Без году полгода


09.08.2010 20:47

Руководство Комитета по строительству Петербурга отчиталось об итогах работы в I полугодии 2010 г. Взлетов показателей после 2009 г. не ждал никто, но говорить о стабилизации, а, главное, стремиться к ней, как считают в КС, можно и нужно.

 

Бюджетный миллион

С января по июль 2010 г. в Петербурге введены в эксплуатацию 79 новых многоквартирных домов и 310 объектов индивидуального жилищного строительства. Еще 3 дома – реконструировано. В целом это более 16 тыс. квартир на 1,05 млн.кв.м. Львиная доля это жилья – социальное, построенное в рамках горзаказа, в том числе жилье для ветеранов ВОВ, которое было сдано ко Дню Победы.

1 млн.кв.м за полгода – это «среднеплановые» показатели, замечает глава Стройкомитета Вячеслав Семененко. С учетом того, что пик ввода в виду сезонного распределения работ традиционно приходится на вторую половину года, следует ожидать, что к концу 2010 г., показатели по жилью слегка превысят планку в 2 млн.кв.м. 2 миллиона «квадратов», если припомнить высказывания КС, делавшиеся в самый разгар кризиса, – цифра критическая: уход за эту черту мог бы повлечь серьезные изменения на региональном рынке. В любом случае, Петербург нуждается в 1 млн.кв. м жилья для социальных нужд ежегодно, подчеркивает он сегодня.

«Уверен, что строительство жилья - такая же важная функция государства, как и создание продовольственного запаса», - говорит В,Семененко. Ведь не следует забывать о том, что горзаказ – это не только решение жилищной проблемы, но и одна самых наиболее востребованных на сегодняшний день мер поддержки строительного бизнеса. К этому только можно добавить, что уже в первом полугодии КС освоил 81,3% всех выделенных ему на год ассигнований. А это более 38,3 млрд. рублей, вылившихся в оплату товаров и услуг компаний отрасли, в том числе в заработную плату сотрудников.

О качестве работы подрядных организаций красноречиво свидетельствует сам факт выдвижения 7-го квартала Красного Села на национальный этап одного из самых престижных мировых конкурсов в области недвижимости FIABCI Prix d’Exсellence 2011 г. «Я побывал во многих странах, и видел то, что у них называется социальным жильем, - сообщил Семененко. - Наши дома намного лучше. И качество работы наших компаний ничуть не отстает от европейского уровня, оно вполне конкурентоспособно».

Косвенным показателем зрелости и устойчивости позиций, как самого КС, выступающего в роли заказчика, так и подрядчиков, преодолевших кризисный рубеж, может служить также существенное снижение экономии от конкурсных процедур. В прошлом году на горзаказе по линии Комитета по строительству было сэкономлено около 11% от начальной (максимальной) суммы контрактов, в I полугодии 2010 г. – всего лишь 3%.

Очевидно, что к положительному влиянию кризиса следует отнести тот факт, что большая часть бюджетных средств, выделяемых на социальное строительство из городского бюджета, экономится теперь еще на стадии проектирования. Как рассказал недавно журналистам директор СПб ГАУ «Центр государственной экспертизы» (учреждение, созданное на базе городской службы Госстройнадзора в конце 2009 г.) Станислав Логунов, за первые 7 месяцев 2010 г., проверка смет и технической составляющей проектов, сэкономила для регионального бюджета более 5 млрд. рублей. Для сравнения - экономия от размещения контрактов на строительные работы почти в то же самое время составила 348873 тыс. рублей.

Тем не менее, бдительность по отношению к работе подрядчиков в КС не теряют. Так, благодаря совместной работе сотрудников комитета и городского подразделения УФАС в один из подрядчиков (ООО «Феникс») угодил в Реестр недобросовестных поставщиков.

 

Забота наша такая…

Но что ни говори, полугодовые достижения пока что никому не внушают спокойствия. В соответствии с нынешними планами КС, динамика объемов ввода жилья и в этом году останется отрицательной: 3,2 млн.кв. м было построено по итогам 2008 г., 2,6 млн. – в 2009 г., к концу 2010 г. планируется построить 2,3 млн.

Более того, в «Центре госэкспертизы» петербургского Госстройнадзора добавляют, что объемы заявок, поступивших за первые 7 месяцев 2010 г., сократились по сравнению с аналогичными прошлогодними показателями на 10%. «Это тревожный симптом, который может негативно сказаться на показателях ввода жилья в 2011-2012 гг.»- отмечает С.Логунов.

Своей тревоги по поводу перспектив на 2011-2012 гг. не скрывает и глава петербургского Стройкомитета. «Это наша основная забота сегодня, нас это больше всего беспокоит, - признается Семененко. – Результативность заделов, которые мы делаем сейчас, проявится в 2011-2012 гг.».

Сама по себе строительная отрасль города способна за 2 года втрое увеличить объемы производства, рассуждает чиновник. И строить по 4 млн.кв. м, или по 1 кв.м. в год на каждого жителя, как в Европе, в Петербурге можно. Но, прежде, чем вернуться к этой установке и ставить задачу «догнать и перегнать» докризисный уровень, необходимо вспомнить, о том, что 2 из 3,2 млн.кв. м, построенного в Петербурге в 2008 г. жилья, продавалось на рыночных условиях. Столь существенное снижение объемов ввода коммерческого жилья – это в первую очередь оборотная сторона падения платежеспособного спроса, как следствие общего падения уровня доходов населения в стране и в регионе. Что могут сделать городские власти и Комитет по строительству, в частности, в данной ситуации?

После принятия Правил землепользования и застройки и целого ряда специальных правовых актов, подготовка пакетов документов по земельным участкам, выставляемым на торги, значительным образом ускорилась и вообще перестала быть одной из основных причин «головной боли» чиновников и участников рынка. Более того, большая часть земельных лотов остаются невостребованными, отмечает первый зампред КС Николай Крутов. Всего в I полугодии на торгах выставлялось 26 участков, а куплено было лишь 6. Еще примерно столько же планируется выставить на торгах до конца года.

Чего же ожидают застройщики? Большинство из них по-прежнему хотят строить жилье. Это подтверждается и заявками на экспертизу проектов, и предпочтениями на торгах земельными участками. Ряд проектов жилищного строительства в настоящее время ожидает получения кредитов в рамках появившейся в прошлом году совместной программы Администрации Санкт-Петербурга, ВТБ и Сбербанка - по проектному финансированию.

Как рассказал зампред Стройкомитета Владимир Кузнецов, предложения по проектному кредитованию строительства жилья рассматриваются Управлением контроля и надзора в области долевого строительства. «На сегодняшний день мы рассмотрели заявки от 15 компаний на получение такого кредита, финансовые документы, представленные 5 компаниями, одобрены», - сообщил он.

Кроме того, представители Стройкомитета едва ли не еженедельно встречаются с банкирами. «Они рассказывают нам о своих новых предложениях и программах, и мы обсуждаем, насколько они будут востребованы со строительными компаниями, смотрим, чего не хватает у строителей для того, чтобы получить кредит, стараемся им помочь», - рассказал Семененко.

Понятно, что и этого недостаточно. Но и борьба за ликвидацию «административных барьеров», объявленная властями в ряду мер по поддержке и выводу строительного комплекса из кризиса, судя по всему, уже близится к финальной стадии. Во всяком случае, сроки подготовки разрешительной документации и сроки госприемки, как сообщил на днях начальник Службы Госстройнадзора по Санкт-Петербургу, Александр Орт, по жилым объектам сегодня составляют 38 дней, на неделю меньше, чем положено по закону. Это притом, что по всем остальным объектам на рассмотрение таких вопросов по закону отведено 90 дней.

Еще застройщики жалуются на большие очереди в УФРС по Петербургу на регистрацию сделок с недвижимостью. У управления после переезда и в связи с сокращением штатов, действительно имеются трудности. Но, в то же время, ведется электронный прием документов, сроки рассмотрения которых, выдерживаются в рамках нормативов. «Мы проверили, и оказалось, что часть компаний, которые жалуются на задержки, даже еще не подавали заявок в УФРС», - развел руками глава КС.

 

И все-таки она комплексная

Необходимо еще решить вопрос о государственном участии в проектах комплексного освоения территорий под жилую застройку, считает В.Семененко. Господдержка, выражающаяся на сегодняшний день в рассрочке по арендной плате за земельные участки, предоставляемые под строительство, в гарантиях при получении банковских кредитов, должна быть дополнена участием в инженерной подготовке земель и строительстве объектов социальной инфраструктуры.

Сейчас рассматривается несколько схем участия города в создании инфраструктуры, сообщил глава КС.  Во-первых, это могут быть схемы государственно-частного партнерства (ГЧП). Не исключено, также и строительство объектов инфраструктуры полностью за счет бюджетных средств. Или же, как и прежде, строиться инфраструктура будет за счет средств инвесторов и застройщиков, а город будет по мере готовности выкупать объекты в госсобственность по мере готовности. Возможен даже такой вариант, при котором построенные на частно-инвестиционной основе объекты инфраструктуры будут передаваться компаниям для эксплуатации и обслуживания на коммерческой основе.

«Вариантов много, нужно только определиться», - констатирует Семененко. Эта проблема касается не только проектов - «миллионников», таких, как «Северная долина» или «Балтийская жемчужина». Она не менее актуальна и по отношению и к кварталам реновации. Выставлять на торги новые участки под реновацию, как сообщил Н.Крутов, в обозримом будущем не планируется. КС плотно взаимодействует с имеющимися на сегодняшний день двумя владельцами двух десятков таких кварталов.

КС уже сейчас нарабатывает опыт госучастия в инфраструктурном строительстве: компактные кварталы социального жилья требуют подводки дорог, организации работы общественного транспорта, строительства большого числа социальных объектов, благоустройства, включая создание автостоянок и паркингов. И, очевидно, такой вклад в развитие территорий станет стимулом для частных инвесторов, готовых заняться строительством объектов коммерческой недвижимости.

Наконец, к кредитованию строительства инфраструктурных объектов в составе проектов комплексного освоения в Петербурге готов подключиться Внешэкономбанк, сообщил Семененко. И это следует рассматривать как новый этап развития петербургской программы по привлечению банковских кредитов в жилищное строительство. «Переговоры с ВЭБом находятся в завершающей стадии, большинство вопросов уже согласовано», - сказал он.

 

То, что на буксир не возьмешь

Если доходы населения начнут расти, то происходить это будет, скорее всего, очень плавно. Для того, чтобы привлечь в сферу долевого строительства нынешнего, наученного кризисом, осторожного покупателя, необходимо в первую очередь сохранить доверие к рынку. Проблемы 30 «обманутых» дольщиков первой волны, благодаря совместным усилиям делового сообщества и чиновников, как сообщил зампред КС В.Кузнецов, будут решены в первой половине будущего года. А между тем втрое большее количество дольщиков добиваются признания своих прав в петербургских судах. Дольщики новой волны - это уже не только проблема власти, но и проблема саморегулируемых организаций.

«Мы, как представители власти, от проблем саморегулирования отделены и не имеем права вмешиваться в деятельность СРО, - замечает по этому поводу Семененко. – Я был одним из первых сторонников перехода на саморегулирования. Но сегодня у меня неоднозначное отношение  к тому, что происходит внутри этого  движения. Мне кажется, что многие СРО во главе национальным объединением слишком увлеклись дискуссией о сути саморегулирования, позабыв про свои непосредственные функции». Переход на саморегулирование состоялся по факту, хотелось бы, чтобы до конца этого года этот процесс еще и устоялся, резюмировал он.

 

Наталья Черемных

 


ИСТОЧНИК: АСН-инфо



14.05.2010 17:58

Новую Голландию ожидает новый инвестиционный конкурс. Подрядчики инвестора, победившего на конкурсе в феврале 2006 г., покинули остров в октябре 2009 г. В декабре глава КИСП Алексей Чичканов заявил, что для реализации проекта, очевидно, придется подыскивать других исполнителей, в том числе и архитектора. В мае 2010 г. зампред комитета Антон Бучнев сообщил, что официальное уведомление о расторжении договора с инвестором было направлено СТ «Новая Голландия» 23 марта, и ожидается получение техзадания Росимущества для нового конкурса.


«Заморозка» без консервации
Лондонский суд наложил арест на все активы одного из владельцев «СТ-Груп» Шалвы Чигиринского, напомнил А.Бунчев. Под действие этого решения попадают и активы аффилированной с «СТ-груп» СТ «Новая Голландия», и ее петербургской дочки – ООО «Новая Голландия». Сейчас любые шаги со стороны компании могут повлечь «заморозку» находящегося в ее распоряжении имущества. «Замена юрлица представляется возможной только путем проведения нового инвестиционного конкурса, - сказал он. – Мы изложили эти соображения Росимуществу, и оно согласилось с этим выводом».

С формально-правовой точки зрения ситуация такова – конкурс состоялся, а исполнения условий конкурса – нет. Часть работ, как заверил чиновник, выполнена: осуществлен демонтаж конструктивных и декоративных элементов, частично проведены работы по укреплению фундамента и демонтажу коммуникаций, рекультивированы водные сооружения, разработана концепция транспортного обеспечения. Подробный список выполненных работ, по его словам, КИСП готов предоставить по первому требованию.

Еще в сентябре 2009 г. возглавлявший тогда КИСП Максим Соколов назвал выполненный объем работы «колоссальным». На тот момент, по данным инвестора, в рамках реализации проекта было израсходовано 80 млн. долларов. Следует отметить, что это треть от установленной условиями конкурса 2006 г. суммы: конкурс выиграл инвестор, пообещавший осуществить проект с наименьшими затратами – в 240 млн. долларов. Тогда еще не было получено заключения Госэкспертизы, и реализация проекта официально находилась на стадии подготовительных работ.

Как рассказывают теперь бывшие подрядчики, зиму 2009-2010 гг. корпуса складских зданий Новой Голландии простояли с частично демонтированной, частично пострадавшей от пожара кровлей и на местами укрепленных, и, следовательно, разноуровневых фундаментах. Работы, по словам бывшего координатора проекта со стороны ООО «Новая Голландия» Дмитрия Хайковича, были проведены в нарушение требований КГИОП, который предписывал вначале укрепить стены.

«Укрепление фундамента – это не подготовительные, это уже полноценные строительно-монтажные работы», - подчеркивает он. Для укрепления фундаментов на глубину 30 м было установлено около 800 титановых свай. Разноуровневые фундаменты, учитывая геологические особенности петербургских грунтов вообще и особенности формирования рельефа острова, могут принести невосполнимый ущерб историческим постройкам. Подрядчики ушли в октябре, и тогда же был остановлены работы по мониторингу состояния зданий. Каким образом грунты перенесли зиму и межсезонье, сегодня никто сказать не может.

«Если сейчас провести экспертизу, то я полагаю, что часть корпусов будет признана аварийными, часть близка к аварийному состоянию», - говорит Д.Хайкович. Больше всего, по его данным, пострадали корпуса 12, 12-а и 16. В процессе работ в некоторых местах стены стали попросту «складываться», появилось 2 трещины – на углу со стороны Крюкова и Адмиралтейского каналов. Одна из трещин величиной 10-12 мм, образовалась в стене, примыкающей к помещениям дирекции. «Ее закрепили «на скорую руку», но это почему-то не вызвало нареканий в ходе проверки ни со стороны КГИОП, ни со стороны Госстройнадзора», отметил Д.Хайкович.

 

Где-то между Петербургом и Москвой

У петербургской команды проекта с самого начала были разногласия с московской, подчеркивает Д.Хайкович. Инициатор и автор первого проекта реконструкции Новой Голландии Вениамин Фабрицкий и Юрий Митюрев, мастерская которого победила в пробном, закрытом архитектурном конкурсе, организованном КГА в 1991 г., подтверждают наличие разногласий.

«Лично я полностью согласен с высказываниями о том, что перестраивать Новую Голландию недопустимо», - признался главный архитектор Петербурга. По его мнению, проект Н.Фостера слишком радикален в части нового строительства на территории исторического комплекса. «Мы будем бороться за корректное новое строительство», - пообещал он.

Первой «недопустимость» части проектных предложений, утвержденных на конкурсе 2006 г., признала еще в 2008 г. геотехническая экспертиза. Тогда гендиректор СТ «Новая Голландия» Александр Зеленский сообщил, что в проект необходимо внести изменения, согласно которым при строительстве новых зданий увеличится отступ от исторических объектов – с 3 м до 7 м. А для создания подземной парковки необходимо возвести «стены в грунте» гораздо больше, чем на 30 м в глубину. Инвесторы также были вынуждены отказаться от планов строительства третьего водного канала и решили сделать Малый театр под ротондой не подземным. Под вопросом оказались и планы по соединению острова подземным тоннелем с будущей станцией метро «Театральная».

Одновременно в СТ «Новая Голландия» задумались над увеличением объемов нового строительства и корректировкой сметы расходов. В частности, было решено увеличить площадь Дворца фестивалей с 12,3 до 24 тысяч кв. м, а летний амфитеатр на 3 тысячи мест со сценой в центре водоема и вовсе исчез из проекта. Эти правки в проект КГИОП согласовал, утвердив также и спорный вопрос о стеклянном куполе высотой в 37 м, который, по задумке Н.Фостера должен был напоминать бриллиант. В результате, по словам тогдашнего первого зампреда КГИОП Ольги Таратыновой, высотную часть здания было бы видно на Благовещенском мосту и с Университетской наб.

После внесения правок, выяснилось, что реализация проекта обойдется не в 240, а как минимум в 800 млн. долларов. О чем и заявил Ш.Чигиринский. «О том, что 240 млн. – сумма совершенно неадекватная, я говорил Ш.Чигиринскому с самого начала», - рассказывает В.Фабрицкий. В 1991 г. компании, взявшиеся за организацию международной выставки проекта Фабрицкого, оценивали его реализацию в 350-450 млн. долларов. «В пересчете на цены 2004 г. проект должен был обойтись вдвое дороже, - говорит он. - Позднее Ш.Чигиринский согласился с такой оценкой. И, ссылался на свои финансовые обязательства перед городом, обещал, что на заключительной стадии проекта все наши замечания будут учтены».

По словам В.Фабрицкого, проект Н.Фостера более чем в 2 раза превысил действующие ограничения по высоте. По нему новое строительство предполагалось в местах, которые, по его мнению, следовало бы сохранить для истории. «В нашем проекте была строго обозначена лакуна для нового строительства. А Фостер «накрыл» своим Дворцом фестивалей кузницу и ковш водоема, который сам по себе является центральным элементом, заложенным в ходе планировки, возможно еще при Петре I. На берегу этого ковша находился Запасной дворец императора», говорит он.

Кроме того, фостеровский проект перекрыл стрелой нового здания знаменитую арку Новой Голландии. «Когда мы его спросили, зачем, он ответил, что это здание будет втягивать потоки людей со стороны набережной Мойки, так, словно арка для этой цели недостаточно хороша», - посетовал В.Фабрицкий.

 

Хорошо забытые грабли

Организация нового инвестконкурса должна выявляет несколько трудноразрешимых проблем, считают эксперты. Самая большая из них, по мнению Ю.Митюрева – это несоответствие проекта принятым в 2008 г. ПЗЗ и закону об охранных зонах. Новая Голландия находится в составе исторической охранной зоны Петербурга, на которой невозможно никакое новое строительство.

Решить эту проблему, по его мнению, можно двумя способами: «надо либо менять закон, либо искать способ вписаться в него». Исполнить закон, если речь идет об инвестконкурсе, невозможно. У проекта очень большая нагрузка – огромный объем реставрационных работ. Они должны окупиться за счет новых коммерческих объектов. И чем дольше незаконсервированная Новая Голландия простоит без присмотра, тем больше будет затрат на реставрацию, поясняет Ю.Митюрев.

Примерно так же объясняет спешку с организацией нового конкурса и А.Бучнев. Он также подчеркивает, что примерно 90-85% объектов, расположенных на территории Новой Голландии, является памятниками федерального значения и находится в ведении Росимущества. Ввиду этого петербургские власти не могут ручаться за то, что их точка зрения будет иметь решающее значение в ходе формирования техзадания для нового инвестиционного конкурса.

У территориального управления агентства недостаточно полномочий для составления техусловий по конкурсу. «Оно обратилось за разрешением этого вопроса в Москву. И мы надеемся в ближайшее время получить резюмирующий ответ», - сообщил А.Бучнев. Таким образом, на сегодняшний день реализация проекта находится на стадии урегулирования правовых вопросов. Но как только они будут разрешены, общественность допустят к обсуждению проекта, обещает он.

Вместе с тем, он предостерегает: «Не надо думать, что с новым конкурсом реализация проекта начнется с «чистого листа», не надо затевать революции в этом вопросе. Будет или не будет строиться Дворец фестивалей по проекту Фостера, я лично предсказывать не берусь. Но мне кажется, что дворец мог бы стать принципиальной основой концепции и, соответственно, позицией со стороны Москвы».

По словам Ю.Митюрева, инвестиционный конкурс состоится уже в июне 2010 г. Но открытым на некоторое время остается и вопрос об архитектурной концепции проекта. «Инвестор сам решит, кому он поручит обеспечить архитектурную составляющую», - сказал он. Подтвердить или опровергнуть слова главы КИСП А.Чичканова о том, будет ли приглашен в качестве нового проектировщика «Моспроект-2», А.Бучнев не смог. Но зато сообщил, что готовность принять участие в инвестиционном конкурсе выражает совладелец «СТ-Груп», глава московской компании «Меркури» Игорь Кесаев.

 

ВООПИК не против революции

Ш.Чигиринский с самого начала прекрасно понимал, что 240 млн. – это совершенно неадекватная цифра для Новой Голландии, считает сопредседатель петербургского ВООПИК Александр Марголис. «Он попросту демпинговал и, если называть вещи свои именами, то это мошенничество», - заметил он, заметив, что фактами нарушений предписаний КГИОП должна заинтересоваться прокуратура.

«Мы не знаем, какими будут условия нового конкурса, и каким образом власти отчитаются по тому, что уже сделано в Новой Голландии. С общественностью условия конкурса 2006 г. никто не обсуждал», - напоминает А.Марголис. Рекомендации экспертизы, выполненной НИИ «Спецпроектреставрация» под руководством Михаила Мильчика, а также рекомендации, данные по результатам археологической экспедиции, которую возглавлял зав. сектором архитектурной археологии Эрмитажа Олег Иоаннисян, в ходе реализации проекта в 2006-2009 гг. были проигнорированы.

«Это чудовищная история, которая к тому же имеет серийный характер. Мы можем то же самое наблюдать на примере проекта строительства второй сцены Мариинского театра, разрушения памятника XX в. – Кировского стадиона на Крестовском острове и в других местах», - говорит А.Марголис. Сегодня представители власти оправдывают разрушение памятников в Новой Голландии тем, что в результате открылся идеальный обзор архитектурного ансамбля. «Но ведь в реальности снос осуществлен с целью нового строительства», - констатирует он.

По словам А.Марголиса, Новая Голландия должна стать новым рубежом в деле защиты памятников Петербурга. И именно на этом рубеже необходимо дать принципиальный ответ самый острый вопрос: «Возможен ли применительно к памятникам такого масштаба, как Новая Голландия, «жанр инвестиционного конкурса?».

«История первого инвестиционного конкурса по Новой Голландии обнажила вопрос слабости петербургского охранного законодательства, - отмечает он. – Готовя второй инвестиционный конкурс, чиновники говорят, что надо всего лишь утрясти правовые вопросы, грядущее разрушение памятника их не беспокоит. Мы должны добиваться, чтобы эта порочная практика прекратилась. Каждый новый инвестиционный конкурс – это смертный приговор памятнику». Петербург и его памятники, по мнению А.Марголиса, заслуживают реставрации за государственный счет.

«Лично я не понимаю бравого настроения по организации второго конкурса и предупреждений о том, что нельзя в этом вопросе устраивать революции. И я – за революцию в этом вопросе. Новая Голландия – это эмблема Петербурга, один из открыточных видов, по которым люди узнают город. И именно здесь мы должны поставить заслон будущим ошибкам, которых может быть еще очень много», - говорит сопредседатель ПО ВООПИК Маргарита Штиглиц.

 

Наталья Черемных


ИСТОЧНИК: АСН-инфо



05.05.2010 17:35

25 июля в Бразилии откроется 34-я сессия Центра всемирного наследия ЮНЕСКО. К этому времени Петербург должен «продемонстрировать прогресс» в области охраны памятников, иначе петербургское архитектурное наследие будет признано «находящимся под угрозой».

 

Разговор на разных языках

Призрак бродит по Санкт-Петербургу – призрак ЮНЕСКО. Чиновники и культурные деятели, архитекторы и журналисты обмениваются слухами о пристрастных судьях из Европы, которые вот-вот обнародуют свой вердикт по материалам, которые им предоставил Смольный. Содержание самих материалов на публику не выносится по причине их предварительного характера. Несмотря на то, что ЮНЕСКО они были предъявлены во вполне завершенном виде.

Материалы, состоящие из текстового перечня и карт, были представлены «миссии реактивного мониторинга» организации 27 марта. В них суммированы предложения по корректировке границ объекта всемирного наследия, подготовленные ООО «Архитектурно-проектная мастерская Н.Ф.Никитина». Изучив документы, ЮНЕСКО направит свое заключение не в Петербург, а в Москву, в МИД.

Дело в том, что заявку на включение исторического центра вместе с пригородами в реестр объектов всемирного наследия готовил в 1989 г. Ленгорисполком, но направлял СССР, правопреемником которого является РФ. Соответственно, если возникает необходимость в корректировке границ и элементов охраняемого на международном уровне объекта, то диалог на эту тему ЮНЕСКО может вести только с Москвой.

Официальное объяснение необходимости изменить границы состоит в том, что номинация в годы перестройки готовилась в спешке, и в нее было включено несколько утраченных зданий или сооружений. Однако, мастерская Никитина «выбросила за борт» не отдельные элементы, а целые объекты, притом существующие. Так, площадь объекта «Исторический центр» сократилась почти в 2 раза, а из состава пригородных объектов исключена историческая застройка и планировка городов Петродворец, Пушкин и Павловск (кроме музеев-заповедников), не говоря о прилегающих природных ландшафтах. «Выпал» и такой объект, как «Берега Невы и ее притоков», в том числе устье Охты.

Заинтересованной стороной в такой хирургической операции, как нетрудно догадаться, считают инвесторов. Всемирное наследие по определению не подлежит никаким изменениям. Это означает, что, либо надо отказываться от некоторых инвестпроектов, либо, как предупредили представители ЮНЕСКО, Петербург может быть исключен из числа объектов мирового наследия, как уже случилось с Дрезденом.

Столь жесткая постановка вопроса, однако, смущает далеко не только застройщиков, и так связанных ограничениями ПЗЗ и закона «О границах зон охраны». Помимо этого, «ультиматум» касается зданий, находящихся в частной собственности – в том числе и тех, чьи владельцы исправно выполняют охранные обязательства. По критериям ЮНЕСКО всемирное наследие формируется из объектов, принадлежащих государству.

Более того, только что рассмотренные Госдумой в I чтении поправки к закону №73-ФЗ «Об охране культурного наследия» облегчают передачу памятников государством в распоряжение частных лиц и некоммерческих организаций. Таким образом, наше законодательство в области охраны памятников все больше удаляется от принципов ЮНЕСКО и Европейской конвенции по культурному наследию.

ЮНЕСКО требует от государства, намеренного включить свои объекты в список мирового достояния, создать единую структуру управления реликвиями, и за оставшиеся 3 месяца до сессии она должна быть выстроена в Петербурге. Но принципы управления разрозненным конгломератом объектов по-прежнему не ясны.

 

Ландшафт или место?

Российские проблемы в ЮНЕСКО никого не интересуют: международное право для всех одно, а критерием эффективности национального права в сфере наследия является не абстракция, а сохранность. Неудивительно, что ООН чаще хвалит Туркменистан, чем Россию, за заботу о памятниках.

РФ гонится за «двумя зайцами» – гарантиями частных свобод и эффективностью госуправления. Но в сфере охране памятников эти две цели не могут существовать в равном статусе: государство обязано выстроить свою систему приоритетов, а бизнес – подчиниться. И если нам не хочется отставать от Туркменистана, придется внедрить именно такую модель, в которой интерес подчинен закону.

Так можно ли в Петербурге добиться компромисса, приближающего мировые консервационные нормы с отечественной практикой? Для начала нужно решить, каким будет статус петербургского наследия в уточненной номинации. Пока Петербург числится под переходным термином «универсальная выдающаяся ценность». Но управление наследием требует точного определения объекта. ЮНЕСКО различает «исторические города» и «достопримечательные места». Может быть, второй вариант предпочтительнее?

По словам зампреда КГИОП Алексея Комлева, в ЮНЕСКО достопримечательными местами обычно признается либо отдельный природный объект, связанный с исторической или культурной памяти (дуб Петра I), либо территория события (Бородинское поле). В то же время ЮНЕСКО оперирует термином «историко-культурный ландшафт». Его применение могло бы разрешить и казус с формами собственности, и более эффективно ограничить застройку включенных в ОВН естественных ландшафтов (наряду с антропогенными). Однако в российском законе 73-ФЗ «Об охране культурного наследия» такого термина нет.

По этому вопросу и возникло первое противоречие между КГИОП и вновь созданного петербургской организацией ICOMOS – основного экспертного института ЮНЕСКО, наблюдающего за состоянием объектов наследия. Бывший коллега Комлева по КГИОП Сергей Горбатенко, возглавивший петербургский филиал структуры, настаивает именно на статусе достопримечательного места.

Он напоминает, что вместе с городской застройкой пригородов в откорректированный перечень не вошла Александровская дача, построенная Екатериной для своего внука Александра I. Не вошел также Таицкий водовод, Петергофский водовод и прилегающие к Петергофу и Пушкину поля и дороги.

Между тем планировка пригородов была столь же не случайной, как и развитие самого Петербурга. Так, между Пушкином и Павловском не предполагалось застройки; специальным искусственным препятствием служил Отдельный парк. Однако этот массив «выброшен» из номинации вместе с самим Царским Селом. И следовательно, сохранить планировочный замысел царских резиденций будет труднее: местный закон не помешает заполнить «под завязку» все пространство между двумя пригородами застройкой.

То же касается южной стороны Петергофской дороги, которая до 1990-х гг. также не застраивалась. Строгая геометрическая планировка этой местности имела свою логику, как и устроенные в окрестностях Петергофа «показательные» деревни. В перспективе прямой дороги от Сергиевки к Финскому заливу открывался монастырский комплекс. Когда в нем разместили школу милиции, исторический ландшафт остался нетронутым. Потом пришло время возвращения монастырей – но оно совпало с триумфом потребительского утилитаризма частной торговли, и ныне Троице-Сергиева пустынь скрывается за кубом универсама «Лента».

Если границы единого объекта всемирного наследия будут проведены «по обрезу» памятников, все пространство между ними может оказаться предметом столь же неразборчивой торговли. А поскольку земля вблизи памятников особенно дорога, из нее выжмут максимальный доход, и гонка за видовыми качествами новой недвижимости скроет от глаз сам предмет престижного восприятия.

«В историческом городе важно не только то, что построено, сколько что откуда это видно», - подчеркивает директор филиала НИИТАГ Борис Кириков. Даже в тех кварталах города, которые ООО «Мастерская Н.Ф.Никитина» рекомендовала оставить в пределах объекта «Исторический центр», такие классические доминанты, как Смольный собор и Александро-Невская Лавра, уже не просматриваются в перспективе улиц.

Подлинная забота о наследии означает не только уход за отдельными памятниками, но и сбережение открытых пространств, обеспечивающих визуальный доступ к историческим ансамблям, напоминает член-корреспондент РААСН Галина Боренко. Более того, традиция ансамблевой архитектуры подчиняет себе и целеполагаение новых градостроителей, перенимающих у классиков композиционное мастерство.

В советский период город утратил, по данным С.Семенцова, не менее 370 культовых зданий, многие из которых выполняли роль архитектурных доминант, ибо для них Строительный устав делал преднамеренное исключение. Однако планировка 1950-1970-х гг. сохраняла непрерывность визуальных коридоров от Средней Рогатки до Адмиралтейства, от Каменки до Петропавловского собора, от Новой Деревни до Исаакия. Только в эпоху «бума 2000-х годов» многие из этих коридоров стали короткими отрезками. Это и послужило поводом к разработке самостоятельного местного закона «О границах зон охраны», который ввел термины «визуальная ось» и «панорама», широко применяемые в документах ЮНЕСКО, в региональную нормативную базу. Впрочем, пока соответствующих терминов нет в федеральном законе, а система управления мировым наследием не создана, эта нормативная база существует на «птичьих правах».

 

Спор на два фронта

В практике ЮНЕСКО корректировка границ в размере более 5% предполагает полный пересмотр номинации, которую заявитель вынужден переоформлять «с нуля». Это не устраивает городское правительство, поскольку требует дополнительных расходов. Это еще больше тревожит консервационистов-градозащитников: если прежняя номинация утратит силу, а новая не будет утверждена, возникнет вакуум, которым, по их мнению, неизбежно воспользуются претенденты на новое строительство в центре.

На конференции петербургского ICOMOS в Мариинском дворце руководителям КГИОП пришлось услышать немало претензий в свой адрес. На практике, как напомнил руководитель отдела архитектурной археологии Эрмитажа Олег Иоаннисян, предписания КГИОП зачастую игнорируются. Самыми вопиющими примерами было уничтожение найденных археологами фундаментов первого Гостиного двора Доменико Трезини. Такая же судьба ожидает основания крепости Ниеншанц, на месте которых планируется построить подземный паркинг «Охта-центра».

Председатель КГИОП Вера Дементьева признает, что главный спор с экспертами ICOMOS еще впереди. Однако ее ведомство в дискуссии о будущем исторической части города оказывается «между двух огней». В то время, когда КГИОП пытается найти компромисс с требованиями ЮНЕСКО по границам объекта всемирного наследия, КГА анонсирует в этом году три новых международных архитектурных конкурса по объектам в исторической части Петербурга.

Как и ранее, конкурсы будут закрытыми. Это с весьма большой вероятностью означает, что в борьбе за право проектирования реконструкции Сенной пл. и Ново-Адмиралтейского острова выиграют те же мэтры мировой архитектуры, что уже переделали на свой вкус исторические центры Лондона и Берлина. По словам заведующего кафедрой ГАСУ Сергея Гришина, в Берлине уже стонут от их произвола. Его коллега Леонид Лавров напоминает, что новые лондонские офисные гиганты в форме кубов, линз и эллипсоидов не только заслонили собой Тауэр, но и создали неразрешимую транспортную проблему.

В трех центральных районах города к 2011 г. предполагалось построить около 2 млн. кв. м недвижимости. Экс глава КГА Александр Викторов считал вполне возможным сооружение 90-метровой остекленной «башни из кубиков», запирающей перспективу Измайловского пр. и разрывающей визуальную ось с юга в сторону центра. В планы вмешался кризис. Кредитный коллапс, как известно, заставил офисных девелоперов многое переосмыслить. Изменятся ли планы КГА?

Генплан, составленный в период «бума», предполагал полную трансформацию депрессивных производственных территорий. Как напоминает сопредседатель отделения ВООПИК Маргарита Штиглиц, промышленная архитектура является особым объектом внимания ЮНЕСКО. Между тем в петербургской номинации, этот «жанр» вовсе не представлен.

 

Закон – не панацея

СПб ГАСУ учредил ежегодный форум «Архитектурные сезоны», посвятив первое мероприятие проблемам сохранения и развития исторических городов. Хотя точки зрения участников существенно расходились, общим знаменателем было признание того факта, что в Санкт-Петербурге сохранение и развитие – скорее надуманная, чем реальная антитеза. Прежде всего, по той причине, что у нас несравнимо более значительный запас неосвоенных территорий, чем в Москве. По подсчетам директора НИПЦ Генплана Сергея Митягина, на одного городского жителя, по европейским стандартам должно приходиться около 100 кв. м площади. Столица, по его оценке, с трудом укладывается в 70-80 кв. м, зато Петербург располагает потенциалом в 300 кв. м на человека.

В историческом центре, впрочем, обеспечить стандарты затруднительно. Это уже поняли главные архитекторы европейских городов, отказавшись от разуплотнения кварталов в пользу сохранности среды. В Москве и Петербурге, как отметил С.Гришин, проблема противоположная – застройка, наоборот, заново уплотняется. В итоге историческая среда сужается и фрагментируется вместе с качеством жизни. А между прочим, ЮНЕСКО согласилось включить Петербург в свой реестр в качестве совокупного объекта именно с учетом сохранности исторической среды, которым не могут похвалиться мегаполисы Германии, Франции, Швеции.

Одно лишь соблюдение нормативов, заложенных в ПЗЗ и законе «О границе зон охраны», не является панацеей от разрушения индивидуальности: эстетика не сводится лишь к высоте и отступам от границы участка. С разрушением архитектурной среды сохранность планировки утрачивает смысл. Стеклянные грани офисных параллелепипедов уместятся между домами Лиговки и Литейного, втиснется кое-как требуемая зелень и пешеходные дорожки, в итоге норма будет соблюдена, только это будет уже не Петербург. «Никакие законы не спасут нас от плохой архитектуры», - констатирует А.Комлев.

Как напомнил председатель Комитета по строительству Вячеслав Семененко, архитектура периферийных районов вообще редко становится предметом обсуждения. В результате и в наши дни дизайн торговой и социальной инфраструктуры на окраинах предельно убог. У губернатора Валентины Матвиенко на одном из недавних заседаний правительства тоже вырвалось раздраженное замечание: «Не подсовывайте мне больше эти стекляшки!».

В удалении от центра более чем достаточно места для архитектурного самовыражения. Другое дело, что периферия страдает не только от серой однородности, но и от полного отсутствия специфики, обозначающей принадлежность к Северной столице. Между тем, петербургская традиция содержит множество идей, ожидающих творческого развития. И уже есть примеры таких решений – например, оживляющий железобетонную серость кварталов Наличной ул. нео-неоклассический треугольник жилого комплекса Горного института; необычный силуэт и цвет нового дома на ул. Гашека; гигантские арки жилого комплекса на Комендантской пл.

Но чтобы традиция продолжалась, развивалась и воплощалась, она должна передаваться во времени. В рамках «Архитектурных сезонов» состоялся конкурс дипломных работ студентов ГАСУ, итог которой определялся путем голосования участников. Однако жюри трудно было позавидовать: представленные проекты можно было реализовать в любом крупном городе мира; не было ни одной петербургской темы; геометрические построения перепевали давно воплощенные и вышедшие из моды европейские изыски 1990-х.

Может быть, горожанам для понимания друг друга не хватает некоей объединяющей терминологии. В английском языке, кроме слова interest - интерес, есть еще и слово self-interest, обозначающее не индивидуальное сиюминутное желание, а общую объективную заинтересованность. Self-interest петербуржца – остаться жителем уникального мегаполиса, созданного по единому замыслу и запечатлевшего результат творческой мысли и профессионального труда, исканий и талантов, самоотдачи и подвига. Если Петербург в процессе трансформаций утратит то очарование, которое выделяет его из всех городов мира, от этого не выиграет ни бизнесмен, ни архитектор, ни чиновник. Опасность состоит именно в этом, а не в вердикте сессии ЮНЕСКО.

 

Константин Черемных


ИСТОЧНИК: АСН-инфо
МЕТКИ: КГИОП, ЮНЕСКО