не всех застройщиков сегодня смогут заинтересовать условия, которые им предлагает область. Да еще и вопрос, насколько сама область заинтересована в тех же петербургских застройщиках. Особенно, учитывая тот факт, что до 80% вашего жилищного строительства составляет коттеджная застройка. Оставшиеся 20% вполне по силам заполнить «своим», областным стройфирмам.
– Я отвечу так: нам все равно, с кем работать. Условие одно: плати налоги в областной бюджет, и плати честно, без всякой «серости». Город сегодня имеет на территории области семь холдингов. Вся их мощная производственная база находится у нас, а управляющие структуры и финансовые потоки – в Петербурге. Этого больше не будет. Пусть никто не обращается к нам с просьбами типа «дать льгот». Наш подход однозначен: налоги должны идти в областной бюджет. А дальше мы будем работать с застройщиком, исходя из критериев качества и оперативности выполняемых им работ.

Что касается вопроса о бесплатном выделении земли под застройку, то этого, конечно, не будет. Бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Но однозначно, что ее стоимость будет намного ниже, чем в городе. Мы не хотим, чтобы цена земельного участка сильно сказывалась на себестоимости квадратного метра жилплощади.

– Как Вы оцениваете принятый перед Новым годом «пакет» жилищных законов?
– Однозначно положительно, хотя и не отрицаю существования ряда нюансов. Да, сейчас мы видим большой поток критики этих законодательных новаций. Но с чьей стороны она идет? Со стороны девелоперов и крупных застройщиков, привыкших получать с объекта до 500% прибыли. Что-то ничего не слышно о критике со стороны главного инвестора сегодняшнего жилищного строительства – населения.

Конечно, в этих законах есть определенные «минусы». Нужно всегда помнить, что к строительной сфере надо подходить очень аккуратно, не забывая, что она «тянет» за собой еще 10-12 отраслей экономики, давая работу миллионам людей. И как строитель я также прекрасно понимаю, сколько средств необходимо для обеспечения стабильной работы стройпредприятия. Но в целом я все эти законы приветствую, так как они выполняют важную функцию, а именно – дисциплинируют рынок.

– Что Вы думаете о перспективах ипотеки? Сможет ли она в ближайшие годы выполнить поставленную перед ней задачу – сделать жилье доступным?
– Ипотека сегодня выгодна только спекулянтам. Банки, дающие ипотечные кредиты под 20% с рассрочкой на 15 лет, это – спекулянты. Почему-то к нам не пускают иностранные банки, где процентные ставки намного ниже, а сроки погашения больше. При этом надо помнить, что у каждого человека всего одна жизнь, и он хочет жить лучше уже сейчас. Ведь у нас в России 4,5 млн человек живут в абсолютно неблагоустроенном жилье, без элементарных удобств. А еще 35 млн хотели бы улучшить свои условия. И ипотека в том виде, который мы наблюдаем сейчас, этой проблемы не решит. Поэтому нужны альтернативные схемы с максимальным участием бюджетных средств.

Да, наша жилищная политика носит и будет носить социальный характер. А как же иначе? Мы не хотим заниматься спекуляцией. Лозунг о том, что рынок отрегулирует себя сам, «брошенный в массы» полтора десятка лет назад, жизнь уже опровергла. В любой развитой стране государство регулирует рыночные отношения. И мы также исходим из этого. Пусть подчас не хватает средств для того, чтобы помочь всем нуждающимся. Но многое уже сделано. Открыты новые школы и больницы, люди получают недорогое жилье. И мы будем идти этим путем и впредь.
Беседовал Игорь ЧЕРЕВКО