Наследие по ветру


01.12.2008 20:26

Многочисленные случаи нарушений исторической застройки Санкт-Петербурга буквально до предела накалили ситуацию в сфере охраны культурного наследия. Пробелы в законодательстве слишком долго баловали инвесторов, скандальные проекты которых весьма ощутимо отразились на хрупкой архитектуре уникального города. Из беседы с сопредседателем петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК) Александром Марголисом стало ясно, что ситуация может оставаться плачевной до тех пор, пока инвесторы сами не осознают всей ценности архитектурного наследия.

 

– Александр Давидович, вторжения в историческую застройку Петербурга наблюдались и ранее, но не в таких масштабах, как сейчас. Отсутствие действенного закона об охране памятников очевидно сказалось на облике города. Когда общественные организации начали бить тревогу?

– Подобная картина наблюдалась в середине 80-х годов прошлого века. В октябре 1986 года в связи со строительством метро «приговорили» дом Дельвига. Тогда и возникла группа спасения, которая таки отстояла памятник. Во время экономического кризиса 1990-х годов людям стало не до памятников, и наступил период затишья. Не было денег для того, чтобы строить что-то новое и разрушать старое. Примерно с 2001-2002 года, когда в городе стали появляться инвестиционные проекты, ситуация возобновилась. Сейчас горожане видят, что инвесторы в Петербурге ведут себя так же, как они вели себя в 1990-е годы в Москве. А от Москвы как исторического города уже ничего не осталось. Разделавшись с Москвой, приблизительно те же деятели решили заняться второй столицей. Вызовы уже брошены: «Охта-центр», вторая сцена Мариинского театра, реконструкция Новой Голландии и т. д. В последние годы, как поганки после дождя, стали подниматься высотки на набережных Невы. Конечно, все это вызвало ответную реакцию. Если не остановить процесс, через некоторое время Петербург будет невозможно узнать, как невозможно узнать сейчас исторический центр Москвы.

 

– Насколько высока вероятность исключения Санкт-Петербурга из списка всемирного наследия ЮНЕСКО?

– Все зависит от того, как мы будем себя вести. Когда мы подписывали конвенцию о вступлении в этот список, мы брали на себя определенные обязательства. Сегодня получается так, что мы их нарушаем: строим высотки в историческом центре, нарушая силуэт города, сносим памятники архитектуры. На мой взгляд, мы очень близко подошли к критической черте.

 

Однако сейчас все-таки стали происходить движения в пользу охраны памятников...

– Мы все должны сказать спасибо (хотя на самом деле плакать надо) наступившему мировому финансовому кризису. Разумеется, в такой обстановке акты вандализма происходить не могут. Но это вовсе не значит, что ситуация не повторится, когда мы выйдем из кризиса.

 

– Каким должно быть качество современной архитектуры, чтобы она вписывалась в историческое пространство Санкт-Петербурга?

– Современная архитектура Ленинграда сегодня далеко не на подъеме. Интересных идей, прорывных решений наподобие того, что было в Петербурге в начале XX века, мы не наблюдаем. То, что сейчас происходит – это следование в фарватере тенденций, которые в мировом масштабе давным-давно сошли на нет. Например, высотное строительство. Западный мир, на который Петербург всегда ориентируется, отказался от этого уже много лет назад. А мы вдруг проснулись и стали перетаскивать к себе вещи, которые давным-давно вышли из моды.

 

– Есть ли у нас примеры современных проектов, удачно вписавшихся в исторический центр?

– Да. Мне нравится здание, которое построили на Караванной улице, 10, рядом с кинотеатром «Родина». В нем минимально проявилась стилизация под классическую архитектуру Петербурга. Оно не вступает в конфликт с существующей застройкой, как это произошло с чудовищными высотками на стрелке Выборгской стороны и на Васильевском острове. Эти здания бросают городу вызов. Их создателей не волнует то, что они разрушили одну из лучших архитектурных панорам планеты.

 

– Может, они этого не осознают?

– Возможно. Хотя не понимать это довольно сложно. Такое впечатление, будто люди ходят в плохо протертых очках. Дмитрий Сергеевич Лихачев говорил, что небесная линия там, где архитектура встречается с небом, в Петербурге очень хрупкая. Любая диссонирующая нота здесь будет разрушать практически все. Именно в этом заключается прелесть Петербурга как урбанистического феномена. Запрет Николая I строить здания выше Зимнего дворца не распространялся на объекты культовой архитектуры. Шпили и купола храмов должны были формировать этот силуэт. Сегодня 400 метров башни в устье Охты собираются построить практически визави со Смольным собором. Вид на этот собор со стороны Шпалерной и Потемкинской улиц уже испорчен. Комплекс «Парадный квартал» перекрыл вид на казармы Преображенского полка. Вроде бы ничего не сносили... Но поставили новые дома – и памятники убиты. Вот какое хрупкое тело у Петербурга!

 

– Что делать для того, чтобы инвесторы понимали последствия вторжения высоток в исторический центр?

– Сейчас в новых режимах зон охраны введено очень хорошее правило. Отныне будет недостаточно согласования Комитета по градостроительству и архитектуре (КГА) для реализации проектов. Теперь нельзя начать новое строительство в историческом центре без согласования Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП). Совет по сохранению культурного наследия тоже будет влиять на принятие решений в градостроительной деятельности. В связи с такими изменениями у меня есть конкретные предложения по поводу того, как можно исправить ситуацию. Во-первых, усилить контроль КГИОП и Совета по сохранению культурного наследия за любым новым строительством. Во-вторых, отнимать лицензию у правонарушителей. В-третьих, направить все силы на разъяснение бизнес-стороне необходимости сохранения наших памятников. Ведь наши слова об эстетике, гармонии до инвесторов чаще всего не доходят.

 

– Потому что у инвесторов иные приоритеты.

– Да, понимаю! Тогда давайте будем им объяснять, что и с этой точки зрения практика порочная. Во всем мире недвижимость, у которой есть история, растет в цене непрерывно. Достаточно приехать в Париж, Рим, чтобы в этом убедиться. Дополнительные расходы, связанные с сохранением, реставрацией памятников, в дальнейшем полностью окупаются. Пускать по ветру наследие разорительно! Памятники будут приносить фантастические доходы тем, кто будет ими владеть. У нас, к сожалению, пока действует философия «здесь, сейчас и немедленно», а что будет завтра – мало кого интересует.

 

– Примерно такая философия действует в некоторых случаях реконструкции памятников, предусматривающей надстройку мансард. По словам Бориса Кирикова (историка архитектуры – ред.), мансарды вообще не характерны для классического Петербурга и строить их нежелательно. Что в таком случае делать инвесторам?

– Это вопрос очень непростой. Сейчас ВООПИиК берется за тотальную инвентаризацию мансард, чтобы представить, каковы тенденции их строительства. Если будут положительные примеры, то нужно брать их в качестве образцов. Петербург – город классицизма, а для классицизма мансарды абсолютно нехарактерны. Почему вызывает возмущение строительство мансард на доме Чичерина (Невский пр., 15) и на доме А.Я. Лобанова-Ростовского (Адмиралтейский пр., 12)? Потому что это шедевры классицизма! Мансарды на них – это нонсенс. 

 

– Значит, на зданиях в стиле модерн и поздней эклектики мансарды допустимы?

– Да, мансарды не чужды этим стилям. Здесь, на мой взгляд, может быть не уродование памятника, а, наоборот, его совершенствование. Проблема в другом. Инвесторы говорят о мансарде, а думают о двухэтажной надстройке. Мансарда – это ведь реконструкция чердака, а у нас в большинстве случаев появляются капитальные стены на десять метров. 

 

– Сравнительно недавно вышло постановление прокуратуры Санкт-Петербурга о запрете проводить какие-либо действия в отношении выявленных объектов культурного наследия до окончательного определения их статуса. Не означает ли это, что очень скоро добрая часть объектов будет исключена из списка?

– Специально для тотальной проверки этих самых объектов создана рабочая группа, которую возглавил Борис Михайлович Кириков. Задача этой группы – «облегчить» список, исключить все, что возможно. Такая постановка вопроса очень настораживает. Мы можем потерять из списка выявленных объектов половину, а может, две трети... Предпосылки к этому, к сожалению, есть. Закон о таких объектах пока прописан неотчетливо.

 

– Надо пересматривать закон?

– Обязательно. Для Петербурга этот закон должен быть дополнительным. Потому что второго такого города нет. Условия, в которых мы совмещаем современное экономическое развитие мегаполиса и сохранение наследия в колоссальных масштабах, уникальны. Наряду с федеральным законом должны быть законы местные, учитывающие эту специфику. Но наш законодательный корпус к этому относится в высшей степени легкомысленно, считая, что есть дела гораздо важнее, чем заниматься этими правилами. Когда законодатели опомнятся, от города останутся одни фотографии. 

 

Беседовала Марина Голокова, Строительный еженедельник





25.03.2008 18:11

Одной из первых в России саморегулируемых организаций в строительной сфере стала Российская Ассоциация Реставраторов (Росрегионреставрация, РАР) - объединение реставрационных компаний, возникшее в Санкт-Петербурге и в 2006 г. получившее общероссийский статус. Российская Ассоциация Реставраторов разработала Систему добровольной сертификации Росстандартреставрация, которая прошла регистрацию в Федеральном агентстве по техническому регулированию и метрологии. Ассоциация быстро растет, не только вовлекая в себя новые проектные, художественные и архитектурные кадры, но и помогая им получить всероссийскую и зарубежную известность. На вопросы корреспондента АСН-инфо ответил президент Российской Ассоциации Реставраторов Артем Новиков.

- Ваша организация позиционирует себя как крупнейшее в России объединение реставраторов. В скольких регионах России сегодня существуют филиалы РАР? Со сколькими администрациями регионов у вас заключены соглашения?

- Соглашения о сотрудничестве в области охраны культурного наследия и развития реставрации подписаны с Комитетом по культуре Брянской области, Департаментом культуры и искусства Кировской области, с Комитетом по культуре Администрации Волгоградской области, с администрацией Костромской области, с Службой по охране и использованию объектов культурного наследия Ямало-Ненецкого автономного округа, с Департаментом по культуре и искусству Оренбургской области и Комитетом по культуре и искусству Мурманской области. В Карелии Российская Ассоциация Реставраторов ведет сотрудничество с Республиканским центром по государственной охране объектов культурного наследия. 

С целью развития и поддержки реставрационного сообщества Росрегионреставрацией в 2007 г. на территории России были открыты ряд обособленных подразделений: филиалы в Центральном федеральном округе, в Калининградской области, в Нижегородской области; представительства в Астраханской, Иркутской и Псковской областях. В 2008 г. планируется дополнительное открытие филиалов в Ростове-на-Дону, Саратове, Волгограде. Необходимо усиливать функции региональных реставрационных организации - это глобальная задача Российской Ассоциации Реставраторов. 

- Заключено ли соглашение между РАР и мэрией Москвы? Как складываются отношения между петербургской и московской школами реставрации?

- Отношения складываются нормально, так как причин для конфликтов нет. Подходы к реставрации памятников одинаковые, поэтому и московские, и питерские реставраторы успешно работают в регионах. У нас есть общие регионы работы: Новгородская, Нижегородская, Астраханская области. Есть реставрационная база и в Москве, и в Санкт-Петербурге, а также общая цель – сохранение культурного наследия России. В Москве успешно работает филиал Ассоциации по Центральному федеральному округу.

- Какие проектные институты входят в вашу ассоциацию? Каковы преимущества для проектных институтов в членстве в РАР?

- В состав Ассоциации входят ГУП «Центральные научно-проектные реставрационные мастерские» (Москва), ЗАО Реставрационный Проектный Научный Центр «Специалист» (Санкт-Петербург), ОАО «Санкт-Петербургский проектный институт реставрации памятников истории и культуры «Ленпроектреставрация», ООО «Научно-проектное объединение архитектуры, градостроительства и дизайна» (Волгоград), ООО Научно-реставрационное проектное предприятие «Старый город» (Самара). Для налаживания эффективной взаимодействия проектных институтов в рамках Ассоциации действует целая секция научно-проектных организаций и исследовательских организаций.

Через Ассоциацию проектные институты могут влиять на действующую систему законодательства, улучшать ее. А Российская Ассоциация Реставраторов призвана поддерживать инициативы и предложения, поступающие от членов партнерства – это главное преимущество для проектных институтов, которые входят в Ассоциацию. 

- РАР провела два конкурса «На лучшую реставрацию объектов культурно-исторического наследия Санкт Петербурга». По каким критериям РАР определяет лучших мастеров? Какие преимущества получают лауреаты?

- Российская Ассоциация Реставраторов второй год подряд совместно с Санкт-Петербургским ГУ «Центр контроля качества товаров, работ и услуг» под патронажем городского Правительства проводит конкурс «На лучшую реставрацию объектов культурно-исторического наследия Санкт-Петербурга» в системе конкурсов по качеству «Сделано в Санкт-Петербурге». В 2007 г. победителями конкурса стали ООО «Реставрационная мастерская «Наследие», ООО «Карэ» и ЗАО РПНЦ «Специалист», лауреатами конкурса - ООО «Левкас», ООО «Пассим», ООО «Веста-2С» и ЗАО «Пикалов и сын».

Критериями оценки при отборе заявок на конкурс являлись: проведение реставрации памятника наиболее прогрессивными организационными методами; соответствие выполненных работ проектной документации; соблюдение установленных сроков реставрации; соблюдение исполнительской сметы на производства работ; соблюдение правил технической безопасности при проведении работ; наличие в коллективе молодых специалистов.

По результатам и в процессе функционирования конкурсов традиционно проводится целый ряд мероприятий, в рамках которых происходит налаживание деловых контактов, ведутся переговоры о продвижении продукции на внешние рынки. Но главное – происходит популяризация участников конкурсов, ознакомление с их продукцией широких слоев населения.

- Заключены ли соглашения между РАР и Московской Патриархией, епархиями РПЦ?

- Российская Ассоциация Реставраторов и Санкт-Петербургская епархия Русской Православной Церкви создали Общественную комиссию по обеспечению сохранения объектов культурного наследия религиозного назначения, находящихся в пользовании епархии и ее канонических подразделений. Подобное соглашение по вопросам охраны, сохранения, использования и популяризации объектов культурного наследия и религиозного назначения заключено с Нижегородской епархией РПЦ. Комиссия является рабочим органом по реализации соглашения между Росрегионреставрацией и епархией по вопросам охраны, сохранения, использования и популяризации объектов культурного наследия религиозного назначения Санкт-Петербурга и Ленобласти. 

Комиссия создается для составления и рассмотрения заявок на финансирование и проведение проектных и ремонтно-реставрационных работ, и также проверки качества реставрационных работ на объектах. Предполагается, что в перспективе такие комиссии будут созданы в других региональных представительствах Росрегионреставрации.

Кроме того, мы успешно занимались реставрацией костела Святой Екатерины в Санкт-Петербурге.

-РАР имеет контакты с профессиональными сообществами реставраторов в других государствах. Какие возможности эти контакты открывают для российской реставрационной школы?

- В рамках международной деятельности Российской Ассоциацией Реставраторов заключены соглашения о сотрудничестве с Государственным центром по охране и реставрации памятников культуры Республики Венгрия и Ассоциацией продвижения ремесел центрального Массифа (Франция), Гильдией мастеров Франции. Международные контакты прежде всего открывают возможности для общения реставраторов. Работая на объектах с зарубежными коллегами, посещая выставки, наши мастера получают современные знания в области реставрации.

- Полезны ли контакты с ассоциациями реставраторов Европы для выработки отечественных стандартов реставрации?

- Результат международных контактов - это адаптация европейских достижений в области реставрации для российских объектов, обмен опытом и знаниями.

Уже второй год идет совместная работа Росрегионреставрации и парижского бюро архитектурной мастерской бюро X.Fabre/Speller над проектом реконструкции, реставрации и приспособления Тверского Областного Академического театра драмы. Эти работы представляют большой интерес, а сам объект находится на особом контроле у губернатора области. Надо отметить, что работы на здании театра - из разряда весьма непростых, поскольку, проводя его реконструкцию, нужно учитывать как аспекты охраны историко-культурного наследия, так и современные требования к оформлению театров. Международное сотрудничество более всего полезно именно на объектах, имеющих сложную архитектурную историю.

У фирм, входящих Российскую Ассоциацию Реставраторов, есть планы заняться и реставрацией памятников культуры, созданных российскими зодчими за рубежом, в частности, православных храмов.





28.02.2008 17:56

Приближается дата отмены обязательного лицензирования в строительной сфере (1 июля 2008 г.), и перехода отрасли к саморегулированию. И хотя, казалось бы, вопрос законодательно уже решен, постоянно раздаются голоса о необходимости сохранить лицензирование. Недавно предложение продлить действие старой системы было оформлено в качестве законодательной инициативы в Государственной Думе. В Санкт-Петербурге, между тем, уже началось формирование саморегулируемых организаций, и даже был подписан Меморандум, посвященный этому вопросу. Свой взгляд на происходящие события для АСН-инфо высказал вице-президент, директор Санкт-Петербургского Союза строительных компаний «Союзпетрострой» Лев Каплан.

- Лев Моисеевич, расскажите о Вашем видении принципов работы саморегулируемой организации и схем ее взаимодействия с различными структурами – коммерческими, государственными, общественными, - так сказать «в идеале».

- Главная цель создания саморегулируемых организаций – разработка стандартов и правил и контроль их выполнения. Больше ничего не требуется. Главное не мешать этой очень важной и нужной работе.

С государственными органами отношения выстраиваются четкие и понятные. С одной стороны, государственные органы не могут, не имеют права руководить работой саморегулируемой организации и мешать ей выполнять уставные задачи. И в то же время, конечно, СРО будет активно сотрудничать с органами власти, поскольку в руках у них сосредоточены основные ресурсы.

- В интервью АСН-инфо А.Толкачев заметил, что ни одной общественной организацией строителей до сих пор не высказаны подходы к выработке отраслевых стандартов, и ничего другого, как «перелицевать» требования лицензирующих органов, никто предложить не сможет.

- Это не соответствует истине. В частности, «Союзпетрострой» уже давно четко сформулировал стандарты и правила. Позволю себе процитировать фрагмент соответствующего документа:

«- Положительный имидж компании:

а) отзывы заказчиков и потребителей,

б) стаж работы на рынке строительства не менее 3 лет.

- Качество строительства

а) справка Гортехнадзора об отсутствии нарушений (за 3 года),

б) наличие эффективной системы контроля качества или сертификат ICO-9000, 9001,

в) лицензия на строительство особо сложных объектов (в случаях предусмотренных законом).

- Соблюдение сроков ввода объектов или выполнения комплексов работ (для субподрядных организаций)

а) справка службы Государственного строительного надзора (за 3 года),

б) и (или) справка заказчика об исполнении инвестиционных договоров (за  3 года),

в) справки застройщиков или генподрядчиков о сроках выполнения комплексов работ.

- Квалифицированный руководящий и производственный персонал

а) документ, подтверждающий наличие высшего профильного образования у руководителя компании, 2/3 членов коллегиального органа управления и не менее двух штатных сотрудников дирекции,

б) документ, подтверждающий наличие профильного высшего или среднего образования у линейного персонала (прорабов, мастеров).

- Современная производственная база

а) справка о строительных машинах (собственных или арендованных) и другом производственном оборудовании.

- Финансовая устойчивость и экономическая эффективность

а) годовые бухгалтерские отчеты (за 3 года),

б) справка о дебиторской и кредиторской задолженности».

На мой взгляд, эти стандарты и правила на порядок жестче и понятнее, чем лицензионные требования, и самое главное – саморегулируемая организация, в отличие от единого на всю Российскую Федерацию лицензионного органа, обязана контролировать деятельность своих членов (их количество обозримо и поддается реальному контролю) и отвечать за качество их работы.

- Лицензии ФЛЦ при Росстрое действовали на всей территории РФ и, соответственно, имевшая лицензии компания имела право работать в любой точке страны. Не может ли случиться так, что региональные СРО будут лоббировать узко-местные интересы, не допуская на «свой» рынок строителей из других регионов?

- Членство в региональной саморегулируемой организации и будет означать право работать на всей территории России, и таким образом, не будет препятствовать работе той или иной компании в других регионах. И, соответственно, строители из других регионов на этих же принципах организуют свои саморегулируемые организации и могут работать у нас.

- Но ведь СРО в разных регионах – это самостоятельные структуры, и могут иметь различные требования, исполнение которых обязательно для доступа на рынок. Как нивелировать эту разницу?

- Не думаю, что в этом вопросе могут возникнуть какие-то серьезные сложности. Стандарты и правила, например, в Санкт-Петербурге, будут едиными для всех. Это уже фактически принятое решение. Такие же единые требования к этим стандартам и правилам вырабатывает Российский Союз строителей. Думаю, что, в конечном счете, если образуется общенациональная саморегулируемая организация (а она, скорее всего будет сформирована), то будет достигнуто и единообразие этих требований.

- В интервью АСН-инфо А.Толкачев заметил также, что крупные компании стремятся превратить СРО в инструмент влияния и давления на более слабых конкурентов. В связи с ростом монополизации, не опасаетесь ли Вы, что некоторые крупные строительные фирмы начнут создавать СРО «под себя», для отстаивания своих интересов, а не интересов отрасли?

- Опасность монополизации рынка существует. Очевидно, что крупные строительные компании объединятся в свою саморегулируемую организацию, а средние и малые компании – в свою. Каждая из этих организаций будет отстаивать интересы своих членов и, в конечном счете, при беспристрастной позиции властей, интересы и пожелания всех игроков рынка будут учтены. Будет выработана своего рода равнодействующая этих интересов – власти, общества, бизнес-сообществ. Таким образом, интересы отрасли будут соблюдены.

- Недавно и. о. руководителя Росстроя вновь высказался за сохранение лицензирования в строительстве. Что Вы думаете по этому поводу? Возможно ли комбинирование системы лицензирования и отраслевых стандартов в рамках СРО?

- По данному вопросу мнение господина Бланка не совпадает с позицией министра регионального развития Д.Козака, которую он высказывал уже неоднократно. На мой взгляд, вряд ли последний срок действия лицензий (1 июля 2008 г.) вновь будет пересмотрен. Очевидно, выданные лицензии будут действительны на весь срок их действия, а новые выдаваться после окончания этого срока уже не будут. Соответственно, на протяжении некоторого периода времени такого рода комбинирование неизбежно. Но постепенно выданные лицензии будут становиться недействительными и выходить из употребления, и тогда единственным пропуском на рынок будет членство в одной из саморегулируемых организаций.

-На днях подписан Меморандум по взаимодействию и сотрудничеству петербургских строительных организаций в работе по созданию СРО. Несмотря на очень обтекаемые формулировки, этот документ поддержан не всеми общественными организациями строителей Петербурга. Как бы Вы прокомментировали создавшуюся ситуацию, и перспективы создания СРО в нашем городе?

- Меморандум подписывался, так сказать, поэтапно. 15 февраля 2008 г. на расширенном Совете по саморегулированию в Союзе строительных объединений и организаций обсуждался проект Меморандума о взаимопонимании и сотрудничестве строительных объединении и организаций по реализации саморегулирования в строительном комплексе Санкт-Петербурга.

Этот Меморандум в принципе соответствует целям саморегулирования. Принципиально важно, как мне кажется, следующее.

Во-первых, создается не единая саморегулируемая организация (как предлагал в свое время генеральный директор Ассоциации «Строительно-промышленный комплекс Северо-Запада» А. Белоусов), а будет столько СРО, сколько нужно городу. Они будут объединены в Союз саморегулируемых организаций.

Во-вторых, принята поправка, внесенная «Союзпетростроем» о том, что делегирование полномочий этому создаваемому Союзу СРО осуществляется на добровольной основе руководящими органами самостоятельных саморегулируемых организаций и только в рамках тех полномочий, которые прописаны в законе № 315-ФЗ «О саморегулируемых организациях».

«Союзпетрострой» уже на этом мероприятии первым подписал Меморандум, считает его очень полезным, своевременным и отвечающим интересам строительной отрасли в Санкт-Петербурге.

20-21 февраля состоялись совещание по вопросам создания СРО у вице-губернатора города, руководителя Союза строительных организаций и объединений Александра Вахмистрова и собрание ССОО, на котором Меморандум был принят в целом. Немаловажно, что в итоге к нему присоединились почти все объединения строителей города, включая тех, кто изначально занимал иную позицию.

Думаю, что, как справедливо отметил на церемонии подписания документа, Председатель Комитета по строительству Санкт-Петербурга Роман Филимонов, наш меморандум будет примером для всей страны.