Андрей Коротков, исполнительный директор Ассоциации развития парковочного пространства: «Инвестировать нужно в парковки»


19.09.2018 13:00

Парковочные пространства – это один из немногих сегментов рынка недвижимости, не обласканных инвесторами. Исполнительный директор Ассоциации развития парковочного пространства Андрей Коротков призывает не обходить парковки стороной, ведь вложения в них окупаются зачастую быстрее, чем в другие виды недвижимости.


– Парковочные пространства не воспринимаются в России как объект инвестирования, почему?

– В России парковки – это самый недооцененный вид недвижимости, в то время как в Европе это полноценный самостоя­тельный рынок, который работает по своим законам. У нас эти законы тоже прекрасно действуют, однако российские инвесторы просто не знают, как вкладываться в такие объекты. При этом у этого сегмента множество плюсов.

– Расскажите об этих плюсах.

– Разберем на реальном примере. Очень многие готовы стать рантье, т. е. купить квартиру, сдавать ее и таким образом зарабатывать. Сегодня нормальная одно-двухкомнатная квартира эконом-класса в спальном районе стоит около 3–4 млн рублей в зависимости от локации и стадии готовности дома. При этом в квартире нужно сделать ремонт, купить хотя бы необходимый минимум мебели и техники. Сдаются такие квартиры примерно за 19–30 тыс. рублей. Плюс коммунальные платежи примерно 3–5 тыс. рублей. Ну вот и посчитайте срок окупаемости.

За эти же 3–4 млн можно купить около 10 машино-мест в многоэтажном паркинге. Стоимость аренды парковки в Петербурге сейчас колеблется от 3,5 тыс. до 6 тыс. рублей в зависимости от локации. Коммунальные платежи в среднем составляют 1,2–1,5 тыс. рублей в месяц. В общем, срок окупаемости очевидно меньше. При этом парковок в городе не хватает, поэтому на каждое машино-место в наших объектах выстраивается очередь из потенциальных арендаторов.

Снимая квартиру, арендатор обращает внимание на множество нюансов, на которые владелец жилья просто не может повлиять. Очень важна транспортная инфраструктура, обеспеченность социальными объектами. Соседи могут оказаться шумными дебоширами. В случае с парковками все это вообще не важно.

– Все ли парковки так востребованы?

– Конечно, нет. Востребованность парковок во многом зависит от локации. Естественно, что паркинг, расположенный вдали от коммерческой и жилой недвижимости, востребован не будет. Впрочем, опять же – для квартир локация гораздо важнее. В Петербурге такой дефицит парковок, что ошибиться практически невозможно. Кроме того, у владельца паркинга всегда есть возможность повысить его доходность.

– Как можно повысить доходность паркинга?

– Парковки должны быть многофункциональными. С советских времен гараж – это не только место, где хранится автомобиль, а клуб по интересам, где люди собирались, чтобы пообщаться, что-то отремонтировать. В современных паркингах можно разместить автомойку, шиномонтаж, небольшой автосервис, камеру хранения, магазин сопутствующих товаров, кафе быстрого питания и т. д. В отдельных случаях при строительстве многоэтажного паркинга можно один этаж отдать под обычный супермаркет. В городе уже есть многочисленные примеры, когда строительство 5–7-этажного неотапливаемого проветриваемого паркинга обошлось в сумму меньшую, чем выручка от продажи его первого этажа под супермаркет.

– Возможно, инвесторы не обращают внимание на парковки потому, что в городе мало мест для строительства больших объектов?

– В Петербурге огромный дефицит парковок. Еще Валентина Ивановна Матвиенко в свою бытность губернатором говорила, что в городе должно быть построено 500 паркингов, чтобы просто снять напряженность. С того момента было построено только 11 современных объектов. Рынок абсолютно не насыщен. Сейчас известно 400-500 адресов, где строительство паркингов можно начинать уже сейчас, но, конечно, в центре города многоуровневые объекты не нужны.

Большие паркинги логично строить в спальных районах. В центре, где места меньше, а также крайне важен внешний вид жилой среды, можно сделать ставку на роторные парковки. Их можно разместить, например, во дворах-колодцах не первой жилой линии, а подальше, чтобы они не бросались в глаза. Места под заглубленные парковки можно найти как в центре, так и на окраинах города. Кроме того, в Европе существует практика, когда аварийное здание превращают в парковку: фасад сохраняется, а начинка перестраивается. Конечно, к этому вопросу надо подходить осторожно, так можно поступать только с действительно разрушающимися зданиями, которые не являются историческим и культурным достоянием, которые расположены не на виду у туристов, а на отдалении, где их, по сути, никто не видит. Объектов, подходящих под эти критерии, в Петербурге предостаточно.

Есть технологии, позволяющие увеличить вместимость паркингов. В Европе сделана ставка на механизированную или полностью автоматизированную парковку автомобиля. В таком случае водитель не сам заезжает в паркинг по специальным рампам, которые занимают драгоценную площадь, а поднимается на нужный этаж на автомобильных подъемниках или лифтах. В результате в паркинге, где мы размещаем 300 машино-мест, немцы могут вместить 500 автомобилей. Однако тут стоит учитывать, что паркинг с лифтом обходится дороже, а значит, вырастет и стоимость машино-места.

Даже для уже построенных паркингов есть решения по увеличению их парковочной емкости. Например, двухуровневые механизированные системы можно установить на одно машино-место, а парковать две машины одновременно.

– Кто может инвестировать в парковки?

– Благодаря низкому порогу вхождения инвестором может стать как физическое, так и юридическое лицо. Это рынок для рядовых горожан, которые хотят защитить свои сбережения от инфляции. Это рынок для рантье, у которых уже есть несколько квартир и покупка новой значительно не повысит доходы. Это рынок для компаний, которые готовы арендовать и обслуживать городские парковки (в том числе – перехватывающие) и которые знают, как повысить доходность таких объектов, снизив нагрузку на городской бюджет. Это рынок для крупных компаний, которые готовы строить современные паркинги. Приглашаем все заинтересованные организации к сотрудничеству с нашей Ассоциацией!


РУБРИКА: Инвестиции
АВТОР: Мария Мельникова



30.07.2018 14:25

За первые шесть месяцев 2018 года в Ленинградской области Госстройнадзор выдал разрешения на строительство более 4 млн кв. м. О причинах такого рекорда и условиях реализации новых строительных проектов в регионе мы беседовали с заместителем председателя правительства Ленинградской области Михаилом Москвиным.


– Согласно президентскому указу, объем жилого строительства в стране должен быть увеличен до 120 млн кв. м в год. На сколько придется «подрасти» Ленобласти? Реально ли достичь заявленных показателей?

– Доля Ленинградской области в плановом объеме ввода жилья в РФ – около 2 %. Простой подсчет показывает: из необходимых на всю страну 120 млн кв. м на регион приходится 2,5 млн «квадратов». Это абсолютно реальная цифра для Ленинградской области: только за истекшее полугодие уже введено в эксплуатацию 1,7 млн кв. м, что составляет 175 % от аналогичного показателя прошлого года. Уверен в том, что к концу 2018-го мы выйдем на запланированную в этом году расчетную величину 2,5 млн кв. м и сохраним ее на ближайшие годы.

Минстрой РФ регулярно проводит совещания с регионами в формате видео­конференций. Основная повестка этих совещаний – меры, которые необходимо предпринять для того, чтобы выполнить указ Президента. Мы видим, что в некоторых регионах есть проблемы с площадками для строительства. У нас таких вопросов нет: строители и площадки готовы. Только с начала этого года нами было выдано разрешений на строительство на объем свыше 4 млн кв. м. В Ленобласти в разной степени реализации сейчас осуществляются проекты общей площадью 10 млн кв. м. Как территориями, так и документами, необходимыми для строительства, мы полностью обеспечены. Сформирован огромный задел для реализации «майского указа» Президента.

Однако для того, чтобы сохранить темпы ввода жилья в регионе, нам необходимо стимулировать покупательский спрос. Надо снижать себестоимость строи­тельства, а, значит, решение ряда вопросов инженерной, социальной, дорожной инфраструктуры должно брать на себя государство. Мы прилагаем немало усилий для развития таких программ, как «Стимул», «Социальные объекты в обмен на налоги». Что касается последней, то, к сожалению, любой бюджет имеет определенные рамки, и выкуп объектов идет медленнее, чем нам бы хотелось. Предварительно на будущий год по программе «Стимул» Минстрой РФ подтвердил выделение 1,5 млрд рублей. Мы заявляем 7 объектов: 3 переходящих объекта этого года и еще 4 – для следующего. Большинство объектов по «Стимулу» возводятся во Всеволожском районе и один – в Ломоносовском. Мы надеемся, что объемы программы не будут скорректированы в сторону уменьшения. Сейчас вместе с застройщиками мы готовим обращение в Минстрой РФ от имени губернатора Ленобласти А. Ю. Дрозденко с предложениями по мероприятиям, которые, на наш взгляд, необходимо провести для снижения себестоимости строительства в регионе. При формировании бюджета на следующий год Минстрой должен учесть заявляемые нами параметры. Среди важных задач: минимизация процентной ставки по кредитам застройщикам для реализации их проектов, минимизация процентной ставки по ипотеке, увеличение объема программы «Стимул» и иных программ, которые позволяют выкупать объекты.

– Принят закон об отмене долевой схемы финансирования строек. Как нововведения, на Ваш взгляд, структурно и качественно изменят рынок новостроек?

– Если и изменят, то года через три. Как я уже сказал, застройщики обеспечили себя проектами, разрешение на строительство которых выдано до 1 июля. Однако и предыдущая версия закона говорит о необходимости наличия у застройщика двух документов: разрешения на строительство и разрешения на привлечение средств дольщиков. Здесь, в сравнении с разрешениями на строительство, тенденция противоположная: мы выдаем больше отказов в получении такого документа, чем разрешений продавать квартиры. И противоречия тут нет: эта тенденция вполне коррелирует с поручением Президента РФ о плавном переходе к продажам готового жилья. Вот и получается в итоге, что застройщик может строить, но не может продавать метры, пока не закончил здание.

– Программа «Соцобъекты в обмен на налоги» еще пару лет назад пользовалась большой популярностью у застройщиков. Однако впоследствии ее условия были ужесточены. Утратил ли бизнес интерес к этой схеме?

– Условия программы не поменялись в одночасье, был предусмотрен плавный переходный период. Действительны соглашения, заключенные по старым правилам, мы их не меняем. Интерес у застройщиков к программе остается стабильно высоким. Сейчас мы подписываем соглашения, в календарном графике которых фигурирует и 2037 год. Соглашения рассчитаны на длительный период, ведь строительство соцобъектов и жилья должно быть синхронизировано.

– Уже несколько лет эксперты говорят о том, что Кудрово и Мурино, наиболее активно застраиваемые территории области, исчерпали потенциал своего развития. И город, и область, призывают застройщиков осваивать земли на юге, в Ломоносовском районе. Но призыв этот пока мало интересен бизнесу. Почему?

– Действительно, совместно с Администрацией Петербурга мы работаем над пилотным проектом по приведению в единообразие документов территориального планирования. Со стороны Ленобласти этот проект затрагивает часть Ломоносовского района, а в Петербурге – районы Стрельны и Петродворца. На наш взгляд, такая работа серьезно упростит реализацию инвестиционных проектов в районах на стыке города и области, где бизнесу зачастую приходится работать в условиях разного правового поля.

Однако, помимо градостроительных идей и проектов, существуют рыночные факторы. И, в первую очередь, спрос. Покупатели квартир голосуют рублем за северные районы агломерации, и эту тенденцию пока сложно переломить. Тем не менее, южные районы имеют большой потенциал развития: большие массивы подготовленной под застройку земли, хорошую транспортную доступность, благоприятную экологичес­кую обстановку.

Если говорить о потенциале популярных районов агломерации, то ситуация в них складывается по-разному. Потенциал Кудрово практически исчерпан – незастроенной остается только его северная часть. В Мурино земли, пригодные под жилищное строительство, освоены примерно наполовину. Развитие возможно в сторону Лавриков, несколько домов там уже построены, однако на большую часть территории даже не получены разрешения на строительство. Мы будем контролировать, чтобы реализация жилищных проектов была синхронизирована со строительством дорог и социнфраструктуры.

– Какие дорожно-транспортные объекты, важные для интенсивно застраиваемых приКАДовых территорий, уже близки к своей реализации?

– Если говорить о Кудрово, то это, в первую очередь, масштабный проект Восточного скоростного диаметра. Из локальных проектов – соединение улицы Подвойского с улицей Строителей, приведение в нормативное состояние Кудровского проезда, улучшение транспортной ситуации на пересечении улиц Дыбенко и Ленинградской, выпрямление улицы Центральной и выход ее на Мурманскую автодорогу мимо транспортно-пересадочного узла, где запланировано строительство станции метро и автовокзала.

Также на недавнем совещании с компанией IKEA мы пришли к соглашению о совместном финансировании строительства дополнительной транспортной развязки улицы Центральной, внутренних улиц Кудрово с Мурманским шоссе. К 1 октября текущего года областной дорожный комитет и компания IKEA готовят соответствующее рамочное соглашение.

В Мурино – это строящаяся развязка с КАД, расширение участка Безымянной дороги от гипермаркета «Лента» до Шоссейной улицы. Кроме того, это внутренние проезды Нового Мурино и Красногвардейского района, которые явились причиной конфликта между жителями Петербурга и Ленобласти. Мы работаем вместе с Комитетом по развитию транспортной инфраструктуры Петербурга, чтобы эти проезды узаконить и построить по всем нормам безопасности. Также проектируются продолжение Пискаревского прос­пекта, объезд Всеволожска с соединением его с «Дорогой жизни». В августе мы планируем выйти на градостроительный совет с вариантами трассировки объезда.

– Как обстоят дела в регионе с проб­лемными объектами долевого строительства? По каким случаям в последнее время удалось достичь прогресса? Какие пути решения вопросов предлагает правительство региона? А какие из объектов остаются проблемными с непроясненной судьбой?

– Поддерживать можно того, кто идет. Лежачего можно только поднять и нести. Например, по домам в Щеглово, которые возводит компания «Навис», нам удалось вместе с ПАО «Ленэнерго» найти выход из ситуации. С большой степенью вероятности дома будут введены в эксплуатацию в этом году. Также решается вопрос с подключением АО «ЛОЭСК» домов «Нависа» в Мурино.

Есть особо сложные объекты – это недострои компаний «ЛенСпецСтрой», «Норманн», «Главстройкомплекс». К сожалению, этот тот случай, когда остается «поднять и нести». Конкретные сроки и решения обозначить невозможно, поскольку юридически застройщик существует, не отказывается от своих намерений, но постоянно нарушает свои обязательства. Понимание есть только по тем объектам, которые находятся в окончательной стадии банкротства, где есть возможность привлечь инвестора на достройку.

– Насколько успешно, на Ваш взгляд, разрешилась ситуация с объектом «Силы природы» от «О2 Девелопмент»?

– Говорить об успешном разрешении ситуации можно будет тогда, когда долгострой сдадут в эксплуатацию. На данный момент работы на объекте возобновились. Насколько качественно они ведутся – покажет проверка Госстройнадзора. Если все будет выполнено в соответствии с проектной документацией, техническим регламентом, мы выдадим разрешение на ввод, и люди получат свои квартиры.

– В прошлом году вы вышли с законодательной инициативой по упрощению схемы изъятия проблемных объектов у застройщиков.

– Да, мы предложили внести поправки в закон № 214-ФЗ, в котором идет речь о сроке передачи застройщиком объекта дольщикам. В случае нарушения срока по договору более чем на один год, застройщик обязан в пятидневный срок обратиться к дольщикам с предложением о создании ЖСК и передаче такому кооперативу прав на земельный участок и объект незавершенного строительства. Таким образом застройщик получает возможность удовлетворить своих кредиторов, но не через процедуру банкротства, которая может быть длительной, а гораздо быстрее.

В случае невыполнения этого требования застройщик подлежит принудительной ликвидации по заявлению уполномоченного органа исполнительной власти субъекта РФ.

– Недавно в Ленинградской области было создано Управление долевого строительства для учета, контроля и помощи пострадавшим дольщикам. Чем конкретно будет заниматься Управление? Кто его возглавит?

– Глава Управления еще не назначен, его определит конкурс. Управление будет оказывать безвозмездную юридическую помощь участникам долевого строительства и отрабатывать их обращения. Их достаточно много – сотрудники Госстройнадзора не успевают отрабатывать все поступающие от граждан обращения. Большая часть из них – граждане, по договорам которых застройщик нарушил сроки. И лишь немногие – действительно пострадавшие от мошен­ников.

Также Управление будет составлять реестр недобросовестных застройщиков и информировать о них потенциальных покупателей квартир, вести реестр многоквартирных домов, строящихся на территории Ленинградской области, осуществлять контроль за мероприятиями по достройке проблемных объектов, согласно «дорожным картам».

Уважаемые участники строительного рынка,

поздравляю вас с профессиональным праздником!

Переоценить значимость вашей работы просто невозможно, ведь именно вы вносите решающий вклад в развитие Ленинградской области. Наш регион стабильно занимает лидирующие позиции по объему жилищного строительства, с каждым годом увеличиваются темпы развития дорожной, а также социальной инфраструктуры – и за все это стоит сказать спасибо именно вам! Пусть все ваши проекты завершаются в срок, а работа приносит не только прибыль, но и удовольствие!

С уважением, заместитель Председателя Правительства Ленинградской области

М. И. Москвин


РУБРИКА: Интервью
АВТОР: Ольга Фельдман



24.07.2018 14:57

Проблема сохранности компенсационных фондов СРО вызывает немало кривотолков и даже нездорового ажиотажа. Вряд ли стоит этому сильно удивляться, ведь речь идет о больших деньгах. Поэтому мы решили узнать их судьбу, что называется из первых рук. За разъяснениями мы обратились к Заместителю Исполнительного директора НОСТРОЙ Александру Князеву.


- На последнем съезде СРО, который состоялся в мае, остро встал вопрос о компенсационных фондах. Почему он вызвал у делегатов столь бурную реакцию?

- Вопросы денег всегда вызывают бурную реакцию. К тому же после тех изменений, которые случились после вступления в силу 372-ФЗ, мы были вынуждены дать заключение о возможности исключения более 60 СРО, и Ростехнадзор исключил их из реестра. В итоге члены этих организаций остались без свидетельств о членстве в СРО. А ведь это реальные строители, которые не могут работать без таких документов. Разумеется, они вступают в другие саморегулируемые организации, а их руководители заинтересованы в том, чтобы не было затяжек с поступлением к ним долей компенсационного фонда новых своих членов.

Деньги, которые перечислены в НОСТРОЙ, это всего лишь 4 % от всех поступлений в компенсационные фонды исключенных СРО. И на всех этих средств не хватает, что вызывает озабоченность, разного рода инсинуации и слухи о том, что происходит с этими суммами. Каждый руководитель СРО, в которое вступают новые члены из ранее упраздненных СРО, заинтересован в том, чтобы НОСТРОЙ вел претензионную работу, в рамках правового поля добивался получения этих денег и тем самым удовлетворял бы потребности строителей.

– Из денег компфондов, которые исключенные СРО перечислили на спецсчет Нацобъединения, НОСТРОЙ перечислил по заявлениям строителей около 800 миллионов. Что мешает вам перечислить остальную часть строителям?

– Перед непосредственным ответом на Ваш вопрос хотел бы отметить, что на конец прошлого месяца размер компфонда всех исключенных СРО, который должен был к нам поступить – более 47 млрд рублей. Однако в НОСТРОЙ поступило лишь 2 млрд. В начале июля поступило еще около 250 млн рублей. К сожалению, это капля в море. И давайте разберемся: ведь средства компенсационных фондов, зачисленные на спецсчет НОСТРОЙ, продолжают оставаться средствами компфондов, то есть продолжают выполнять свое основное предназначение – обеспечивают ответственность бывших членов СРО, которая может наступить при причинении вреда, связанного с их строительной деятельностью.

На сегодняшний день мы выплатили более 1 млрд рублей. На первый взгляд может показаться, что этого мало, но есть факторы, которые пока не позволяют нам выплатить больше.

Часть денег мы не можем перечислить в принципе, так как за ними не обращаются. По двум СРО нам было перечислено намного больше средств, чем в настоящее время требуют строители. Например, исключенная СРО Ассоциация «Нефтегазстрой» перечислила 1 марта 2018 года более 344 млн рублей, а к нам поступило за всё время только 8 заявлений. Однако нужно понимать, что у каждой исключенной СРО свой компенсационный фонд, который обеспечивает ответственность ее бывших членов. Перечислить компфонд одной СРО членам другой мы просто не имеем права. В той же СРО Ассоциация «Нефтегазстрой» состояло более 500 членов. Пока средства ее компфондов на спецсчете НОСТРОЙ, нацобъединение несет ответственность за вред, который может быть причинен.

Остальную часть денег мы выплачиваем не так быстро, как хотелось бы. На оперативность рассмотрения претензий существенно влияет устаревший порядок перечисления средств компфондов, установленный приказом Минстроя 643/пр. Это основной документ, которым мы руководствуемся в вопросах перечисления средств компфонда исключенных СРО. К сожалению, он не учитывает прошедших за последние годы изменений в законодательстве. По каждому сложному случаю нам приходится обращаться к авторам порядка – Минстрою России и просить разъяснений. Это порой останавливает процесс перечисления на весьма продолжительное время.

Другая серьезная проблема – ненадлежаще оформленный пакет документов. Чем внимательней строители изучат требования к заявлению, указанные на нашем сайте в разделе «Исключенные СРО», тем быстрее мы сможем перевести средства.

– Вы сказали о плохо оформленных документах. Что Вы имели ввиду, в чем основные проблемы с ними?

– На самом деле требований к документам не так много. Первый камень преткновения – это проблемы с выпиской из протокола о приеме в члены действующей СРО. Часть заявителей путают ее с выпиской из реестра членов, часть предоставляют вместо оригинала заверенные копии.

Следующая проблема связана с тем, что заявители не предоставляют сведения о размере взноса, уплачиваемого в действующую СРО. Кстати, это серьезный вопрос. Многие строители либо не знают, либо забывают о том, что в соответствии с требованиями законодательства мы можем перечислить средства в размере не более суммы взноса, уплачиваемого в компфонд действующей СРО. При этом от строителей не требуется фактически уплатить сумму, достаточно выразить намерение в действующую СРО и предоставить нам подтверждение этого волеизъявления.

– А вообще на что еще могут расходоваться средства компфондов, зачисленные на счет НОСТРОЙ, помимо выплат строителям по заявлениям?

– Мы производим выплаты по прямому назначению компфонда – возмещаем вред, причиненный строителями – членами СРО, а с 1 июля 2017 года и ущерб, причиненный ненадлежащим исполнением заключаемых государственных и муниципальных контрактов. Ключевым моментом является то, что эти денежные средства никуда не уходят из строительной отрасли. Находясь на счетах НОСТРОЙ, они продолжают выполнять свою обеспечительную функцию.

– Распределение средств компфондов исключенной СРО для широкой общественности скрыто. Поговаривают, что, когда деньги поступают в НОСТРОЙ, они уже автоматически распределяются среди отдельных членов Нацобъединения. Ситуация выглядит так: НОСТРОЙ, перечисляет нескольким «своим» СРО деньги за перешедших в эти СРО членов исключенной саморегулируемой организации, а всем остальным говорит, что, мол, деньги закончились. А как происходит на самом деле?

– На самом деле происходит все иначе. Первой информацию о том, что нам должны поступить средства компфондов, узнает сама исключенная СРО. Мы же узнаем о поступивших деньгах в момент зачисления и публикуем информацию на официальном сайте в двух разделах: «Новости» и «Исключенные СРО».

Кстати, применительно к Вашему вопросу хотелось бы упомянуть следующую серьезную проблему, с которой могут столкнуться строители. Сейчас на рынке многие недобросовестные организации, не имеющие к нам никакого отношения, прикрываясь нашим именем, предлагают строителям услуги по оформлению и подаче документов в НОСТРОЙ. В итоге это обычно заканчивается тем, что к нам поступают однотипно плохо оформленные пакеты документов в момент, когда средства компфонда уже исчерпаны. Поэтому самый надежный способ для строителя получить деньги – это самостоятельно отслеживать информацию о зачислении средств на нашем сайте и незамедлительно после поступления средств передать пакет документов нам.

Были даже случаи, когда «горе-консультанты», о которых я рассказал, вообще не подавали документы или существенно опаздывали с подачей, а потом для отчета перед клиентами подделывали наши штампы о приеме. Подобное очень быстро выявляется, но строитель в итоге оказывается ни с чем. Средства компфондов – это порой немалые деньги и доверять этот вопрос кому попало явно не стоит.

– Как известно, теперь существуют 2 компфонда: так называемые ВВ и ОДО Если средства компфонда ВВ уже выплачены, а деньги компфонда ОДО еще остались, то почему не удовлетворить заявления строителей из этих средств?

– Нужно понимать, что НОСТРОЙ заинтересован в том, чтобы как можно быстрее перечислить средства. После волны исключений СРО 80% работы наших юристов сосредоточено на перечислениях, нагрузка Правового департамента просто сумасшедшая – все сотрудники, от директора до специалистов, работают до ночи. Однако мы не можем самостоятельно определить правила перечисления, мы действуем в жестких рамках, которые нам ставит законодатель и Минстрой России.

Вы поймите, что правовой режим компфондов ВВ и ОДО совершенно разный. Если строитель не участвовал в торгах, не платил взносы в КФ ОДО исключенной СРО, то на каком основании мы можем перечислить средства КФ ОДО исключенной СРО в КФ ОДО действующей СРО? Взносы в компенсационные фонды обеспечивают ответственность строителя, с перечислением средств к действующей СРО переходит и ответственность. А в Вашем случае какая ответственность перейдет?

Мы не имеем права перераспределять денежные средства компфонда ВВ и компфонда ОДО – средства одного фонда перечислять в другой фонд. Правовой режим компфондов ВВ и ОДО совершенно разный, и в них аккумулируются средства, предназначенные для выплат на разные цели. На эту тему есть четкое разъяснение Минстроя России.

– По каким критериям принимается решение, какая часть компфонда и кому из членов СРО достанется? Пока можно предположить, что расчет идет исключительно во время подачи заявки – подал первым заявку и забрал всё, либо средства распределяются пропорционально на всех подавших заявление?

– В соответствии с Порядком, о котором я говорил, а также разъяснениями Минстроя по его применению мы удовлетворяем требования по поступившим заявлениям, исходя из даты и времени их поступления. Никакого перечня лиц, имеющих преимущественное право на удовлетворение таких заявлений, нет и быть не может.

Кроме того, зачастую происходит так, что часть заявлений поступает к нам до перечисления средств, однако у НОСТРОЙ есть срок для их рассмотрения. Поэтому к моменту перечисления денежных средств мы уже не можем отказать по таким заявлениям в связи с непоступлением средств и должны платить по ним. И если средства компфонда исключенной СРО в НОСТРОЙ поступили в неприлично малом объеме, то их может не хватить даже на удовлетворение заявлений, поступивших первыми после зачисления средств.

– Как ведется учет средств компфондов, которые перечислены в НОСТРОЙ? Могут у вас в ходе поступлений и выплат деньги «потеряться»?

– Однозначно нет. Никакие деньги в ходе поступления и выплат потеряться не могут. Эти средства зачисляются на специальный банковский счет НОСТРОЙ с конкретным назначением платежа (либо КФ ВВ, либо КФ ОДО, либо КФ СРО), они обособлены от иных денежных средств нацобъединения.

На спецсчете лежат только средства компфондов исключенных СРО. Режим использования спецсчета предполагает наличие строгого контроля за операциями с соответствующими денежными средствами как со стороны кредитных организаций, так и с нашей стороны, и со стороны проверяющих органов.

Важно понимать, что расходование средств компфондов исключенных СРО осуществляется только на цели, предусмотренные Градкодексом, а именно на перечисление по заявлениям в действующие СРО либо возмещение вреда или ущерба, и ни на какие другие.

– Все ли заявления членов исключенных СРО удовлетворяются, или по каким-либо причинам вы можете отказать заявителям?

– Порядком установлены основания для отказа в перечислении средств. Это, во-первых, непоступление на счет НОСТРОЙ средств компфонда исключенной СРО. Важно понимать, что НОСТРОЙ не отвечает и не должен отвечать по обязательствам исключенных СРО своим имуществом. Более того, мы не можем перечислять средства компфонда одной исключенной СРО, которые размещены на нашем спецсчете, по заявлениям бывших членов другой исключенной СРО, средства которой, поступившие не в полном объеме, были исчерпаны.

Во-вторых, основанием для отказа является отсутствие сведений о строительной организации в реестре членов СРО или Едином реестре членов СРО, ведение которого осуществляет НОСТРОЙ. Здесь тоже есть серьезная проблема – строителям стоит периодически проверять сведения о себе в реестрах, которые находятся в открытом доступе. Недобросовестные СРО могли исключать своих членов по надуманным основаниям, однако строители не оспаривали эти решения. В итоге получается, что до признания недействительным решения об их исключении они не могут претендовать на перечисление от нас средств.

Кроме того, член исключенной СРО должен подтвердить факт принятия в отношении него решения о приеме в члены действующей СРО. То есть мы не можем перечислить деньги самому строителю, в Градостроительном кодексе четко прописано, что перечисление происходит на счет саморегулируемой организации.

– А если НОСТРОЙ отказал строительной компании в перечислении денег, то всё, оставь надежду навсегда? Или можно еще раз подать заявление и ждать чуда – вдруг исключенная СРО перечислит еще деньги в НОСТРОЙ?

– Конечно можно, но важно понимать, что заявления стоит подавать в период, когда средства компфондов уже поступили, но еще не исчерпаны. В противном случае строители будут впустую тратить время на сбор пакета документов. Лучше постоянно следить за обновлениями информации о поступлении средства на нашем сайте и оперативно реагировать.

– На последнем Съезде СРО Президент НОСТРОЙ сказал, что в 2017 году на поступившие на спецсчет НОСТРОЙ средства компфондов начислены проценты – почти 8 миллионов рублей. Что с этими деньгами происходит? НОСТРОЙ живет на эти деньги? Или эти проценты вы тоже можете отдать (или уже отдаете) строителям?

– Как я уже говорил, средства компфондов, в том числе исключенных СРО, могут быть использованы только на установленные законом цели. НОСТРОЙ не вправе использовать их для своих нужд.

Проценты, начисленные на средства компфондов исключенной саморегулируемой организации, являются частью таких фондов. Соответственно НОСТРОЙ перечисляет по заявлениям и проценты от их размещения.

– Как быть строителям до того, как НОСТРОЙ взыщет деньги с исключенной СРО и перечислит их по заявлениям? Ведь СРО исключена и ее члены лишены права осуществлять строительную деятельность?

– Строители могут в это время самостоятельно уплатить взнос в новую саморегулируемую организацию. Законодательство о градостроительной деятельности предоставляет им право вернуть эти деньги как ошибочно уплаченные после того, как НОСТРОЙ переведет средства в действующую СРО.

– Почему НОСТРОЙ лишает СРО их статуса?

– Это очень распространенное заблуждение. НОСТРОЙ – это негосударственная организация, не наделенная публичной властью. Мы не обладаем полномочиями по лишению СРО статуса, в отличие от Ростехнадзора, который собственно наделен такими полномочиями и реализует их.

Однако у Совета НОСТРОЙ с 2014 года есть полномочия по утверждению заключений о возможности исключения СРО из госреестра. Заключения мы направляем в Ростехнадзор, который на их основании принимает окончательное решение.

– Каким образом средства пропадают из компенсационных фондов СРО?

– Руководство СРО осуществляется общим собранием ее членов, а также избираемым на нем коллегиальным органом управления СРО. Потери средств компфондов произошли, в основном, из-за неудачно принятых решений об инвестировании указанных средств, в том числе в неблагонадежные активы. Я не говорю уже об откровенных мошеннических действиях руководства СРО.

В любом случае строителю необходимо помнить, что СРО состоят из строителей и от того, как каждый член будет распоряжаться своими корпоративными правами, зависит судьба и самой СРО, и строителей, и вносимых ими средств.

Многие строители не хотят тратить время на участие в деятельности СРО, выдают доверенности на право распоряжения своим голосом третьим лицам. В итоге расплачиваются потерей своих средств.

Вмешиваться в экономическую деятельность СРО мы не имеем права, об этом прямо говорит законодатель. Но при этом, когда Ростехнадзор исключает сведения о СРО из госреестра за несоответствие фактического размера компфонда должному, НОСТРОЙ делает все возможное, чтобы обеспечить поступление и сохранение оставшихся средств компфондов недобросовестных СРО. Мы взаимодействуем с банками для незамедлительного перечисления средств в НОСТРОЙ, а также с органами прокуратуры и правоохранительными органами.

Хочу отметить, что в 2016 году законодатель предусмотрел, что компфонды СРО могут размещаться исключительно на специальных банковских счетах, круг операций по которым существенно ограничен. Однако со временем на любой механизм находится противодействие, поэтому, как я уже сказал, не следует пренебрегать своими правами на управление своей СРО через ее органы и принятие ответственных решений.

– Предпринимает ли НОСТРОЙ какие-либо меры для того, чтобы исключенные СРО перечисляли средства компфондов в полном объеме?

– После исключения сведений о СРО из госреестра НОСТРОЙ направляет в адрес СРО требование о перечислении средств компенсационных фондов. Требования о перечислении средств также направляются в адрес всех кредитных организаций, в которых возможно размещение средств компенсационных фондов. В случае неисполнения требований НОСТРОЙ обращается в территориальные органы прокуратуры и в Генеральную прокуратуру.

Это меры, которые предусмотрены законодательством. Однако помимо этого НОСТРОЙ по своей инициативе обращается с исковыми заявлениями о взыскании средств компфондов к СРО, уплачивая при этом госпошлину из своего бюджета. Признаться честно, это существенные затраты для НОСТРОЙ, однако мы используем все возможности для возврата средств компфонда строителям.


ИСТОЧНИК: ИА Строительство