Петербургу необходим непрерывный мониторинг состояния исторических зданий


18.03.2019 13:58

Алексей Исаков, директор по науке группы компаний «Городской центр экспертиз» (ГЦЭ):


В середине марта в Петроградском районе Петербурга в историческом здании, в котором расположен супермаркет, произошло обрушение конструкций пола первого этажа. Доходный дом Алюшинского был построен в 1911 году. Здание относится к вновь выявленным объектам, представляющим историческую и культурную ценность.

По одной из предварительных версий причиной происшествия могла стать усталость несущих конструкций здания. Географическое расположение и гидрогеологические условия Петербурга, позволяют расширить список причин.

В случае размыва грунта, под полом могли образоваться полости, что могло послужить причиной уменьшения площади опирания конструкций пола первого этажа и как следствие снижения их несущей способности. Исходя из анализа фото и видеоматериалов, обрушение произошло в зоне приложения наибольшей нагрузки, а именно в месте установки торгового оборудования.  При условии устройства конструкций перекрытия по несущим балкам, обрушение возможно по причине их физического износа.

Многолетний опыт Городского центра экспертиз по обследованию зданий и сооружений на всей территории России показывает, что при эксплуатации  исторических зданий возникает необходимость проведения не периодического, после длительной эксплуатации, а практически непрерывного наблюдения за техническим состоянием конструкций таких объектов.

Физический износ зданий и сооружений, приводящий в конечном итоге к разрушению, как отдельных конструктивных элементов, так и объекта в целом, диктует необходимость мониторинга их технического состояния. Здесь необходимо обратить внимание на четыре комплексные меры.

Во-первых, необходимо контролировать техническое состояние зданий и сооружений и своевременно устранять возникшие негативные факторы. Во-вторых, выявлять объекты, на которых произошли изменения напряженно-деформированного состояния несущих конструкций и для которых необходимо детальное обследование их технического состояния. В-третьих, принимать меры для обнаружения негативного изменений состояния конструкций и грунтов оснований зданий на ранней стадии. И последнее, - отслеживать степень и скорость изменения технического состояния объекта и в случае необходимости принимать экстренные меры по предотвращению его обрушения.

Именно мониторинг за состоянием исторических зданий и сооружений позволит соблюдать сроки и объемы плановых текущих и капитальных ремонтов, и как следствие сохранять прочностные и эксплуатационные характеристики данных объектов.

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ:

Рекламный щит на проспекте Энгельса придавил двух людей

Беглов потребовал усилить контроль за реставрацией дома Бака

Владимир Кириллов: При обрушении кровли ИТМО студенты и сотрудники не пострадали


АВТОР: Екатерина Иванова
ИСТОЧНИК: ASNinfo.ru



15.03.2019 12:25

Юрист практики по недвижимости и инвестициям адвокатского бюро «Качкин и Партнеры» Константин Клошко:


– На наш взгляд, в проекте, инициированном законодателями Петербурга, преодолена принципиальная проблема в виде источников финансирования программы реновации, а именно предусмотрена возможность применения механизмов государственно- и муниципально-частного партнерства. Также снимает социальную напряженность положение о территориальной удаленности места переселения участников программы. Например, в городе федерального значения новое жилье предоставляется в том же муниципальном образовании.

Тем не менее, за внешней проработанностью регулирования скрыто достаточно большое количество отрицательных моментов. В частности, нарушение принципа системности законодательного регулирования в части возможности установления законами субъектов РФ самостоятельных целей и задач реновации. Кроме того, положения законопроекта не коррелируют с законодательством о техническом регулировании в части надзорных полномочий органов власти, а также с регулированием института социального найма в части соотношения статуса нанимателя и наймодателя.

Более того, само понятие реновации, по замыслу авторов законопроекта, включает в себя реконструкцию или снос не только тех многоквартирных домов, что находятся в неудовлетворительном техническом состоянии. Таким образом, за счет иных самостоятельных (при этом недостаточно определенных) критериев предмет регулирования расширяется до пределов, позволяющих включать в программу вполне пригодные для постоянного проживания дома, с целью введения в оборот территорий, на которых они расположены.

Такие способы обеспечения положительного решения о необходимости реновации, как возможность инициирования повторного общего собрания одним собственником помещений (представляется, что и нежилых), а также заочное голосование (опросным путем), являются благодатной почвой для злоупотреблений.

Также вызывает сомнение обеспечение прав граждан при реализации механизма равноценного возмещения, поскольку в программу реновации будут включаться в подавляющем большинстве дома, находящиеся в предаварийном или аварийном состоянии, и рыночная стоимость жилых помещений в таких домах не будет соответствовать рыночной стоимости жилых помещений на первичном рынке.

Кроме того, предусмотренная проектом возможность изъятия для государственных нужд по решению уполномоченного исполнительного органа государственной власти субъекта РФ нежилых помещений в домах, включенных в проект реновации, не относящихся к общему имуществу в таких домах, несмотря на условие о предварительном и равноценном возмещении, также не обеспечена соответствием действующему законодательству, равно как и внесением в него соответствующих изменений.

Таким образом, предлагаемые законопроектом правовые механизмы создают экономические стимулы для включения в программу реновации многоквартирных домов, расположенных на земельных участках, обладающих максимальной ликвидностью, вместо приоритетного переселения граждан из непригодных для проживания многоквартирных домов, а также способны привести к необоснованному сносу или реконструкции неопределенного круга объектов недвижимости.

Несмотря на актуальность самой инициативы, выявленные недостатки законопроекта представляются существенными – что, можно предположить, не обеспечит поддержку его принятия в Государственной Думе РФ.

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ:
Реновационный держите шаг. Петербургский ЗакС хочет подправить федеральное законодательство, чтобы простимулировать реновацию
«Партия Роста» рассказала, как расселять дома в рамках реновации
Галина Хованская: Реновация без контрактов жизненного цикла невозможна


АВТОР: Михаил Кулыбин
ИСТОЧНИК: АСН-инфо



06.03.2019 16:39

Алексей Шашкин, член Совета по сохранению и развитию территорий исторического центра Санкт-Петербурга, генеральный директор компании «Геореконструкция»:


– Не секрет, что законодательные акты, которые пишутся людьми, далекими от математики, совсем не похожи на алгоритмы. Именно отсутствие изначальной алгоритмической структуры порождает большинство правовых коллизий и необходимость бесконечного изменения законов.

В этом аспекте весьма примечательно существующее законодательство по сохранению исторической застройки Петербурга. Неопределенность терминологии, отсутствие логики, неясность цели и тому подобное порождают мутную среду, в которой начинают действовать разного рода «лоцманы».

Такая ситуация очень опасна для сохранения наследия. Чтобы исторические здания не приходили в ветхость, для поддержания их в работоспособном состоянии необходимо вложение труда и денег. Для этого возможны два пути. Первый – вложение бюджетных средств. Денег на полноценный капремонт – с усилением стен и фундаментов, заменой ветхих перекрытий и пр. – в бюджете нет. Второй путь – создание условий для инвестиций. Для этого должны быть разработаны ясные правила игры.

Рассмотрим для примера п. 6.1.3 Закона Санкт-Петербурга № 820-7: «Запрещается снос (демонтаж) исторических зданий. Настоящий запрет не распространяется на случаи разборки отдельных строительных конструкций, аварийное состояние которых установлено в соответствии с требованиями действующих документов».

Итак, снос исторического здания запрещается. Но есть оговорка: существуют случаи, когда он все же допустим. Однако далее речь идет уже не о самом здании, а о разборке отдельных конструкций. Налицо подмена понятий.

В принципе, далее можно и не рассматривать, так как именно в этом месте рушится вся логика. Но все же пойдем дальше. В положении не предусмотрено, что весь дом может быть в аварийном состоянии, только отдельные конструкции. Это уже свидетельство технического невежества. Более того, закон содержит такой пассаж, как разборка отдельных аварийных конструкций. Заметьте, не усиление, а разборка! То есть при аварийном состоянии отдельной конструкции ее якобы можно разобрать. И что дальше? Дом будет стоять без нее?

Это нелепое положение пытаются трактовать так: если в здании все конструкции аварийные, его можно снести. В итоге сейчас реновация исторической городской среды тонет в непродуктивных тяжбах по поводу тотальной аварийности. Инвестор, который хочет, скажем, разобрать малоценные дворовые постройки, должен доказать, что они являются аварийными в каждом элементе. Такое едва ли возможно в реальности, и инвестор стремится «сгустить краски». А градозащитники пытаются опровергнуть эти построения. Таким образом, вопрос невольно или намеренно уведен в спекулятивную область, где спор идет уже не о возможности сноса или сохранения зданий, а об их тотальной аварийности.

С таким законодательством никакого развития города не будет. Любой дореволюционный дровяной сарай будет стоять теперь «вечно». Если такова цель закона, надо ясно себе представлять и последствия. Исторический центр Петербурга в границах полуторамиллионной столицы Российской империи обречен на медленное (а, может быть, и сравнительно быстрое) умирание. В бюджете денег на его поддержание нет. А инвестировать в дровяные сараи, которые должны стоять вечно, никто не будет. Не пора ли остановить эту псевдоспасательную деятельность, пока она не нанесла городу непоправимый урон?

Конечно же, нельзя впадать и в другую крайность. Внешний облик исторической застройки, безусловно, должен быть сохранен. Именно она создает архитектурное очарование Петербурга. Однако вопрос может решаться отнюдь не только радикальным способом (сносим или оставляем как есть). В отношении исторических зданий необходимо вводить понятия их ценности и целесообразности сохранения.

Категория ценности должна определять, какие именно здания следует сохранять, а какие могут быть снесены. Целесообразностью же должна определяться форма сохранения (полное или воссоздание). Целесообразность физического сохранения, например, аварийного исторического здания определяется ценой усиления и разумностью платить эту цену. Вполне возможным вариантом является сохранение исторического фасада здания и перестройка внутренних объемов.


АВТОР: Михаил Кулыбин