«Чемодан без ручки». Объекты наследия остаются проблемой для современного использования


04.02.2019 11:25

В Санкт-Петербурге и Ленобласти сохраняются сотни зданий – объектов наследия, которые не используются, и вряд ли найдут пользователя в обозримом будущем. По оценке экспертов, несмотря на историческую ценность, значительная часть этих памятников – не активы, а «головная боль» для собственников.


Как в поговорке

Многие объекты наследия (разумеется, прежде всего, не крупные, федерального значения, которые собирают туристов, а небольшие, со статусом региональных и даже выявленных памятников) все больше напоминают «чемодан без ручки» из известной поговорки – который и бросить жалко, и нести неудобно.

По данным КГИОП, по состоянию на начало октября 2018 года, на территории Петербурга насчитывалось 8960 объектов культурного наследия. Из них 3761 – федерального значения, 2340 – регионального, 2859 – выявленных объектов. По оценке экспертов, по крайней мере, несколько сотен их них еще с советских времен находятся в крайне неудовлетворительном состоянии и не используются.

Причина ситуации достаточно проста: требования к реконструкции и реставрации объектов наследия с целью приспособления для современного использования настолько строги, что потенциальные инвесторы просто не хотят за это браться, несмотря на имиджевые плюсы, которые дает размещение в таком здании.

«Петербург – уникальный по размерам и сохранности исторического наследия мегаполис; ничего похожего в мире нет. И любая попытка вторжения в сложившуюся архитектурную среду вызывает крайне бурную негативную реакцию общественности. С одной стороны, такое трепетное отношение к наследию – это прекрасно, с другой – не дает использовать здания-памятники», - отмечает генеральный директор Knight Frank SPb Николай Пашков.

С ним соглашается директор Архитектурного бюро «Литейная часть-91» Рафаэль Даянов. «В Петербурге сегодня самое жесткое охранное законодательство из всех, с какими мне довелось знакомиться в мире. В 2003 году мы работали над приспособлением Комендантского дома в Петропавловской крепости. В частности, над его двориком была установлена крыша. Проект в целом оказался успешным, сейчас этот объект очень востребован, там проходит множество мероприятий различной направленности. Но в рамках нынешнего законодательства, этот проект не мог бы быть реализован», - отмечает он.

Результатом крайне жестких требований в этой сфере, по оценке экспертов, в значительной мере стал результат, по сути, обратный тому, к которому стремились законодатели. Да, объекты наследия никто не перестраивает, они вообще перестали вызывать интерес у потенциальных инвесторов, и теперь продолжают естественным образом разрушаться, поскольку бюджетных средств на реставрацию на все здания-памятники, очевидно, хватить не может.

Долго ли, коротко ли

На сегодняшний день, даже крупный исторический объект в центре Северной столицы очень проблематичен с точки зрения окупаемости. «Мы разрабатывали итоговый проект реконструкции Никольских рядов на Садовой улице. Там разместились две гостиницы крупных международных брендов Holiday Inn Express и Meininger Hotel Gruppe. Функционально проект, на мой взгляд, очень успешен – вместо руин в центре города появился востребованный объект. Но вот относительно экономической выгоды – я не настолько уверен», - говорит Рафаэль Даянов.

«В такой ситуации невозможно получить краткосрочную доходность. Берясь за реализацию проекта в объекте наследия, инвестор должен ориентироваться на долгосрочную перспективу. В данном случае, гостиничный сегмент, на мой взгляд, был оптимален. Отели не слишком большой звездности в историческом центре Петербурга будут востребованы всегда, даже не в высокий сезон. Соответственно, они постоянно будут генерировать прибыль, и «долгом шаге» обеспечат и окупаемость, и хорошую инвестиционную ценность объекта», - считает Владислав Юрковский, директор по инвестициям компании VIYM (собственник Никольских рядов).

Поэтому, по его словам, имеются инвесторы, готовые вкладывать в исторические объекты в хороших локациях. «Они понимают, что долгосрочная инвестиция будет приносить, может быть, небольшую, но стабильную прибыль», - заключает эксперт.

По словам Николая Пашкова, у большинства исторических объектов очень «сложная экономика», поскольку затраты и сложности при приспособлении к современному использованию очень велики. «При покупке таких зданий, в основном, 40 тыс. рублей за 1 кв. м – это граница экономической целесообразности; а выше 60 тыс. рублей – практически не окупаемый в перспективе вариант», - отмечает он.

Эксперт отмечает также, что для памятников промышленной архитектуры одним из потенциально наиболее привлекательных вариантов использования является создание креативных пространств. «Такие проекты не требуют изменения планировки здания внутри и нуждаются в существенно меньших единовременных инвестициях», - говорит Николай Пашков.

«В таком случае есть возможность реконструировать объект постепенно. Поэтапное инвестирование в преобразование пространства комфортно для собственника. По мере выполнения улучшений и повышения класса объекта, может увеличиваться и арендная плата. При этом постепенное обновление дает возможность анализировать процесс и планировать развитие проекта в целом», – констатирует управляющая креативного пространства «Бертгольд-центр» Алена Цветкова, отмечая, что на этом объекте подход оказался экономически оправданным.

Между «нагрузкой» и «изюминкой»

Отдельную проблему представляют собой объекты наследия, находящиеся в составе крупных территорий «серого пояса», направляемых под редевелопмент. «Приспособление их под жилье, что экономической точки зрения было бы максимально привлекательно, практически невозможно. Планировки, которые, как правило, являются предметом охраны, совершенно не подходят для такого функционала. Паркинги размещать негде, озеленение, как правило, - тоже», - отмечает Николай Пашков.

Реконструкция объектов наследия в составе проектов застройки – это практически всегда дополнительная «нагрузка» на девелопера, считает руководитель Консалтингового центра «Петербургская Недвижимость» Ольга Трошева. «Разумеется, застройщики, у которых на территории проекта имеются какие-то объекты наследия, подписывают соответствующие охранные обязательства, готовят проект реставрации и осуществляют ее, стараясь приспособить здание для того или иного современного использования. Но самостоятельной «экономики» у этих зданий нет. Затраты на исторические строения покрываются из доходов, полученных при реализации девелоперских проектов. Реставрация – это своего рода социальная «нагрузка», особенно, если речь о зданиях, находящихся не в историческом центре, а «на отшибе», - отмечает она.

Альтернативное мнение высказал директор по маркетингу Группы RBI Михаил Гущин. «Проекты реконструкции объектов наследия, находящихся на территории современной застройки, с точки зрения формальной рентабельности, действительно, редко когда выходят «в ноль». С этой точки зрения, они только добавляют девелоперам хлопот. Но сам факт присутствия такого объекта в составе жилого комплекса, особенно, если застройщик сумел придумать интересный формат для его современного использования, создает дополнительную ценность для возводимого жилья. Это привлекает к ЖК дополнительный интерес. Кроме того, исторический объект задает оригинальный архитектурный посыл для новых зданий, стимулирует искать интересные решения внешнего облика комплекса», - считает он, приведя в пример ряд комплексов холдинга. Михаил Гущин добавляет, что объект наследия, гармонично «встроенный» в современный проект, позволяет повысить цены на жилье в нем до 10%.

Впрочем, эксперты солидарны в том, что реконструкция объектов наследия с приспособлением их под современное использование вне «больших девелоперских проектов», с точки зрения рентабельности, крайне проблематична, а значит вопрос повышения интереса инвесторов к зданиям-памятникам сохраняет актуальность.


АВТОР: Михаил Кулыбин  



18.01.2019 11:43

В Смольном – новые назначения руководителей отраслевых комитетов. Для строителей особенно важно, что в администрацию вернулись Валерий Калугин в роли председателя Комитета имущественных отношений и Роман Голованов, который возглавил Комитет по инвестициям.


В минувший четверг вр. и. о. губернатора Петербурга Александр Беглов назначил 6 новых глав комитетов Смольного. В числе прочих были объявлены имена новых руководителей Комитета имущественных отношений (КИО) и Комитета по инвестициям (КИ).

Председателем КИО стал Валерий Калугин. Бизнесу города он хорошо известен, поскольку работал в Комитете по земельным ресурсам и землеустройству (КЗРЗ) с 1994 года. В частности, 8 лет занимал пост его главы. Должность он покинул только в 2015 году после объединения КЗРЗ с Комитетом по управлению городским имуществом (КУГИ) в единый Комитет имущественных отношений, который возглавила Юлия Лудинова. После увольнения Валерий Калугин занимался бизнесом – был гендиректором ООО «Консалтинговая группа ВВК».

Слухи о возвращении Валерия Калугина в Смольный ходили последние три месяца. Он их не опровергал. Но и уточнений по своей миссии в новой команде не давал. Поэтому его прочили на место главы КИО, которое с августа 2017 года занимал вице-губернатор имущественного блока Михаил Мокрецов. Прошение вице-губернатора об отставке было удовлетворено в конце декабря. Сейчас главным кандидатом на пост вице-губернатора называют Евгения Елина, который ранее руководил Комитетом по экономическому развитию Смольного. Но назначение еще не состоялось.

Что касается КИО, то формально Валерий Калугин заменил в должности главы комитета Александра Германа, который временно исполнял обязанности его руководителя после отставки Михаила Мокрецова. В новой иерархии Герман занял пост зама Валерия Калугина.

Глава Российского аукционного дома Андрей Степаненко в беседе со «Строительным Еженедельником» назвал назначение Валерия Калугина на пост главы КИО праздником для всего имущественного блока города. «За последние 6 лет это первое разумное решение о назначении чиновника в этой сфере. Пришел грамотный человек, который обладает всеми необходимыми для активной и эффективной работы качествами: он умный, профессиональный, креативный и может создать хорошую команду. Это ровно то, чего не хватало руководителям КИО в команде губернатора Полтавченко», – говорит Андрей Степаненко. Он выразил надежду, что у нового главы КИО есть план и стратегия по оптимизации имущественного блока. «Но надо понимать, что блок разрушен. Там одни руины. Многое придется создавать заново. Поэтому к прежней модели управления имуществом не вернуться. Но лучшие практики Петербурга (а город – передовик всей страны во многих имущественных вопросах) наверняка будут учтены при создании новой структуры», – говорит Андрей Степаненко.

Второе важное назначение – Роман Голованов на посту главы Комитета по инвестициям. Летом этого года он покинул Смольный после десяти лет работы в комитете, где в последнее время отвечал за проекты государственно-частного партнерства (до этого активно принимал участие в проектах реконструкции аэропорта «Пулково» и строительства ЗСД). Вернувшись, он заменил недавно отставленную с поста главы КИ Ирину Бабюк.

«Назначение многолетних первых зампредов председателями комитетов – абсолютно логичное решение, – уверен девелопер Олег Барков. – Но Петербургу реально необходима смена моделей развития практически во всех областях городской жизни и экономики, в сторону улучшения качества управления и резкой интенсификации. И в некоторых областях эти изменения должны быть кардинальными. Насколько с этой задачей могут справиться люди, много лет работавшие в составе прежнего правительства или даже предыдущего, – это большой вопрос и большой личный вызов для них».

Другие назначения:

Юрий Калабин сменил на посту главы Комитета по промышленной политике и инновациям Петербурга Максима Мейксина, который работал в Смольном с 2013 года.

Дмитрий Лисовец назначен новым председателем Комитета по здравоохранению вместо Михаила Дубины.

Александр Бельский назначен главой Комитета территориального развития вместо Игоря Князева.

Валерий Москаленко стал новым главой Комитета по экономической политике и стратегическому планированию вместо Ивана Филиппова.


АВТОР: Михаил Светлов



17.01.2019 13:12

Город меняет правила закупки квартир для сирот. Теперь бывшие детдомовцы смогут занимать не более 25% квартир в одном корпусе многоквартирного дома.


Депутаты петербургского Заксобрания приняли в первом чтении законопроект, который усложнит закупку городом квартир для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Согласно документу, для бывших детдомовцев город будет закупать не более 25% квартир в одном корпусе многоквартирного дома. Закон должен вступить в силу 1 февраля 2019 года.

Инициаторы этой идеи, депутаты Денис Четырбок и Михаил Погорелов, считают, что таким образом удастся предотвратить возникновение «социальных гетто» в новостройках. По их данным, воспитанники детских домов, получая квартиры, нередко живут все вместе на одной жилплощади, а остальные помещения сдают. Другие жители таких домов жалуются на асоциальное поведение льготников. В частности, подобные инциденты были зафиксированы в проекте «Новая Охта», который в Красногвардейском районе строит «Группа ЛСР».

В прошлом году Смольный закупил 645 квартир для сирот, в том числе, 498 у «Группы ЛСР». Остальное закупали у компании «Дальпитерстрой» в Ленсоветовском. В этом году будут куплены еще 200 квартир на 1,2 млрд рублей.  Итоги очередного конкурса подведут 21 января текущего года.

Но большинство участников рынка в массовых закупках жилья не участвуют из-за низкой цены, которую предлагает город. Ее определяет Минрегион. И на этот год для Петербурга она составляет всего 69,5 тысяч  рублей за 1 кв.м. При этом власти закупают для госнужд жилье или в сданных домах, или в корпусах высокой степени готовности. По данным КЦ «Петербургская недвижимость», самые скромные рыночные цены на такую недвижимость (в районах Шушар, Ручьев, в Ленсоветовском) на первичном рынке города составляют 75-80 тыс. рублей за 1 кв.м.

По этой причине, традиционно в торгах участвуют только упомянутые девелоперы «Группа ЛСР» и «Дальпитерстрой», у которых много готового жилья, и потому цена оптовой закупки их устраивает.

В пресс-службе «Группы ЛСР» на вопрос о том, как изменения в законодательстве могут повлиять на активность компании на торгах, не ответили, сославшись на то, что закон еще не принят. «Если эти изменения будут приняты, то мы, как законопослушная компания, будем работать в рамках правового поля. Условия конкурса определяет город. А мы лишь принимаем решение участвовать в том или ином конкурсе или нет», - пояснили в «Группе ЛСР».

Совладелец «Дальпитерстроя» Аркадий Скоров завил, что компания будет и дальше участвовать в таких торгах и обладает необходимым запасом квартир, нужных городу. «Но, на мой взгляд, можно было бы и побольше процент жилья для сирот сделать - 30-40% от общего количества квартир в доме», - отметил он.

Кстати

Всего в 2018-2019 годах город планирует купить жилье для детей-сирот, очередников и льготников на сумму 9 млрд рублей. Для сравнения, в 2017 году город закупил квартиры на 6 млрд рублей.  А всего с 2008 года город купил для госнужд почти 10 тыс. квартир на сумму более 22 млрд рублей. Согласно плану, до 2020 года очередь из нуждающихся в улучшении жилищных условий петербуржцев планируют сократить на 60%.


АВТОР: Михаил Светлов