Георгий Полтавченко: Социальная ответственность девелоперов значительно возросла


26.12.2016 11:05

Губернатор Петербурга в новогоднем выпуске «Строительного Еженедельника» поздравляет строителей города с наступающими праздниками и подводит итоги уходящего года. 


– Строительная отрасль Петербурга на фоне кризиса демонстрирует хорошие результаты. Как Вы оцениваете ее состояние сегодня?

– В способности Петербурга строить много я, откровенно говоря, и не сомневался. Не просто так наши строители что в 2014-м, что в 2015-м – то есть два года подряд, вопреки пессимистичным прогнозам некоторых «аналитиков» – возводили более 3 млн квадратных метров жилья. Но в нынешних экономических условиях особенно важно, что на наших глазах серьезно повысилась социальная ответственность девелоперов. Пятый год объекты инфраструктуры в Петербурге создаются не только за счет бюджета, но и за счет самих инвесторов. В общей сложности заключены соглашения по строительству 196 объектов социального назначения на общую сумму около 81,5 млрд рублей.

Уходящий год для строительного рынка Петербурга также получился достаточно успешным. За 11 месяцев введено в эксплуатацию более 2,364 млн кв. м жилья. Это один из лучших результатов по России. Я напомню, что после трех кварталов мы вышли на третье место в стране по объемам жилищного строительства. 

– Подводя итоги года, скажите – что еще важного удалось сделать городу в сфере строительства и что не получилось?

– Мы конкретизировали ближайшие задачи по выравниванию инфраструктурных дисбалансов. В Автоматизированную информационную систему управления градостроительной деятельностью введены данные о точках первоочередного строительства социальных объектов. Теперь органы власти и девелоперы точно знают, где в 2017-2020 годах Петербургу в первоочередном порядке необходимо построить 18 школ, 32 дошкольных образовательных учреждения и 13 объектов здравоохранения. 

Сделаны первые, очень важные шаги в сторону освоения так называемого «серого пояса» – территорий старых промышленных зон. Наконец-то в полном объеме заработали законы, которые четко регламентируют работу застройщиков в историческом центре Петербурга, и прежде всего – городской Закон «О зонах охраны культурного наследия». Теперь абсолютно все действия девелоперов в исторической части города строго регламентированы. Следующий шаг – завершение работы по определению состава, границ и предмета охраны исторического поселения. Тем самым мы защитим панорамы Петербурга от видовых вторжений из-за пределов исторического центра. 

Есть неплохая динамика и по снижению административных барьеров в отрасли, и по созданию Единой интегрированной системы, способной предоставлять госуслуги в сфере строительства в едином информационном пространстве по принципу «одного окна». Надеюсь, что эта работа поможет Петербургу улучшить свои позиции в различных рейтингах состояния инвестиционного климата. 

Ну и, конечно, один из главных итогов – завершается строительство футбольного стадиона на Крестовском острове. Стадион – это результат и со знаком «минус», потому что не удалось все сделать в спокойном, штатном режиме, но также и со знаком «плюс». Основные строительные работы на новой арене завершаются в установленный срок. Конечно, городу нелегко далось решение о смене подрядчика, но после этого работы на объекте были значительно ускорены. При всех технических и организационных сложностях, при всех имевших место отставаниях от графика сегодня есть уверенность, что в 2017 году Кубок Конфедераций ФИФА пройдет на новом стадионе, причем на высоком уровне.

– Завершено строительство Западного скоростного диаметра, одного из знаковых проектов Петербурга. В дальнейшем петербуржцы могут ожидать появления столь масштабных транспортных проектов? 

– Президент России уже поддержал проект строительства широтной скоростной автодороги с мостом через Неву в створе улиц Фаянсовая и Зольная. Минимальная стоимость Восточного радиуса – около 116 млрд рублей по предварительным оценкам, а с учетом всех съездов и подключения к улично-дорожной сети города – более 150 млрд рублей. Как и при строительстве ЗСД, реализация этого проекта потребует создания целого консорциума инвесторов и участия крупных федеральных банков. 

Мы надеемся продолжить сотрудничество с теми организациями, партнерство с которыми хорошо себя зарекомендовало при строительстве ЗСД. Поскольку город неукоснительно выполняет взятые на себя обязательства перед инвесторами ЗСД, есть хорошие шансы, что частный бизнес вложит средства в новый дорожный проект на основе ГЧП. Но, я думаю, будут и другие желающие, включая иностранный капитал. Во всяком случае, после ввода ЗСД все убедились, что механизм ГЧП в России способен давать очень хорошие результаты в сфере транспортной инфраструктуры.

– Что делает город для того, чтобы поддержать интерес иностранного капитала к инвестиционным проекта­м? 

Интерес из-за рубежа к развитию бизнеса в нашем регионе сохраняется. Недавно Центральный банк РФ опубликовал новые данные по иностранным инвестициям. По итогам первого полугодия 2016 года в Петербург поступило 3,5 млрд долларов США в виде прямых иностранных инвестиций.  Произошел небольшой рост – на 2,4%.

Сегодня город взаимодействует с десятками компаний из Европы, Китая, Турции, Южной Кореи и даже Бахрейна, которые присматриваются к проектам гостиничной инфраструктуры. Общая тенденция такова, что иностранцы не только не закрывают проекты в Петербурге, а наоборот, заявляют о готовности их расширять. Среди этих компаний – Fazer, Procter&Gamble, Wrigley и многие другие. Реализуются и новые совместные проекты в сфере строительства. Так, итальянская компания Impresa Pizzarotti «зашла» в проект создания лечебно-реабилитационного корпуса Городской больницы №40 Курортного района. Размер ее доли в проекте – 70%, а объем инвестиций составляет примерно 6,9 млрд рублей.

– Какие шаги готова предпринять администрация города в 2017 году для улучшения инвестиционного климата в Петербурге?

– Инвестиционный климат формируется, прежде всего, мерами поддержки инвесторов и преференциями для проектов, имеющих высокое социально-экономическое значение. За последние три года в Петербурге такой комплекс мер сформирован и постоянно совершенствуется. Это льготное получение объекта недвижимости с минимальной арендной платой, налоговые льготы, применение механизма ГЧП, помощь со стороны города в подготовке необходимой документации и в получении согласований. В 2017 году работа в этом направлении, безусловно, будет продолжена.

Кроме того, недавно я лично возглавил региональный Штаб по улучшению условий ведения бизнеса. В частности, Штабу предстоит проанализировать реализуемые в городе инвестпроекты и выдать рекомендации по их эффективности. Еще одна задача Штаба – выявление проблемных моментов в бизнес-климате Петербурга. Тех «узких мест», в наличии которых, может быть, не хотят признаваться руководители органов власти, но которые нужно «расшивать», чтобы они не тормозили инициативу, новые идеи и важные для города начинания. 

Петербург хорошо умеет привлекать инвестиции. За три квартала 2016 года вложения в основной капитал городских предприятий увеличились на 7,7%, что намного лучше среднего по России. Теперь будем стараться создавать каждому инвестору наилучшие условия для его работы. Кстати, одна из мер будет реализована еще до конца 2016 года. Для удобства инвесторов в Петербурге организована работа фронт-офиса «единого окна», где представители бизнеса могут получить весь перечень услуг, необходимых для старта инвестиционных проектов. К началу 2017 года планируем разместить фронт-офис в новом бизнес-центре в Московском районе.

– Могли бы Вы назвать образцовый инвестиционный проект в Петербурге?

– Образцовым я бы назвал те инвестиционные проекты, которые имеют большое социально-экономическое значение не только для Петербурга, но и для всей страны. Самый яркий пример – создание в Приморском районе Центра протонно-лучевой терапии. Он откроется уже в 2017 году. Инвестиции в создание современного медицинского учреждения составляют 7,5 млрд рублей. Центр не имеет аналогов в России, оснащен самым современным медицинским оборудованием, которое даст возможность лечить от онкологии наиболее прогрессивным на сегодняшний день методом до 800 человек в год. 

– Чего бы Вы пожелали в 2017 году людям, работающим в строительном комплексе Петербурга?

– Во-первых, не сбавлять темп в жилищном строительстве, особенно – с учетом изменений в Федеральный закон «Об участии в долевом строительстве». Они вступают в силу с 1 января 2017 года и дают гражданам дополнительную защиту прав и имущественных интересов. Плюс органы исполнительной власти субъектов РФ получат новые полномочия по контролю и надзору в области долевого строительства многоквартирных домов и иных объектов недвижимости. Строительным компаниям, конечно, тем самым тоже добавится хлопот. Надеюсь, что петербургский строительный комплекс быстро адаптируется к новым условиям работы.

Тем компаниям, которые занимаются созданием инфраструктуры, прежде всего – транспортной, я желаю в 2017 году набрать максимально возможные обороты. В уходящем году у них есть заметные достижения, особенно на юге города. Это реконструкция Петербургского шоссе между Пулковским шоссе и Детскосельским бульваром, путепроводная развязка на Московском шоссе, которая практически избавила город от пробок по пути в Пушкин и Колпино, расширение автомобильной дороги М-10 «Скандинавия» в границах города, благодаря чему удалось серьезно увеличить пропускную способность трассы и повысить безопасность дорожного движения.

Но, в то же время, петербуржцы заждались ввода нескольких важных объектов. Таких, как транспортные развязки в районе Поклонной горы, путепроводная развязка на пересечении Пулковского шоссе с Дунайским проспектом, проезд по южному берегу Обводного канала, транспортная развязка на пересечении Пискаревского проспекта и проспекта Непокоренных, развязка на пересечении Зеленогорского шоссе и Большого проспекта Курортного района. 

Их ввод в эксплуатацию полностью обеспечен финансами в городском бюджете. Дело, как говорится, за малым. Нашему городу предстоит решить и много других задач в рамках подготовки и к Кубку Конфедераций, и к ЧМ  2018 года. Масштаб серьезный, но я уверен, что строительный комплекс Петербурга в 2017 году добьется  успеха.


РУБРИКА: Интервью
АВТОР: Федор Резкин



05.09.2016 10:39

По мнению президента Becar Asset Management Group Александра Шарапова, в последнее время акцент девелоперов смещается с продуктов для глобальных институциональных финансовых партнеров в сторону национального малого и среднего инвестора.


 – Александр Олегович, в этом году PROESTATE празднует 10-летний юбилей. Каким сегодня должен быть инвестиционный форум по недвижимости, чтобы действительно быть интересным специалистам этого рынка?

– Для того чтобы форум был интересен специалистам рынка недвижимости, в этом году PROESTATE делает специа­лизированную программу с акцентом на доходной недвижимости для малых и средних инвесторов. Новые продукты, которые появились за последние годы, с возможностью инвестирования 3-5 млн рублей и профессиональные управляющие компании, которые снимают с рантье все головные боли, – это новые реалии рынка. Мы видим, что лозунг нашей компании – «Доход по расписанию» – стал реальной насущной возможностью и потребностью для россиян. В нашей стране нет эффективных пенсионных систем, в которые население верит. А за 25 лет рыночной экономики вложения в «однушку» доказали свою эффективность. Вся суматоха, связанная с управлением этим активом, явно не похожа на тот образ рантье, о котором вы читали в книгах Оноре де Бальзака. Поэтому мы видим растущий интерес девелоперов и малых, средних инвесторов к новым инвестиционным продуктам, когда ты получаешь доход, не прилагая при этом усилий. К таким продуктам относятся номер в апарт-отеле, маленькое офисное помещение или часть торгового центра. Также предлагаются продукты западного рынка, такие как student apartments.

 – Форум – это всегда прежде всего общение, взаимоотношения с партнерами. Как изменился, на ваш взгляд, за эти годы портрет российского инвестора и российского чиновника?

– Первый форум открылся в 2006 году, когда российский рынок недвижимости был в топе мировых рейтингов, а Москва была самым привлекательным рынком в Европе. Покупка строящихся тогда проектов сулила большие перспективы и хорошую долларовую прибыль, что привлекало огромное количество международных фондов. А PROESTATE был местом свершения глобальных инвестиционных сделок. За 10 лет российский рынок перешел в рубли. Сейчас зарубежные фонды вновь стали поглядывать на нас в связи с падением рубля, правда, уже как на рынок, который ждет роста, но пока испытывает существенные трудности. Акцент девелоперов во многом сместился с продуктов для глобальных институциональных финансовых партнеров в сторону национального малого и среднего инвестора.

Российский чиновник за последние 10 лет стал умнее, он знает западные практики. От проблем начала 2000-х, когда государственное регулирование рынка было практически нулевым, мы пришли к жесткому регулированию (даже более жесткому, чем это принято на Западе). Я думаю, что через некоторое время, когда власти увидят, что перекрутили гайки и создали проблемы для инвестирования, маятник качнется в обратную сторону.

 – Некоторые скептически настроенные эксперты говорят о том, что рынок недвижимости сегодня испытывает не столько дефицит финансов, сколько дефицит идей. Согласны ли вы с этим утверждением?

– Категорически не согласен, особенно с учетом того, что мы постоянно обучаемся у западных коллег. Напомню несколько идей, которые уже присутствуют в России и будут активно развиваться. Например, коворкинг-центры. Мировой рынок растет ежегодно на 30%. Крупнейший оператор коворкингов WeWork менее чем за 10 лет смог достичь капитализации в 10 млрд USD, не владея ни один метром недвижимости, а просто арендуя площади и предоставляя сервисы.

Еще один формат – agile-офисы. Данный формат позволяет корпорациям создать неформальные взаимоотношения в офисе и повысить тем самым продуктивность работы сотрудников. Благодаря smart-подходу для размещения в agile-офисе корпорации потребуется примерно на 30% меньше площадей, чем в обычном офисе.

Огромными темпами растут апарт-отели. И все крупнейшие операторы преобладающие инвестиции делают именно в этот сегмент.

Еще одна перспектива – co-living. Данный формат возвращает нас к идее современной коммуны. Наибольшее распространение он получил в США среди молодежи. Социологи утверждают, что чем больше мы сидим в гаджетах, тем больше нам требуется присутствие людей вокруг. В co-living личное пространство уменьшается до небольшой комнаты в 10-20 кв. м, а на первых этажах объектов выделяются существенные площади под общественные пространства для совместного чтения книг, просмотры фильмов, игр.

Это лишь несколько идей, которые победно шествуют по миру. Идеи на рынке недвижимости рождаются с огромной скоростью, быстрее, чем когда-либо.

 – Интересны ли сегодня для инвестирования российские регионы?

– Инвестор – очень пугливое существо. Всегда, когда происходит кризис, он, как черепашка, стремится втянуть в панцирь лапки и прибрать все денежки туда, где его локация. Поэтому сегодня регионам крайне тяжело привлекать инвестиции. При этом я уверен, что потенциал у регионов мощный. В первую очередь это те регионы, которые в последние годы существенно развили свою экономику: Татарстан, Калужская область, Ульяновск. Там растет ВВП, количество рабочих мест, производств. В таких местах, безусловно, будет развиваться и коммерческая недвижимость.

 – Согласны ли вы с тем, что сегодня пришло время коллективных инвестиций, о чем свидетельствует относительный успех формата апарт-отелей?

– Повторюсь, что «доход по расписанию» – это то, чего ждут малые и средние инвесторы. У единственной до недавних пор программы «купи однушку» появилась альтернатива – инвестиции в апарт-отели, когда за твой юнит отвечает управляющая компания. Также силу будет набирать краудфандинг и, имея несколько тысяч рублей, человек сможет ежемесячно вкладывать в краудфандинговые платформы. Другой вопрос, что пока это незащищенный инструмент, но законодательство и платформы развиваются, активно разрабатывается инструментарий для защиты инвестора.

 – Что сдерживает активное распространение коллективного инвестирования на рынке?

– Владение «однушкой» является более понятным: людям нужно где-то жить, и, несмотря на кризис, квартиру инвестор кому-нибудь да сдаст. И в долгосрочной перспективе эта «однушка» точно будет расти в цене. Кроме того, проблема коллективных инвестиций в России обусловлена тем, что за 70 лет социалистического строя мы изголодались по свободам и праву распоряжаться чем-либо. Но по мере роста количества таких объектов, как апарт-отель Vertical, которые будут доказывать свою успешность и надежность, спрос на коллективные инвестиции будет расти.

 – На последнем Рождественском саммите в Москве вы говорили о том, что недвижимость была и остается самым надежным и быстрорастущим активом в последние годы на всех мировых рынках. На каких данных основано это утверждение?

– Эксперты группы Becar проводили исследование доходности разных активов за более чем 20-летний период – за 1992-2015 годы. По данным исследования, с 1992 года нефть и золото подорожали в долларах в 3 и в 3,4 раза соответственно. Акции тоже были хороши для сохранения средств. Dow Jones за 23 года вырос в 5,4 раза, а индекс РТС – в 9 раз. Квадратный метр в Нью-Йорке вырос в 4 раза, в Лондоне – в 6 раз, в Санкт-Петербурге – в 9 раз в долларах США.


АВТОР: Ольга Фельдман



30.08.2016 09:00

Президент Союза архитекторов России Андрей Боков считает, что строительный комплекс в стране необходимо полностью обновить и приступать к этому надо как можно скорее. Реформы должны охватить все этапы: от подготовки специалистов предпроектной и проектной работы до эксплуатации зданий и утилизации построенного.


– Вы были одним из авторов поправок в ФЗ-169 «Об архитектурной деятельности в РФ». Что именно нужно в нем изменить?

– Во-первых, это введение института профессиональной квалификации. Мы оказались в законодательном вакууме, из-за которого скоро ни архитекторов, ни инженеров в стране юридически не будет. Наши вузы готовят сегодня только бакалавров и магистров. Но чтобы стать квалифицированным архитектором или инженером, необходимо пройти профессиональную практику, которая длится от трех до пяти лет, сдать экзамен и получить квалификационный документ государственного образца. После этого статус профессионального архитектора нужно постоянно подтверждать. Все это и есть система непрерывного образования, и ее отсутствие – главное, что мешает становлению профессии и засоряет рынок огромным числом непрофессионалов и самозванцев.

Во-вторых, необходимо создать институт, объединяющий профессиональных архитекторов, занимающихся практикой. Каждый из его участников должен поставить подпись под документом, подтверждающим готовность следовать кодексу профессиональной этики. Архитектура принадлежит к группе социально ответственных профессий, таких как профессия врача, юриста или адвоката. Их практика таит в себе искушения, соблазны и риски, из которых самый опасный – превращение в циничного предпринимателя, который работает только на заказчика, тогда как обязан в первую очередь служить интересам общества.

– Когда будут приняты поправки в этот закон?

– Они поддержаны рабочей группой при Совете Федерации Федерального Собрания РФ и находятся на стадии обсуждения. Но против принятия этих поправок выступают те, кто упорно рассматривает архитектурное проектирование, да и любую профессиональную практику как предпринимательскую деятельность. Более того, сегодня в соответствии с действующим законодательством именно они часто представляют на государственном уровне интересы профессионального сообщества, прежде всего через институт саморегулируемых организаций. Именно их усилия­ми множество непрофессионалов получили сегодня допуск к профессиональной практике.

И если СРО в области строительства и подряда еще как-то объяснимо, так как дееспособность компаний вполне можно оценить на основании имеющихся у них оснащения, производственных мощностей, то дееспособность проектной организации оценить сложно. Основной показатель здесь – число сотрудников и их квалификация, а для того чтобы подтвердить статус организации, много ума не требуется.

– То есть вы считаете институт СРО неэффективным?

– Он не просто неэффективен, он разрушает профессию. Беда в том, что строительные и девелоперские компании, структуры заказчиков создают у себя проектные организации, которые работают только на них, а не на потребителя. Мирясь с этим, мы получаем в итоге дикие цены на некачественное жилье. Сегодня у нас в стране рынок определяют 30-40 крупнейших застройщиков. Я не против их существования, но они не имеют права фактически монопольно управлять политикой в сфере градостроительства и регулирования профессиональной практики. Они вправе зарабатывать деньги, но делать это надо не только в рамках закона, но и не задевая интересы других. Прежде всего тех, для кого возводятся эти дома и квартиры. Неправильно строить жилье по невероятной цене, не соответствующей реальным доходам людей и их предпочтениям. Сложные схемы при получении земельного участка и ГПЗУ, вытеснение конкурентов, прежде всего из малого и среднего бизнеса, – все это становится некой нормой.

В мире подобные действия запрещены и квалифицируются как «конфликт интересов».

– От общего перейдем к частному. Расскажите об основных принципах наиболее удачного сочетания современной архитектуры в исторических городах, таких как Петербург.

– Многое из того, что было построено в Петербурге в прошлом веке, – это работы высочайших профессионалов. Даже здания эпохи советского модернизма, 1960-1980-х годов, к которым многие относились и относятся скептически, как правило, не разрушают городскую ткань. Их стилистика – в основном сдержанная версия архитектурного языка, очень петербургская, не оскорбительная для города. И объясняется это такими простыми и понятными словами, как «мастерство» и «профессионализм».

– Что происходит с современной постройкой сейчас?

– В среднем качество того, что возникает на периферии Петербурга, намного выше, чем в других городах, в том числе в Москве. И дело даже не в том, как нарисован и покрашен фасад. Дело в градостроительной политике и ее приоритетах. Если главное – построить детсад за три месяца, а не то, каково там будет детям, то это вопрос выбора политики и вопрос нравственного состояния. У петербургских застройщиков с нравственностью, пожалуй, лучше, чем у многих их коллег.

– Насколько сейчас в целом у девелоперов востребованы предложения архитекторов?

– Не секрет, что строительный комп­лекс сейчас себя чувствует не очень уверенно. Объемы отрасли падают, рынок схлопывается, и это в первую очередь сказывается на проектировании. Печально то, что параллельно резко сужается круг задач архитектора. Ставка на типовое проектирование, ограничение сферы деятельности архитектора схемами и фасадами, лишение авторских прав. Все это связано с кризисом и являет собой результат инициатив законодателей и Минстроя.

– Что тогда нужно предпринять, чтобы изменить ситуацию с жильем?

– Надо развивать другие механизмы и формы, такие как жилищно-строительные кооперативы и индивидуальное жилищное строительство. Сегодня из 84 млн кв. м введенного жилья почти половина – ИЖС. Интерес к такому жилью огромен, но люди строят себе дома кустарно и непрофессионально, и именно поэтому данную индустрию нужно развивать.

На участках высотной застройки с арендным жильем вполне уместны забытые нами дома-башни, популярные на Западе и на Востоке. Наименее жизнеспособны самые популярные в России дома – многоэтажные «заборы». Строя их, мы создаем проблемы для будущих поколений. Ни один подрядчик не называет «срок годности» таких домов. Они чрезвычайно дороги не только в создании, но и в эксплуатации, и расходы будут постоянно расти на фоне падения цены квартир. И происходит это потому, что архитекторов не слушают, а слушают нынешних менеджеров. А им все равно, чем руководить – буфетом на вокзале или архитектурой большого города.

– И когда же все это закончится?

– Тогда, когда нашим приоритетом станет накопление человеческого капитала, а не что-то иное. Когда именно это произойдет, сказать сложно, но уже сегодня мы обязаны принимать решения с заботой о долгосрочных последствиях. Не нужен талант предсказателя, чтобы понять, что дальнейшее упорное строительство многоэтажек и апартаментов в картофельных полях – это тупик. Строительная отрасль должна срочно обновляться, эволюционировать. Надо использовать «зеленые» технологии, заботиться о ресурсосбережении. Об этом принято много говорить, но в жизни мы предпочитаем не меняться, тем более что у панельных «заборов» 50-летней давности, в отличие от автомобилей, нет на рынке конкурентов, да и самого рынка нет. Итогом этого будет еще более заметное падение качества нашего окружения, расплачиваться за которое будут наши сограждане.

Все эти проблемы, точнее, необходимость их решения, и определяет контуры будущего, которое, надеюсь, окажется не столь далеким.

Кстати

Андрей Владимирович Боков родился 26 сентября 1943 года в г. Москве. Российский архитектор, доктор архитектуры, генеральный директор ГУП МНИИП «Моспроект-4» (1998-2014), Президент Союза архитекторов России, академик Российской академии архитектуры и строительных наук.


АВТОР: Ольга Кантемирова