Теперь, когда мы оказались здесь, что мы тут будем делать?


23.03.2020 10:00

Ирина Гудкина, тренер жилищной программы «Переезжаем в Петербург»:

– «Что делать?» – вечный вопрос, который стоит сейчас и перед руководителями, сотрудниками, клиентами, и перед компаниями в целом. Распространенные ответы известны: «Кризис – это возможность», «Попав в яму, в первую очередь перестаньте копать», «Есть два варианта действий – разбираться с тем, как это случилось, или просто вылезти». Думаю, любой без труда продолжит список.


Вопрос в другом – как преобразовать эту народную мудрость в конкретные действия? Что именно делать руководителю сейчас? Во-первых, признать существующие сложности и проблемы – и признать их серьезность. Во-вторых, самому стать для сотрудников и клиентов примером вовлеченности в работу по-новому. В-третьих, сместить акценты от администраторства к лидерству.

Да, пока это опять красивые слова. А вот что за ними может стоять? Например, обратить внимание не столько на задачи, сколько на цели и их значимость. Спросить: «Как мы можем воспользоваться этим временем наилучшим образом?» А потом предложить составить план действий и измерять продвижение к результату.

Поощрять инициативу сотрудников, подчеркивать их ценность и важность вклада в общее дело. Обеспечивать доверие и согласованность. Замечать и развивать ту деятельность и те достижения, которые ценны сейчас. Обсуждая проблемы, поддерживать желание совместно вырабатывать и реализовывать решения.

Для этого давать людям обратную связь. То есть разговаривать с ними. Организовать действия, дающие каждому сотруднику – возможность подкреплять свою успешность, позитивно оценивать личный вклад в работу, оценивать себя по принятым (им самим, в том числе) критериям, определять, какие дополнительные усилия ему нужно приложить.

Для этого надо поддерживать любые попытки активных действий со стороны сотрудника; самому стать примером вовлеченности в проект; предлагать поддержку, обсуждать, что можно сделать для того, чтобы извлечь из этой ситуации максимум выгод; исключить успокаивание; снабдить сотрудника достоверной информацией. И благодарить; это – самое сложное.

Что еще можно сделать? Взяться наконец-то за то, на что раньше просто не хватало времени. «Наточить пилу»: отточить знания, умения, навыки. Выделить время для «придумывания чего-то нового». Пересмотреть «портфель идей», причем как своих, так и сотрудников.

Считается, что умение быть лидером – качество врожденное и обладают им исключительные люди. Отнюдь. Это навык – и его вполне можно натренировать. Это набор действий – и их вполне можно совершать.

Похоже, нам дается очередной шанс для совершенствования себя и компаний, как вы думаете?


ИСТОЧНИК: СЕ №8(910) от 23.03.2020



16.03.2020 10:00

Роман Казаков, генеральный директор ООО «Нэорециклинг»:

– Ежегодно в Санкт-Петербурге, по оценкам экспертов, образуется более 5 млн куб. м строительных отходов. В большинстве случаев они складируются по мере их образования вместе без предварительной сепарации, в результате получаются тысячи кубометров загрязненного грунта вперемешку с другими отходами.


Для того, чтобы сэкономить время и деньги, компания, осуществляющая строительные работы, часто нанимает небольшие транспортные компании, в большинстве случаев не имеющие государственной лицензии на сбор и транспортирование отходов, а иногда частных лиц – владельцев грузовых автомобилей, которые вывозят образовавшийся загрязненный грунт на несанкционированные свалки на минимальное расстояние («плечо») от места их образования.

В результате возникают сотни свалок, размещенных на территории города и за его пределами. Администрации районов города ежегодно тратят сотни миллионов рублей на ликвидацию несанкционированных свалок. Рынок транспортирования отходов строительства и грунтов находится в тени, Петербург недополучает миллионы налоговых платежей.

Ситуацию можно изменить. Предлагаю разработать региональное законодательство, регулирующее контроль за оборотом строительных отходов. Необходимо не только определять потоки (и их объемы), направляемые на переработку для их дальнейшего использования, но и осуществлять соответствующий контроль за классом опасности образующихся строительных отходов.

Было бы очень полезным проанализировать опыт столицы и создать подобные системы учета и контроля за строительными отходами.

Отмечу, что с учетом последних изменений в природоохранное законодательство РФ установлен приоритет переработки отходов над их захоронением. При внедрении жесткой системы учета и контроля за перемещением строительных отходов их переработка становится выгодной. При этом, если рассмотреть технологию переработки строительного мусора в промышленных масштабах, то это весьма дорогостоящий процесс. Не всегда удается соблюсти всю технологию из-за сжатых сроков выполнения работ.

Кроме того, утилизация строительного мусора имеет свою специфику: из-за веса и крупных габаритов возникают сложности при транспортировании на длинные расстояния для утилизации на полигонах.

Вероятный выход из сложившейся ситуации – организация специализированных производственных площадок на городских промышленных территориях, отвечающих всем требованиям санитарного и экологического законодательства, для возможности накопления отходов, их дальнейшей переработки и использования для нужд городского хозяйства.


ИСТОЧНИК: СЕ №7(908) от 16.03.2020



11.03.2020 08:25

Александр Брега, генеральный директор корпорации «Мегалит»:

– Представители нового состава Правительства РФ во главе с премьер-министром Михаилом Мишустиным немало говорят о необходимости поддержки жилищного строительства для достижения целей, поставленных нацпроектом в этой сфере. Такая забота, безусловно, приятна. Какой же может быть эта помощь?


Строительная отрасль не требует значительных дотаций из бюджета, но для ее стимуляции нужно то, что пока обеспечить удавалось с переменным успехом – стабильность. По сути, возведение жилья является производством длительного цикла. Для инвесторов результат подобных вложений всегда считался сложно прогнозируемым – а в условиях меняющегося законодательства и вовсе рискованным.

Именно поэтому намечаемые изменения должны анонсироваться заранее и предполагать достаточный для перестроения бизнес-процессов переходный период.

Обеспечить необходимые объемы нового жилья (а это с 2024 года – более 120 млн кв. м ежегодно) невозможно только усилиями крупных компаний. Но работать с процентной ставкой по кредитам 6-7% годовых (а это суммарная нагрузка около 20% за весь строительный цикл) по проектному финансированию в отсутствие прямого доступа к деньгам дольщиков могут только они.

У малых и средних застройщиков, базирующихся в регионах, где фактическая маржинальность реализации проектов могла быть и на уровне 5-6%, подобного запаса прочности нет. С такими показателями их проекты не смогут пройти банковский ценз на устойчивость, а значит – не получат проектного финансирования.

На мой взгляд, для поддержки жилищного строительства в регионах необходима компенсация банковской ставки по проектному финансированию, а также поэтапное раскрытие эскроу-счетов после завершения и приемки каждого этапа.

Другим немаловажным фактором стимуляции может стать пересмотр принципов обеспечения жителей необходимой инфраструктурой – инженерной, дорожной и социальной. Сегодня она появляется вместе с новыми домами, но правильнее было бы возводить ее там, где потребность в ней наиболее велика. Этот процесс должны регулировать местные власти. Застройщики в этом случае будут платить специальный «социальный сбор». Сумма отчислений будет варьироваться в зависимости от количества возводимого жилья, его качества, локации и т. д.

Введение в оборот государственных земель также может стимулировать рынок нового жилья. Ведь сегодня на торги попадают единичные лоты, зачастую малоинтересные для застройщиков. Однако если провести предпродажную подготовку, насытить участки инженерией, то девелоперы еще и борются за такие локации.


ИСТОЧНИК: СЕ №6(906) от 09.03.2020