Территория со знаком вопроса


06.11.2008 20:27

Слово «стратегия», по-гречески означающее искусство ведения войны, в последние годы утратило свою боевую интонацию от слишком частого и ни к чему не обязывающего употребления. Своя стратегия есть у каждой отрасли, у каждого крупного города, а кое-где и у более мелких населенных пунктов. Но от отчетного срока исполнителей, как правило, отделяет настолько много времени, что в напряжении сил нет особой нужды: кто знает, к примеру, сколько министров регионального развития сменится до 2020 г.? Возможно, по этой причине масштаб дискуссий оказывается обратно пропорциональным их полезному содержанию. Между тем сегодняшние реалии явно требуют иного подхода.

Два взгляда на пространство

В конце октября один из телеканалов ошарашил всероссийскую аудиторию сразу двумя сообщениями: якобы в Санкт-Петербурге на стратегическом форуме постановили, во-первых, что федеральный центр не должен больше перечислять никаких средств регионам, а во-вторых, что Санкт-Петербург подлежит-таки объединению с Ленобластью.

Участники форума были удивлены не меньше рядовых телезрителей. Форум «Стратегическое планирование в регионах и городах России», ничего, разумеется, постановить был не вправе, а вышеназванные идеи были весьма гротескной интерпретацией отдельных полемических реплик. Впрочем, в представлении тележурналистов о судьбоносности мероприятия был резон: и участие в форуме представителей 5 министерств, и само словосочетание «стратегическое планирование» создавали впечатление об универсальных решениях, призванных изменить судьбу всей державы.

Впрочем, репортеров могла ввести в заблуждение и сложная лексика участников собрания. В числе иронических пожеланий следующему форуму екатеринбургский делегат Рафаэль Алиханов предложил включить разработку единого языка, чтобы сами участники не путались в терминах. В самом деле, когда с трибуны звучит определение региона как «совокупности разных вложенностей целого и его частей», не только журналисту требуется незаурядная работа извилин.

Во избежание недоразумений в интерпретации, впрочем, следовало бы раскрыть два небольших секрета участников форума. Во-первых, разработчики документов, именуемых стратегиями социально-экономического развития регионов и округов России, равно как и отраслей ее экономики, являются, как правило, узкими специалистами, и специальность эта в советский период называлась скромно – экономическая география. Дополнительную и, несомненно, необходимую квалификацию многие разработчики приобрели в области права, поскольку для составления долгосрочных программ, никак не обойтись без знания федерального и местного законодательства. Сам же термин «стратег» в этом применении возник с легкой руки основателей Центра стратегических разработок (ЦСР) в Москве и одноименных научных учреждений в федеральных округах.

Второй секрет состоит в значении сквозного термина «пространственное развитие», постоянно звучавшего с трибуны. Фактически термин является прямым переводом английского словосочетания spacial development, которое применяют в европейских странам к тому, что в России именуют региональным развитием. Такой термин, в частности, применяется партнером ЦСР – Европейской конференцией министров пространственного развития. Впрочем, не ясно насколько адекватен этот перевод термина, учитывая, что в странах Западной Европы размещение производительных сил и жилых территорий сталкивается с проблемой ограниченности пространства, а в России дело обстоит, за редкими исключениями мегаполисов, как раз наоборот. Опять же, такая проблема, как длинное «транспортное плечо» на малонаселенных пространствах Сибири, европейцам на практике незнакома.

 

Ориентация - «Мауритус»

Решение провести всероссийский форум специалистов по региональному развитию именно в Петербурге официально объяснялось тем, что именно здесь зародилась инициатива стратегического планирования городов, почин которому положил Леонтьевский центр. Действительно, коллектив этого нового научного учреждения разработал План стратегического развития города еще в ту пору, когда не было в проекте ни Генплана, ни Стратегии социально-экономического развития России до 2020 г. (которая дала форуму брэндовое наименование «Территория-2020»).

Впрочем, в ходе мероприятия выявился и второй, более практический повод для создания именно в Петербурге постоянной «площадки стратегирования». Не зря же на берегах Невы ежегодно проводится Международный экономический форум, также не без гордости (до недавних пор) именовавшийся чиновниками «российским Давосом». Как намекнул президент Центра стратегических разработок (Москва) Михаил Дмитриев, у двух мероприятий могло бы сформироваться общее экспертное обеспечение. Иными словами, «форум стратегов» готов предоставить МЭФ собственный интеллектуальный и кадровый потенциал.

Как нетрудно догадаться, такая посредническая функция создает весьма привлекательный плацдарм для региональных экспертов. Предполагаемое объединение усилий никак не может обойтись без иностранных партнеров отечественных разработчиков регионального развития. Представители 18 зарубежных стран, присутствовавшие на форуме, давно консультируют российские регионы по привлечению инвестиций, исполняя в данном случае вполне осмысленную посредническую функцию, а также занимаются рейтинговыми исследованиями. К примеру, BaumannInnovation представила участникам мероприятия сравнительную характеристику российских регионов, поделив их на «лидирующие», «относительно благополучные», «средние», «отстающие» и «проблемные».

Если вы думаете, что Санкт-Петербург относится к лидерам, то вы глубоко заблуждаетесь. Даже во второй подгруппе специалисты Baumann отвели нашему городу непочетное пятое место. Следуя ссылке, соединяющей таблицу рейтингов российских регионов с колонкой международного рейтинга Давосского форума, мы обнаруживаем, что по конкурентоспособности Санкт-Петербург равен загадочному государству под названием Мауритус. Так российские сотрудники германской рейтинговой компании перевели на родной язык слово «Маврикий».

Параметры, по которым определялась конкурентоспособность, остаются загадкой. Впрочем, замеры рейтинга производятся с учетом интервьюирования представителей городской власти и бизнеса. По причинам, не названным Baumann, в рейтинге не фигурирует Москва. Можно предположить, что столичные чиновники, поинтересовавшись методом сопоставления, попросту отказались «рейтинговаться». Гостеприимный Санкт-Петербург не мог отказать. Расстраиваться, впрочем, не стоит: два самых передовых региона по списку Baumann, а именно Новосибирск и Татарстан, «доросли» аж до уровня Турции, а Краснодарский край (один из партнеров Baumann) занимает почетное место на уровне Латвии.

Первыми в мире по рейтингу числятся США. Следует отметить, что последний Давосский форум проводился в январе, когда недавно обанкротившийся банк Lehmann Brothers имел наилучший рейтинг из возможных. Впрочем, германская компания ни мало не задумалась о целесообразности некоторой корректировки своих замеров.

Представители городского правительства никак не прокомментировали «щедрые» оценки германской компании. Вице-губернатор Михаил Осеевский, в отличие от европейских гостей, исходил из современной ситуации. Он отметил, что Санкт-Петербург достаточно диверсифицировал свою экономику, чтобы быть готовым к самым различным международным неожиданностям, а наполнение бюджета города не принуждает его прибегать к внешним заимствованиям. Подход к решению социально-экономических проблем в нашем городе, по словам М.Осеевского, как раз стратегический: вначале по простым и понятным параметрам рассчитывается потребность в той или иной услуге, а затем производятся соответствующие проектные расчеты, составляется целевая программа, определяются ответственные ведомства и лица.

При всем понимании того факта, что отнюдь не все целевые программы близки к завершению, слушатель-петербуржец не мог не порадоваться за городских чиновников, не ударивших в грязь лицом. Впрочем, с учетом международных кризисных реалий, разверзшихся как раз в «стране номер один» по давосскому ранжиру, поневоле задумаешься об объективности рейтинга.

 

С думой об еще одном кодексе

Оглядка на западные авторитеты ничуть не преуменьшает амбиций «стратегов» в своем отечестве. На схеме, которую представила участникам форума руководитель отдела Института экономики города (Москва) Людмила Ладилья-Сароса, в виде треугольника отображались три функции – бюджетная, градостроительная и стратегическая. Первым двум соответствовали два недавно принятых федеральных кодекса, а напротив третьей был поставлен вопросительный знак. В самом деле, на федеральном уровне по каждой сфере хозяйства разработано по нескольку концепций и стратегий, а «стратегического кодекса» нет.

С высокой «стратегической колокольни» специалистам, действительно, видны детали, не принимаемые во внимание действующим законодательством. Глава того же Института экономики города Александр Пузанов сетовал, что в российских законах не фигурирует термин «агломерация», в то время как в реальности этот феномен существует. Приводя множество западных примеров, оратор не упомянул о том, что в той же Германии границы земель порой рассекают агломерации (Гессен и Райнланд-Пфальц), а пригород Вашингтона Арлингтон, куда можно за пять минут добраться на метро, относится не к округу Колумбия, а к штату Вирджиния.

Поверив, что в России, как всегда, все делается не так, как у «цивилизованных людей», оратора энергично поддержали представители Иркутска, где согласно Градкодексу должны быть раздельно составлены генпланы областного города и двух его спутников. Похоже, сибирскому докладчику было невдомек, что разработкой самого Градкодекса наше отечество, и Иркутск в частности, обязан именно московскому Институту экономики города.

Впрочем, у предусмотренного Градкодексом планирования схем территориального развития на уровне муниципальных образований находятся не только критики, но и сторонники. Директор Института экономики Карельского научного центра РАН Анатолий Шишкин полагает, что стратегическое планирование должно осуществляться именно так – снизу вверх, причем у каждого муниципального образования должна быть не только своя стратегия, но и своя идеология – основанная, в частности, на особенностях национального быта. На этой идеологии, по мнению карельского теоретика, и должна строиться капитализация (!) отдельно взятого МО.

По словам А.Шишкина, он был бы не прочь прислушаться и к идеологическим разработкам федерального центра, но ничего внятного из Москвы почему-то не слышно. Это сетование можно понять: треугольные схемы вряд ли могут послужить источником вдохновения региональных планировщиков развития хотя бы потому, что на этой схеме никак не отображен ни субъект преобразований, ни его приоритеты.

Нельзя сказать, чтобы Институт экономики города не изыскивал приоритетов там, где они лежали на коммерческой поверхности. Как рассказала Л. Ладилья-Сароса, институт при поддержке USAID разрабатывал проект строительства «Азова-Сити» в Ростовской области. Правда, как пишет газета USA Today, новая столица российского казино (именно таков «стратегический» приоритет развития запроектированной агломерации) в кризисный период вряд ли заинтересует серьезных инвесторов.

 

Оно нам надо?

Предложение разработать по идеологии на каждый муниципалитет вообще-то знакомо. Примерно такие рецепты разрабатывались в конце 1980-х гг., когда вошло в моду слово «методология». Кстати, некоторые термины, понятные лишь для части аудитории «форума стратегов», черпались как раз из полузабытого лексикона классиков этого своеобразного направления. Хотя, вроде и время другое, и опытом «раздачи суверенитетов» насытились.

Тем не менее, при разработке Стратегии социально-экономического развития России до 2020 г., которая дала имя форуму, был предпринят именно самый «центробежный» из возможных подходов: каждому региону было предписано «нарисовать» собственную стратегию. Что они и сделали, мобилизовав на это немало средств и рабочего времени местных экспертов. И только сейчас в Министерстве регионального развития поняли, что получилось что-то не то.

Как признается М.Дмитриев, для того, чтобы удовлетворить все региональные пожелания, государственному бюджету потребовался бы темп прироста в размере 30% в год. Между тем подобные чудеса в ближайшее время не предвидятся – и не только в России. По оценке представителя Danske Bank в Петербурге Эдвина Корнелиуса, в посткризисные годы на рост в 10-12% не сможет рассчитывать ни одна страна, в том числе и Китай. Ибо реальность показала, что при оценке кредитных организаций ориентироваться следует не на рейтинговые агентства, а исключительно на органы банковского надзора, которые и не дадут теперь инвесторам строить воздушные замки и финансовые пирамиды.

Это означает, что большая часть разработок, представленных в федеральное правительство, подлежит в лучшем случае существенной корректировке в сторону сокращения аппетитов. Готовы ли к этому в регионах? Если судить по реакции А.Шишкина на употребленное М.Дмитриевым словосочетание «требования к регионам», то похоже, что нет. Амбиции приграничных регионов на фоне сокращения финансирования еще могут дать себя знать. Достойна ли проблема дискуссии? Увы, организаторы «Территории-2020» предпочли вместо этого организовать круглый стол по трансграничной торговле. То ли эта тема сиюминутно «приоритетна», то ли таковы были пожелания зарубежных гостей – к примеру, из USAID, без партнерства с которым никто из ведущих «стратегов» почему-то никак не может обойтись.

Руководитель Северо-Западного Центра социально-консервативной политики Игорь Шувалов считает, что стратегическое планирование регионального развития должно начинаться не снизу вверх, а сверху вниз. Стране необходимо разработать общефедеральные приоритеты – точно так же, как это делается на уровне нашего городского правительства, но с учетом всей совокупности территорий, акваторий, недр, действующей и бездействующей инфраструктуры.

Очевидно, в этой связи и возник проект нового закона, который был анонсирован организаторами как «закон о новом Госплане». На форуме одни ораторы упоминали почему-то Закон о стратегическом планировании, а другие – Закон о государственном прогнозировании и социально-экономическом развитии. Стоило немалого труда, чтобы выяснить, что два проекта разрабатывались разными министерствами, а единый документ если и существует, то скорее в воображении, чем на бумаге.

Нельзя сказать, чтобы федеральная исполнительная и законодательная власть не умела при необходимости работать с примерной оперативностью. Так, закон «О дополнительных мерах по укреплению стабильности банковской системы» был принят Госдумой сразу в трех чтениях 23 октября, утвержден Советом Федерации 27 октября, подписан Президентом 28 октября и в тот же день применен на практике. Со стратегическим законодательством дело обстоит хуже: в последний раз Закон о государственном прогнозировании социально-экономического развития принимался в 1995 г.

Неудивительно, что, несмотря на обилие отраслевых документов, каждый регион отстаивает на федеральном уровне лишь собственные интересы, и на отраслевых конференциях планировщики, скажем, Ленобласти с изумлением узнают о том, что соседние северные регионы намерены направить грузопотоки в собственные порты. После чего каждый ориентируется на собственные пробивные способности, а результат никакому прогнозированию неподвластен.

Так нужно ли стране определить приоритеты развития во времени и пространстве? Достаточно ли ясно они изложены в Стратегии развития до 2020 г., или здесь все же нужна конкретизация, а с учетом кризисных реалий – и серьезная коррекция, или же можно ограничиться теоретическими спорами о самом предмете стратегирования?

Как признавались многие участники форума, в этой области, как и во всех прочих, проблема упирается в «человеческий фактор». Но прежде чем решать, кто именно из специалистов по агломерациям и трансграничному маркетингу будет включен в 2009 г. в различные экспертных группы, следовало бы подчитать КПД самого сообщества, не сумевшего на сегодняшний день разработать ни применимой концепции размещения производительных сил, ни законопроектов, заполняющих порожденные межведомственной чехардой пробелы – что, собственно, и требуется от «стратегов».

 

Константин Черемных





12.06.2008 01:30

Начало июня в Петербурге оказалась насыщено событиями, связанными с проблемами архитектурного сообщества. В конце мая – начале июня издательство «Артиндекс» призвало российских архитекторов к диалогу с иностранными коллегами в рамках ежегодного форума-выставки «Архитектурный диалог». Некоторые участники заключительного мероприятия этого форума приняли участие и в знаковом во всех отношениях заседании Градсовета. А вскоре их уже ждали для откровенного разговора сторонники «Живого города». Наконец, поиском новых архитектурных форм, озаботились управляющие и девелоперы, и призвали зодчих, дабы рассказать об условиях конкурсов, в которых им придется сражаться с конкурентами в самом ближайшем будущем. Словно сговорившись, призвать к ответу архитекторов захотели одновременно и горожане, и коллеги, и власти, и заказчики.

Город на распутье

«Петербург – это квинтэссенция задач и проблем в плане сохранения архитектурного наследия, даже в мировом масштабе», - заявил в один из дней «Архитектурного диалога-2008» профессор Государственного архитектурно-строительного университета Сергей Гришин. Более подробно эту мысль развил заместитель генерального директора НИИ «Спецпроектреставрация» Михаил Мильчик. По его словам, первые шаги Петербурга в направлении осуществления масштабных планов развития, направлены на разрушение рядовой исторической застройки, которая «делает исторические доминанты доминантами». А те в свою очередь привлекают туристов в город, сохранивший исторические ансамбли как ни один другой город мира.

Сохранение рядовой исторической застройки – тяжкое бремя для города и значительные расходы. Однако, полагает М.Мильчик, для сохранения уникальности города необходимо, в первую очередь, полностью отказаться от строительства в центре Петербурга. В этом вопросе с ним расходится даже «Живой город», считающийся наиболее радикальным противником городской администрации в вопросе о судьбе аварийных зданий. Его активисты, как выяснилось на конференции по случаю подведения итогов конкурса по выявлению лучших образцов нового строительства в историческом центре «Связь времен», не имеют принципиальных возражений на этот счет. «В ближайшие несколько лет «Живой город» вряд ли сможет остановить строительство в историческом центре, - говорит координатор движения Юлия Минутина. – Но чем больше мы говорим об этой проблеме, тем меньше шансов остается на появление в центре города таких объектов, как, например, многофункциональный центр «Пик» на Сенной».

Предпочтения сторонников «Живого города» отражают стремление архитекторов «к мимикрии в историческую среду», как снисходительно подметил в ходе обсуждения итогов конкурса «Связь времен» историк архитектуры Михаил Микишатьев. А в целом это стремление угодить консервативному петербуржцу зачастую приводит к появлению не просто вторичных в плане архитектуры зданий, но и к чудовищному, с его точки зрения, скрещиванию современных форм с аллюзиями на историзм, ограниченными притом рамками дизайна. Надо заметить, говорит М.Микишатьев, что под современными формами в эпоху постмодернизма понимается, как правило, либо заведомое, нарочитое пренебрежение системой архитектурных интервалов и пропорций, либо тривиальная безграмотность архитекторов. «Истинно петербургский стиль вырабатывался архитекторами на уровне создания особой системы мер, весьма гуманной, вы это можете почувствовать в повторяющемся ритме размера окна на фасаде», - попытался объяснить историк живогородцам.

По всей видимости, прежде чем мог бы состояться разговор обычных петербуржцев с архитекторами, к которому вызывает «Живой город», должна была пройти широкая дискуссия в среде профессионалов. Но, как объяснила коллега С.Гришина по ГАСУ Елена Третьякова в своем выступлении в ходе «Архитектурного диалога», даже методики охранной деятельности, которыми руководствуется КГИОП, во многом основываются на «эмоциональном понятии «образа», а не на материальном содержании, на основе которого сложилась уникальная отточенность форм и верность архитектурного языка в Петербурге. Петербургская эклектика – это не сумбурное наслоение стилей, а спрессованное многообразие элементов на основе четкого архитектурного каркаса. И если только благодаря этому каркасу стало возможна «эклектика», значит, его сохранность должна быть не в последнюю очередь регламентирована законодательно, убеждена Е.Третьякова.

Не исключено, что по крайне мере члены Градостроительного совета имеют более-менее общее мнение о том, что такое архитектурный каркас города и в чем выражаются истинно петербургские архетипы. Во всяком случае согласие его членов с директором Института Генплана Сергеем Митягиным, указавшим на наличие определенных частоты интервалов в ломанной линии крыш над историческими набережными по обе стороны Дворцового моста, создает такое впечатление. Но состоялось ли бы вообще заседание Градсовета по вопросу «убивших панораму Васильевского острова» «Финансиста» и «Новой биржи», если бы не побудила к тому губернатора своими протестами и обращениями непосвященная в архитектурные и градостроительные тонкости общественность? Вот в чем вопрос.

Как это ни странно, но слова о том, что общественность не должна «кивать на КГА», перекладывая ответственность на архитекторов и власти, прозвучали из уст представителя заказчика – вице-президента корпорации «Петербургская Недвижимость» Вячеслава Семененко. В ситуации, которую предприниматель схематически описал как последовательный отказ инвестора на предложение вначале современного, затем исторического, а после комбинированного архитектурного проекта, решение проблемы, по его мнению, лежит в области общественной дискуссии. «Ваше общество, ваш культурный, административный и бизнес-истеблишмент должен определиться в вопросе, чего вы хотите», - сослался он на совет иностранного коллеги, как на независимую точку зрения по проблеме исторического центра Петербурга. - Мы должны не только понять, чего мы хотим, но и найти своего рода национальную идею. А после уже облекать ее в конкретику коммерческого, жилого и общественного строительства, чтобы не получился mix, наподобие тех проектов, в которые мы внедряем все подряд функции».

 

Деньги и время

Для того, чтобы оценить во что мог бы превратиться Петербург без архитекторов и всех, кто несет ту или иную долю ответственности за градостроительную политику в городе, В.Семененко предложил совершить путешествие, к примеру, в Омск. В этом городе с миллионным населением, как и в Петербурге, имеются девелоперы и риэлторы, которые держат руку на пульсе предпочтений потенциальных покупателей недвижимости, а те в свою очередь, так же как и петербуржцы, успели побывать за границей и выразить свои впечатления во взглядах на архитектуру. Однако плоды этого успешного взаимодействия на рынке нового строительства в Омске ужаснули вице-президента «ПН». «Десятки миллиардов рублей выбрасываются на ветер. Помимо прочего, людей вынуждают жить в неудобных домах, построенных вопреки всяческим СНиПам и называемых, тем не менее, элитными. Я надеюсь, что когда-нибудь, когда рынок недвижимости станет конкурентноспособным, все то, что построено там в последние годы пойдет под бульдозер», - сказал В.Семененко.

В том, что многие из современных образцов коммерческой недвижимости в Петербурге должны быть отправлены под бульдозер через 20-30 лет, ничуть не сомневается директор по профессиональной деятельности петербургского филиала Knight Frank Николай Пашков. По его словам, архитектурное решение вторично, на первом месте должна стоять функциональность проекта. К тому моменту, как требования к функциональным объектам изменятся, объект придется снести.

О том, что можно еще реконструировать технически устаревшее здания, напомнил генеральный директор ЗАО «ВМБ-Траст», вице-президент Гильдии управляющих и девелоперов промышленной и коммерческой недвижимости Александр Гришин. Впрочем, по его мнению, «при хорошей службе заказчика и грамотном девелопере, неважно, кто станет архитектором проекта». «Архитектор в конечном итоге выберет то, что выберете для себя вы сами. Вопрос только в том, переубедит ли вас звезда-архитектор, позволите ли вы ему это», - убежден он.

На фоне таких рассуждений блекнет бурная дискуссия на тему профессиональной чести и персональной ответственности архитекторов, имевшая место на заседании Градсовета по случаю запоздалого обнаружения «градостроительной ошибки». Остается только гадать, каким образом мог бы прокомментировать вышеприведенные высказывания участников конференции «Девелоперы в поисках новых архитектурных форм» приглашенный, но не нашедший для нее времени глава КГА Александр Викторов.

В этом вопросе, как оказалось, все пеняют друг на друга. Пожалуй, если положить на одну чашу весов все нелестные высказывания членов Градсовета в адрес заказчиков, а на другую – то, каким образом постфактум на своей конференции отозвались о петербургских архитекторах девелоперы, весы придут в состояние безнадежного равновесия.

Некоторый дисбаланс в этот диалог привносит только неоднозначный вопрос о том, кто будет в итоге расплачиваться за совершение «градостроительной ошибки». Если считать от обратного, то из тех десятков и сотен миллиардов рублей, которые по мнению В.Семененко, должны быть потрачены в период поисков решения судьбы исторического центра, пора приготовить те 8 млн евро, в которые генеральный директор ЗАО «Биржа «Санкт-Петербург» Виктор Николаев оценил демонтаж двух верхних этажей здания. Учитывая, что Смольный не намерен уступать инвестору, не исключено, что решение вопроса в судебном порядке может обременить городской бюджет.

 

Страхование градостроительных ошибок

Можно себе представить, что городские власти не менее инвесторов хотели бы быть застрахованными от градостроительных рисков. Судя по всему, именно в этом направлении следует рассматривать сообщение о том, что в профильных комитетах городского правительства готовится постановление о статусе и компетенции нового ГУ, призванного пресекать искажение архитектурного облика Санкт-Петербурга в результате нарушений требований проектной и нормативной технической документации. Таким образом, с осени 2008 г. помимо КГА, КГИОПа, присматривать за строительством в объединенной охранной зоне Санкт-Петербурга будет еще и ведомство, созданное на базе Гостройнадзора во исполнение обещаний властей о создании Технического совета.

Вслед за созданием Техсовета, по словам А.Викторова, должна последовать реструктуризация КГА, работа которого должна разделиться на отдел, обеспечивающий мониторинг реализации Генплана. Очень может быть, что прообразом такого органа и стало нетрадиционное заседание Градсовета, посвященное оценке проектов на Васильевском острове. «Мы должны анализировать реализацию наших экспертных заключений», - объяснил членам Градсовета зампред КГА Виктор Полищук. Возможно, что систематический и методически обоснованный мониторинг градостроительной практики, представит больше возможностей для плодотворного диалога властей и с архитекторами, и с инвесторами. В любом случае без работы такое подразделение не останется.

Наверное, девелоперы и архитекторы и сами, спустя какое-то время не преминут сделать выводы из проблемы, сложившейся вокруг зданий на Васильевском острове. В том числе этот вопрос должен стать актуальным и для созданной недавно «Гильдии градостроителей». На пресс-конференции, посвященной созданию одноименной СРО, прошедшей в марте 2008 г. в Петербурге представители организации только руками развели в ответ на вопрос о компенсационном фонде градостроительных рисков – кто может подсчитать размер такой компенсации?..

В самом деле, снижение рисков в градостроительной и архитектурной деятельности, в отличие от рисков девелоперов, скорее всего, находится где-то в области контроля качества и статуса профессии. Руководство «Живого города» пообещало в этой связи по совету искусствоведа Михаила Золотоносова заняться составлением рейтингов репутации петербургских архитекторов, а девелоперы – чаще проводить архитектурные конкурсы, хотя бы и в целях пиара. Но еще больше сами архитекторы, очевидно, должны быть заинтересованы в том, чтобы не превратиться в стрелочника меж теми и другими – вне зависимости от развития ситуации с панорамой стрелки Васильевского острова.

Наталья Черемных





04.06.2008 19:59

Санкт-Петербург отличился перед всей Россией ранним и образцовым исполнением Генерального плана. Между тем федеральное законодательство, в соответствии с которым разрабатывался Генплан, далеко от совершенства. Поныне остаются неразрешенными противоречия между Градостроительным и Земельным кодексами. Помимо этого, в Градкодексе уделено непропорционально мало внимания развитию транспортной инфраструктуры. Самым же пагубным представляется то обстоятельство, что этот документ рассчитан на некий среднестатистический город и не учитывает ни особенностей быстро развивающегося мегаполиса, ни особых требований к застройке города с уникальным историческим центром. Но именно Петербург, в отличие от столицы, проявил недюжинное старание соответствовать законодательству, в рамки которого город логически и сущностно вместиться не может. Москва поступает по-другому, и уже ближайшее будущее покажет, кто прав.

Полярности двух столиц

Сообщество архитекторов и градостроителей составлено из людей необычных, даже внешне непохожих на других. Если оно и сопоставимо с какой-либо еще средой, то разве что с художниками и актерами. В градостроительстве, в отличие от индустрии, никакие перипетии реформ не разрушили преемственность: за редкими исключениями, архитектор и планировщик относит себя к той или иной школе, чтит пантеон предшественников и отстаивает его заветы. И даже такие сухие и далекие от эстетики понятия, как технические регламенты и правила планировки, становятся предметом ожесточенных споров, сравнимых с поэтическими дискуссиями начала XX в. в кабачке «Бродячая собака».

Особенно поразительное сходство с этими дебатами обнаруживается в обсуждении Градостроительного кодекса РФ, утвержденного Госдумой в декабре 2004 г. Позиции сторон вызывают в памяти гротескное художественное противопоставление москвичей и петербуржцев в романе Вениамина Каверина «Скандалист, или Вечера на Васильевском острове». Там, напомню, московский профессор-филолог представлял шумливого экспансивного сибарита с практическим умом и небрежением ко всему отвлеченному, а питерский коллега обитал в общежитии, не слишком следил за своим внешним видом, зато поражал окружающих сочетанием детальной эрудиции в неприменимых в практике деталях и приверженностью к схематическим абстракциям.

Градкодекс, разработанный Фондом «Институт развития города», до той поры занимавшимся исключительно экспериментальными проектами, был раскритикован москвичами, в то время как в Петербурге его абстрактные положения нашли отклик в душе части местного градостроительного сообщества. Представители других регионов, озадаченные полярными суждениями градостроителей столиц, пребывают в некоторой растерянности. Их проблемы, как можно легко убедиться, сосредоточены в более практической плоскости: к примеру каким образом найти средства для осуществления предписанного Кодексом территориального планирования в муниципальных образованиях, и как для облегчения этого труда перевести документ с «птичьего» языка на человеческий.

 

Между инвестором и прокурором

Профессор-филолог из романа Каверина отличился докладом «О рационализации речевого пространства», где предлагал «разбить человеческую речь на группы по профессиональным и социальным признакам», а между группами «провести строгие границы, нарушение которых следует облагать соответствующим штрафом».

Примерно так и воспринималось представителями ведущих проектных НИИ положения Градкодекса о введении функциональных зон. В ходе дискуссии между представителями проектных институтов России, состоявшейся в Петербурге в середине апреля, один из участников иронизировал, что новый Градкодекс разделил всю Россию на ведомственные территории: «Только не понятно, что делать с земельными правами федерального почтового ведомства, если сельская почта находится на втором этаже местного магазина?».

В Москве критика Градкодекса звучала с самых высоких трибун: мэр города публично охарактеризовал его самым нелесным образом. И москвичи не только выразили свое несогласие с документом, но и по-деловому внесли целый пакет поправок в Госдуму.

В Северной столице новые правила тоже вызвали неприятие в профессиональных кругах. На вышеупомянутом семинаре с резкой критикой Градкодекса выступали представители НИИ урбанистики и НИИ Генплана, имеющие уникальный опыт работы в регионах. Однако критика носила, по большей части, характер обмена мнения в узком кругу профессионалов. Организаторы упомянутого семинара смущались присутствием прессы, недвусмысленно намекая на закрытый характер дискуссии.

Между тем городской Комитет по градостроительству и архитектуре внедрял реформу, педантично следуя букве федерального документа, хоть и спотыкаясь о понятия, не сопровожденные определениями, и давая им собственное толкование.

Ровно спустя полгода, как известно, Генплан пришлось переделывать. Как свидетельствует заместитель директора ЗАО «НИПИГрад» Владимир Аврутин, выделение множества разновидностей функциональных зон привело инвесторов в полное недоумение, и затормозило реализацию проектов. А в случаях, когда город был готов «поступиться принципами», вмешивалась прокуратура, требовавшая исполнения закона о Генплане.

Конечно, исполнять все желания инвесторов означало возвращение к практике 1990-х - ибо, по выражению В.Аврутина, для инвестора идеальный Генплан состоит из одной-единственной функциональной зоны, в которой разрешено все. С другой стороны, получить на каждый проект согласование прокуратуры – абсурд, явно не согласующийся со стараниями улучшить инвестиционный климат. С учетом интереса к Петербургу со стороны крупных корпоративных инвесторов – иностранных и московских – нужно было отказаться либо от денег, либо от «буквы закона».

Соломоново решение состояло, как известно, в унификации зон. Инвесторы были удовлетворены, прокуратура тоже, и только общественность остались в полном недоумении, поскольку измененный Генплан практически уравнял по статусу многоэтажки Купчина с историческим фондом центра. Не считая, разумеется, зоны охраны культурного наследия и высотных ограничений, утвержденных отдельным зонированием. При этом предполагается, что на все вопросы ответит новая редакция Правил землепользования и застройки, которые перерабатываются и поныне. Если недавно утверждалось, что закон о ПЗЗ будут внесен в ЗакС накануне депутатских каникул, то ныне его окончательное утверждение намечено на конец ноября. Во всяком случае, именно этот срок назвал председатель КГА Александр Викторов.

 

Утешительная галантность Москвы

Авторитетен ли опыт Петербурга для регионов России? Если судить по количеству делегатов XXV юбилейного заседания Совета главных архитекторов, прошедшего на прошлой неделе, в этом можно всерьез усомниться. Не было ни заявленных в программе высоких официальных лиц, ни даже главного архитектора Москвы Александра Кузьмина, хотя на прошлогоднем заседании в Казани он присутствовал.

В декабре 2007 г. Госдума и Совет Федерации внесли некоторые изменения в Градкодекс, разрешив регионам еще 2 года принимать решения по резервированию и изъятию земель без наличия территориальных планов. Иными словами, с Генпланом Петербург мог не торопиться по крайней мере 4 года.

Москва так и сделала. Как рассказал заместитель директора столичного НИИ Генплана Георгий Юсин, столица вначале примет собственный Градкодекс, затем актуализирует Генплан, после чего примет правила землепользования и застройки – но не на весь город, а на районы с полностью сложившейся застройкой, где никаких серьезных изменений в обозримый период не предвидится. В остальных районах будут введены временные регламенты застройки. «Мы постоянно присматриваемся к опыту Санкт-Петербурга», - галантно сообщил Г.Юсин.

Учтивая фраза, впрочем, не может скрыть разницы между временными регламентами, рассчитанными на длительный и серьезный этап городского развития, и временными регламентами «на час», рожденными «соблюдением буквы». Как и вообще разницы между практикой двух столиц, разошедшихся в принципах городского управления: Москва зарабатывает на использовании недвижимости, а Петербург – на продаже. Москва решает градостроительные вопросы по собственному разумению, а Петербург – в рамках явно слабого федерального документа.

«Проблема в том, что в нашу профессиональную градостроительную деятельность вторглись юристы. Они все трактуют по букве, а за борт выплескивается суть градостроительного планирования», - считает директор петербургского НИПЦ Генплана Сергей Митягин. Что приобрел город, принеся в жертву эту суть? В.Аврутин не уверен в том, что уже измененный Генплан проживет до 2010 г. Основания для неуверенности понятны: стремление «остановить мгновенье» образцовым планом не учитывает и не может учитывать динамики мегаполиса. В то же время адаптация этого плана к пожеланиям компаний, намеренных инвестировать в Петербурге, приводит к тому, что, с одной стороны, допускаются поразительные вольности там, где необходимы специальные режимы застройки, а с другой, ограничены возможности развернуться на территориях, где действительно есть простор для ультрасовременного развития.

В градостроительстве результат имеет значение для всех социальных слоев мегаполиса. И вопрос о том, кто больше юридически прав сегодня, никого не будет интересовать через 20 лет, когда следующее поколение будет пожинать итоги сегодняшних правовых баталий.

Федор Хлебников