Санкт-Петербург. Проделанной работой удовлетворен


07.08.2006 20:20

За последние несколько лет Санкт-Петербург значительно преобразился – появились новые здания, дороги, мосты, социальные объекты. И в этом, несомненно, заслуга строителей. В преддверии замечательного профессионального праздника Дня строителей мы беседуем с вице-губернатором Александром Вахмистровым.

- Александр Иванович, в каком настроении Вы встречаете День строителя?

- Приближается профессиональный праздник, и строительное сообщество встречает его в хорошем настроении. Не только потому, что цены на жилье высоки. В Санкт-Петербурге удалось создать мощный строительный комплекс, постоянно имеющий загрузку по всем уровням: и по транспортному строительству, и по строительству метрополитена, по реставрационным работам, по реконструкции, по новому строительству, по строительству коммерческих объектов… И администрация города, и я лично удовлетворен развитием событий. Действительно, строится очень много, объекты самые разнообразные. Мы все больше и больше начинаем привлекать на конкурсной основе и зарубежных архитекторов, к примеру, Мариинский театр, Новая Голландия, стадион для «Зенита» (кстати, выбор проекта стадиона мы сделаем после Дня строителя, в 20-х числах августа).


В город пришли крупные налогоплательщики, вслед за которыми потянулись инвестиции.


Вот тоже будет уникальный объект «Газпром-Сити», где также привлекаются зарубежные архитекторы, и целый ряд других крупных объектов. Совсем недавно открыли новую взлетно-посадочную полосу в Пулково, будем реконструировать вторую…


Улучшилось и внутреннее благоустройство города. Яркий пример - Московский проспект. Сейчас занимаемся расширением, даже созданием новой магистрали в зоне Митрофаньевского шоссе, там активно идут работы. Вскоре начнем работы на Пискаревском проспекте... Город реализовывает крупные проекты – Западный скоростной диаметр, Орловский тоннель (по системе частно-государственного партнерства), появились свободные экономические зоны, там тоже пойдет строительство… Кроме того, крупнейшие проекты, такие, как «Балтийская жемчужина», «Славянка» с комплексной застройкой территории, активно строится жилье для военных в Пушкине по президентской программе и масса других примеров.


Поэтому профессиональный праздник жду в хорошем расположении духа. Думаю, что все строители имеют определенную удовлетворенность, Это не самолюбование, не самодовольство, а просто удовлетворенность от проделанной работы.


- Как отмечаются лучшие строители?

- У нас целая система официальных конкурсов – это и «Строитель года», и «Лучший прораб», конкурс «Золотой гвоздь» для журналистов, Всероссийский конкурс на лучшую строительную компанию. У нас появился знак «Строителю Санкт-Петербурга». Правда, мы его пока экономно вручаем, на сегодняшний день всего три человека имеют этот знак. Мы планируем, что на следующем Съезде строителей будем проводить награждение отличившихся. Знак будет трех степеней отличия. Планируется награждать им не только руководителей, но и инженерно-технических работников, и рабочих стройплощадки.

Есть и полуофициальный конкурс «На худшую строительную площадку», призом в которой являются… калоши. Итоги этого конкурса за полугодие мы будем подводить в ноябре.


Это своего рода воздействие на строителей, и внимание к стройплощадкам будем уделять еще большее. Хочу, пользуясь случаем, обратиться и к руководителям предприятий, и к технических работникам. Если мы говорим, что Санкт-Петербург - город европейских стандартов, и стремимся к этому, если мы говорим, что у нас один из лучших строительных комплексов России (и это не просто наши слова, это мнение в том числе и российского руководства), то у нас должны быть и самые лучшие строительные площадки. Мы видим, что город преобразился, и это культура производства. А чем выше культура производства, - тем лучше качество строительства. Это прямая зависимость. Поэтому мы к чистоте строительных площадок будем подходить очень жестко.

 

- Помимо энергетики, какие еще проблемы есть в строительной отрасли?

- Город очень многое делает для развития энергетики. На примере двух объектов – строительство подстанции на Ржевке и инвестиционный проект строительства Юго-Западной ТЭЦ - мы показали, что город может самостоятельно привлекать инвесторов для обеспечения выработки электроэнергии и решения этих вопросов. Конечно, энергетика - это главная проблема в строительстве на сегодняшний день.


Есть и вторая проблема, и она решаема - отсутствие Правил застройки и землепользования. Мы их как раз разрабатываем, и в летний период состоится целый ряд общественных обсуждений этого проекта закона. В любом случае, это плановая работа, и в конце года закон примут.


- А как складываются отношения с федеральными согласующими структурами?

- Есть все-таки неурегулированность, хотя мы уже много сделали - выпустили нормативный акт, договариваемся, начинает реализовываться постановление… Но федеральные структуры вновь пытаются запустить застройщиков по большому кругу, заставить проводить дополнительные исследования. Идет притирка, но уже сделан большой шаг вперед.


- Что происходит с ценами на жилье, и как будет развиваться ситуация дальше?

- Проблематика с ценами и естественная, и искусственная. Естественная потому, что с одной стороны, повышается благосостояние людей, а с другой стороны, облегчился доступ к ипотечному кредитованию. К тому же резко изменился менталитет, особенно у молодых людей, которые начинают привыкать к кредитным схемам рынка.


Другая причина (психологическая) - отложенный спрос 2005 года. В этом году произошло наложение отложенного спроса на плановый спрос 2006 года.

Мне кажется, что отложенный спрос 2005 года уже удовлетворен и теперь идет плановый спрос 2006 года, который опять же вырос за счет доходности и ипотечного кредитования. Кроме того, в связи с ростом цен опять на рынок вышли игроки.


Думается, что во втором полугодии останется плановый растущий спрос за счет ипотеки, игроки на рынке пока будут активно работать, спроса 2005 года уже не будет, поэтому некоторое понижение объемов продаж произойдет. Это приведет к тому, что застройщики, которым надо пополнять оборотные средства, могут стабилизировать цены, или даже могут чуть-чуть их снижать - все будет зависеть от взаимоотношений спроса и предложения. В общем-то, большого роста цен во втором полугодии я не предвижу. Думаю, что это может быть 5-10, максимум 15 процентов (если сравнивать цены декабря 2006 года и июля 2006 года).


Предполагаю, что при стабилизации цен начнут уходить с рынка игроки, они начнут вбрасывать купленные не нужные им квартиры, произойдет рост предложений вторичного рынка и наступит стабилизация. Цены, конечно, уже заоблачные, но вниз они не пойдут. Может быть, со временем, в перспективе длительного времени это и возможно. Но в ближайшие три-пять лет этого не произойдет.


- Как Вы относитесь к предложению ввести в работу научное сопровождение проектов?

- Как ни парадоксально (я человек, занимающийся наукой, доктор экономических наук), но отношусь к этим предложениям контрастно. Если главный архитектор проекта, главный инженер проекта имеют соответствующее образование, имеют соответствующие лицензии и соответствующую квалификацию, то они должны отвечать персонально за построенные объекты.


У нас в стране все немножко перепутано: если мы идем по пути лицензирования, то должны быть убеждены в том, что соответствующие институты, архитектурные мастерские обладают специалистами достаточной квалификации, и все их проектные решения правильные.


Если у кого-то (конструкторов, расчетчиков) возникают сомнения, то они сами выйдут на соответствующие научные круги и проведут анализ или запросят варианты проверок.


Теперь мы выходим на отмену лицензирования и переходим к саморегулируемым организациям. Но ведь целый ряд стран, и развитых стран, и дореволюционная Россия работали по принципу персональной ответственности. Почему мы знаем имена архитекторов и не знаем имен строителей? Ответ очень простой: потому что существовал принцип персональной ответственности. И непосредственно Росси, и Растрелли, и Кваренги отвечали за объект головой, и именно они нанимали подрядчиков. По сути, архитектор был руководителем проекта.


А мы как-то мечемся и непонятно чего хотим. В итоге отмена лицензирования и отсутствие персональной ответственности приведут к саморегулируемым организациям, о деятельности которых вообще никто до конца ничего не понимает.


Саморегулируемая организация не несет никакой ответственности за свои решения. Вот, к примеру, соберется некая строительная общность и начнет обсуждать, какой строитель хороший, а какой плохой. С выходом новой компании на рынок что скажет саморегулируемая организация? Она может эту компанию проверить или запретить ей работать? Но как? При таком подходе случаи отказа практически исключены, и даже нет такой законодательной базы, чтобы какой-либо компании отказать в выходе на рынок.


Происходит подмена принципов. Могут сказать, что само лицензирование ничего не дает, но оно имеет и обратную связь: по крайней мере, фирме можно вынести какое-то предупреждение, можно лишить лицензии, пусть даже через суд. То есть рычаги имеются…


- Какие еще законодательные новшества, по Вашему мнению, требуют доработки?

- Иногда я поражаюсь нашим федеральным структурам, которые всегда стараются изобрести что-то свое. К примеру, особую критику вызывает закон о государственном заказе. В этом законе вообще исчезли любые понимания квалификации. Идеологи закона говорят, что этот закон защищает от административных барьеров, но я даже не представляю страну или отрасль, где они отсутствуют. Административные барьеры - это не что иное, как система регулирования.


Система заказа всегда существует в нашей с вами повседневной жизни, например, когда человек идет в магазин, то он выполняет семейный заказ. А если в магазин идет мужчина со списком, составленным женой, то он выполняет заказ жены и за него отвечает, может быть, еще жестче, чем за выполнение государственного заказа. Список семейного заказа составляется с предпочтениями фирмы и качества. Очень сложно представить семью, в которой жена составит список продуктов и предложит мужу купить по этому списку самое-самое дешевое… Самое дешевое не всегда самое хорошее. А ведь по сути это тоже система выбора, конкурса. И семейный бюджет так же важен, как и использование средств городского или федерального бюджета.


Когда город собирается строить школу и объявляет конкурс… С точки зрения разума, я бы предложил, чтобы в конкурсе участвовали фирмы, которые хоть когда-нибудь (лет пять, десять, даже пятнадцать назад) строили школы, хотя бы в качестве субподрядчика, чтобы они понимали, что из себя представляет школа. Чтобы не было монополизма и обвинений в нем, можно ввести и другой критерий. Если строительство школы стоит около 200 млн рублей, то давайте к конкурсу допускать те фирмы, годовой оборот которых вдвое больше этой суммы.


Есть объект, который показывает всю ошибочность принятия нашего закона о госзаказе. Это комплекс защитных сооружений Санкт-Петербурга от наводнений. На этом объекте 8 подрядов, часть из них финансируется за счет средств ЕБРР и Северного инвестиционного банка, другая – из федерального бюджета. Так вот, те конкурсы, которые проходят за счет привлеченных средств европейских банков, проходят со всеми разумными требованиями, в том числе и квалификационными. А те, которые финансируются из бюджета - без системы квалификации. Почему не взять стандартные правила, которые существуют много лет, и которое европейское сообщество считает основным документом? Это правила проведения тендеров Международной ассоциации инженеров-строителей. И не надо ничего изобретать.

Беседовала Наталья Бабаджанян





11.04.2006 16:15

Председатель постоянной комиссии Законодательного собрания по городскому хозяйству, градостроительству и земельным вопросам Михаил Амосов рассказал о том, что ожидает петербургских строителей после принятия городского закона «О правилах землепользования и застройки».

- Михаил Иванович, в последние годы кардинально меняется законодательство страны и Петербурга в том числе. С чем это связано? На что именно направлены ваши усилия как депутата и руководителя одной из важнейших комиссий - по городскому хозяйству, градостроительству и земельным вопросам?


- Последние три года наша комиссия работала по трем основным направлениям. Первое - создание солидного градостроительного законодательства в Санкт-Петербурге. Что я имею в виду? Прежде всего - это Генеральный план развития города, принятый в виде закона. Эту задачу мы выполнили. Центральная часть Генплана - схема функционального зонирования. Вот эта схема и ложится в основу следующего важнейшего документа - закона «О правилах землепользования и застройки», разработка которого в настоящее время близится к завершению. До ухода на летние каникулы мы должны принять этот закон в первом чтении. Логика такая: та графика, которая есть сегодня в Генплане, в «Правилах застройки» превратится в регламенты: что можно делать, а что нельзя. К примеру, если это зона зеленых насаждений, то мы должны записать, что можно там строить, а что нет. То есть описать сооружения по функциональному назначению: кафе строить можно, спортивные и игровые площадки - можно, а жилой дом нельзя. Кроме того, «Правилами» необходимо ввести ограничения, например, под строительство можно отвести только 10 процентов территории зеленой зоны. Цифра примерная, мы еще пока только обсуждаем, какими эти ограничения должны быть.


- И когда наши строители наконец получат этот закон?


- Я уже сказал, что в первом чтении мы должны принять его еще до летних каникул, а полностью - до конца года. Губернатор подчеркивает, что это важнейший законопроект и его необходимо принять как можно скорее. Но наша важнейшая задача - не только принять закон, но и добиться от исполнительной власти его исполнения. К примеру, сегодня в городе проекты планировки и проекты межевания составляются от случая к случаю. В массовом порядке они отсутствуют. В этом вопросе губернатор нас не поддерживает, но надеюсь, что нам удастся ее убедить в том, что в городе должно проводиться сплошное межевание. Когда мы примем закон «О правилах землепользования и застройки», этот вопрос встанет в полный рост. Потому что понятно, закон должен реализовываться через конкретные документы исполнительной власти. Это первое направление нашей работы, важнейшее, связанное с созданием градостроительного законодательства и подталкиванием исполнительной власти развивать эту тему уже в документах более низкого уровня.


- Каково же второе направление вашей работы?


- Второе касается предоставления объектов недвижимости для строительства и реконструкции. В настоящее время уже готов к третьему чтению закон «О внесении изменений и дополнений в закон Санкт-Петербурга «О порядке предоставления объектов недвижимости, находящихся в собственности Санкт-Петербурга, для строительства и реконструкции» Я не скажу, что этот закон является идеальным. Но в процессе работы над ним мы неоднократно сажали за один стол депутатов, чиновников из стройкомитета, куги и представителей строительного бизнес-сообщества, чтобы они обсудили с нами этот законопроект. В итоге был создан некий компромиссный вариант, который более или менее удовлетворяет всех. Для меня лично важно, что нынешний вариант вводит возможность проявления инициативы со стороны самих строительных компаний по разработке предложений по застройке тех или иных участков. Я считаю, нельзя выключать строителей из этого процесса. А то раньше как было? Строителям приходилось искать посредников среди чиновников, чтобы внести инициативу, так требовало законодательство. В нашем законе мы предусмотрели определенные процедуры, гарантирующие нормальную работу с инициативами граждан. Мы хотели, чтобы было невозможно положить под сукно предложение строительной компании. Например, обязательное размещение информации о приеме заявления в сети Интернет в день его поступления, то есть мы вводим механизм, который делает обращение инициаторов гласным. Значит, механизмы, защищающие интересы частного бизнеса, мы заложили в этот документ, тут они есть.


- Закон, защищающий бизнес, это хорошо. Но в строительстве помимо власти и застройщиков есть еще третья сторона - жители. Как местное законодательство защищает их интересы?


- Вот как раз на это и нацелено третье направление нашей работы. Оно касается учета мнения общественности. Мы придаем этому очень большое значение. Кстати, первый законопроект, который был разработан и проведен нашей комиссией, называется «О порядке учета общественного мнения». В ходе его разработки мы посадили за один стол «зеленых» - представителей тех организаций, которые, как правило, противодействуют строительству, и строителей. И вот из этих диаметрально противоположных посылов мы создали концепцию закона. Мы считаем, что главное - обеспечить максимальное информирование граждан о том, что будет строиться рядом с ними. Вторая сторона - дать гражданам максимальную возможность высказаться, и чтобы эти высказывания были зафиксированы и доведены до исполнительной власти. С самого начала мы говорили, что решение будет принимать орган исполнительной власти, что решение граждан носит консультативный характер. Вместе с тем процедуры, которые мы создали, позволяют гражданам убедить правительство города не давать разрешения на строительство. У нас есть такие примеры. Я знаю лично, когда гражданам удалось убедить застройщика в нецелесообразности строительства на одном из участков. И компания отказалась от работы на этом участке прямо на заседании ИТК.


- Мне кажется, правительство приняло иной закон относительно общественных слушаний, который сводит их результативность на нет.


- Новый закон, предложенный губернатором, размывает эти положения. Но мы подготовили поправки, которые должны все вернуть к старому. Наша комиссия считает, что закон, который действовал, оправдал себя. И от него не следует отказываться.


- После возвращения с выставки MIPIM-2006 вице-губернатор Юрий Молчанов сказал, что Петербургу, чтобы стать первоклассным городом, необходимо обзавестись небоскребами. И строить их собираются не где-нибудь, а непосредственно в центре. Это строительство Сити «Сибнефти» на Охте и территорию «Московская-Товарная».


- Высотность зданий будет строго ограничена «Правилами землепользования и застройки». Так что не стоит паниковать раньше времени.

Беседовала Лилиана Глазова





27.03.2006 20:03

Лев Винник, глава ГУ «Управление инвестиций», не считает, что Петербургу грозит кризис безземелья и не согласен с критикой «короткого» пакета. Главной задачей, стоящей перед городскими властями сегодня, он называет инженерное развитие города.


- Лев Арнольдович, каковы итоги работы вашего управления в прошлом году и какие задачи стоят на этот год?

- В прошлом году перед нами стояла планка подготовить документацию по торгам для строительства 2 млн кв. метров жилья. Эта задача была выполнена. Документация к этим торгам подготовлена как городом, так и частными компаниями, около десяти пакетов подготовлено именно частниками. Продано из этого земли на строительство более 600 тыс. кв. метров. На сегодняшний день в предложениях Фонда имущества находятся участки под строительство порядка 1,2 млн кв. метров жилья. В этом году, думаю, сделаем не меньше. Также перед нами стоит задача как-то разнообразить выставляемые объекты, в том числе и добавить участков другого назначения. Уже к следующему году мы полностью прекратим торги по короткому пакету для участков, предназначенных под жилье. Хотя последние торги показали, что пресловутый короткий пакет, который якобы никому не нужен, был продан с многократным увеличением цены. Теперь всем стало ясно, что именно покупают строители. Они покупают земельный участок, и неважно, как он упакован.


- Строители прогнозируют кризис безземелья, как вы относитесь к таким прогнозам?

- Да, я читал в газетах о том, что сейчас на рынок выходить не стоит, потому что у нас будет кризис безземелья. На мой взгляд, это пишут совершенно безграмотные люди. Если будет кризис безземелья, значит, тем более надо выходить на рынок, потому что цена на землю явно будет расти: надо покупать сегодня, чтобы продавать завтра. На мой взгляд, ни о каком кризисе безземелья речи сегодня нет. Хотя застройщики и жалуются, у них у всех есть какие-то запасы по участкам. По нашим данным, на начало года действовали распоряжения по строительству порядка 12 млн кв. метров жилья. Даже этого должно хватить на пять-шесть лет, и это при учете того, что мы ведем работу и постоянно добавляем новые пятна под застройку и вовлекаем в оборот новые территории.


- Как раз недавно было принято постановление о комплексном освоении территорий под жилищное строительство. Когда можно ожидать первые конкурсы, и какие на них попадут территории?

- Торги будут скоро, очень скоро. Продаваться будут разнообразные территории. Сегодня окончательного перечня по территориям нет. Подход к выбору территорий должен быть взвешенным - участок должен интересовать потенциальных инвесторов и располагаться где-то в районах хотя бы перспективного развития. Сейчас преждевременно говорить и об объемах, посмотрим по результатам. Стоит отметить, что важно не только продать эти земли, но и посмотреть, как это все будет реализовываться.


- Как вы полагаете, этот новый продукт будет интересен застройщикам?

- Безусловно. Хотя как быстро и как много они будут покупать, я судить не берусь. Первые торги, я уверен, состоятся. Только надо отдавать себе отчет, что это не будет одна компания, которая придет и от начала до конца все территории сделает.


- О развитии каких территорий идет речь?

- За последние два года мы подняли все, что было когда-то намечено или недоделано. Мы все это доделали. В том числе и Северную долину, и юго-западную часть города, которая уже выставлена на продажу. Завершить работы по всем старым проектам мы рассчитываем до конца этого года. В течение двух лет эти проекты будут реализованы. Сегодня нужно заниматься не поиском старого, а создавать новое, закладывать основы дальнейшего развития. Надо создавать новые кварталы, и надо понимать, что существующие городские инженерные ресурсы почти исчерпаны. Стоит отметить, что осознание этой проблемы есть. И город что-то уже делает - идет строительство инженерных сооружений, и не просто труб, которые доносят энергию, а непосредственно головных источников.

Подготовила Евгения Иванова